Абхазская война 1992-1993 гг: память меркнет для нового поколения
Отказ от ответственности
Просмотры: 2040
Языки: 

Это конфликт, который породил около четверть миллион внутренно перемещеных лиц  и привел к смерти еще около 10 000 - 15 000 человек, глубоко травмировав национальную психику Грузии. Однако по прошествии более чем 25 лет в грузинских учебниках истории едва упоминается о жестокой войне 1992-1993 годов между  грузинами и абхазами за контроль над Черноморским регионом Абхазии, в результате чего подавляющее большинство молодых людей Грузии в значительной степени не располагают информацией о конфликте, который изменил историю их страны.   

Подобное пренебрежительное отношение к историческим фактам отчасти можно объяснить нежеланием углубляться в причины поражения; однако при детальном рассмотрении гораздо большую роль играет банальная прагматика. В Грузии при подготовке к государственным  вступительным экзаменам в высшие учебные заведения абитуриентам не задают вопросов относительно абхазского конфликта, поэтому многие учителя старших классов равно как и родители учеников не видят  причин тратить драгоценное время на изучение данной темы.  

Объем информации касательно этого вопроса в 12 различных учебниках для 12-17 - летних школьников варьируется от нескольких страниц до нескольких абзацев; в основном война вкратце описывается как небольшой эпизод  в качестве иллюстрации общего хаоса, царившего в Грузии времен раннего постсоветского периода.   

”В учебнике нет какой-либо конкретной информации кроме той, которую  без проблем можно найти и в Google", - комментирует 15-летняя Мариам Шония, ученица Тбилисской государственной школы № 145.  "Только основные факты, за которыми не следует никакого анализа или выводов, больше ничего.”

Восемнадцатилетний Георгий Шакарашвили, выбравший историю в качестве вступительного экзамена в университет, зафиксировал все факты,  приведеннные в учебнике, но не более того, подтверждает он. Выпускник Тбилисской государственной школы №175 не помнит случая, когда война обсуждалась в классе.  “Единственное, что я помню, так это то, что была война между грузинской стороной и абхазскими сепаратистами, и грузины ее проиграли.” 

Отец подбадривает свою дочь, старшеклассницу Тбилисской государственной школы № 39, перед сдачей ежегодного национального экзамена, который позволит ей поступить в государственный университет или какой-то другой вуз. Лишь немногие из грузинских абитуриентов выбирают историю в качестве основной специальности.
В грузинских учебниках конфликт с Абхазией не упоминался вплоть до начала 2000-х годов. Один из первых текстов, показанный здесь, относится к 2002 году.
В этом учебнике истории 2002 года Россия открыто обвиняется в сепаратистских конфликтах как в Абхазии, так и в Южной Осетии. "Россия начала активные действия в так называемой "Южной Осетии" во время конфликта 1991-1992 годов, - говорится в тексте. В Абхазии факт ввода грузинских войск в Сухуми в 1992 году интерпретируется как ошибка, которая привела к призывам к "отечественной войне“ против ”агрессора", то есть Грузии
В учебнике истории Грузии 2005 года, опубликованном через два года после "Революции роз", вновь сформированная в начале 1990-х годов армия Грузии изображена слабой, дезорганизованной и недостаточно оснащенной для того, чтобы оказать должное сопротивлениие всякого рода провокациям. В нем утверждается, что после распада Советского Союза в 1991 году Москва начала активно поддерживать сепаратистов в Грузии.
Учебники по истории, которые сейчас используются в грузинских школах, были утверждены в 2012 году при администрации бывшего президента Грузии Михаила Саакашвили. В данной версии учебника издания «Клио», используемом в качестве учебного пособия для 9-го класса, лишь одна глава посвящена конфликту 1992-1993 годов в Абхазии.

Опрошенные учителя говорят, что решение о том, освещать ли события 13-месячного конфликта или нет полностью зависит от преподавателя. Государственная образовательная программа Грузии, согласно которой устанавливается, какие предметы и как следует преподавать в школах, не предполагает углубленного и детального изучения абхазского вопроса. 

В рамках данной программы “отведен всего один урок, и есть несколько абзацев в учебнике, чтобы коснуться этого крайне болезненного вопроса и разъяснить его учащимся",  - уточняет Лия Эбралидзе, 52 года, учитель истории в частной школе Творческого Образования в Тбилиси.  “Таким образом, углубляться ли в этот вопрос или нет зависит от учителей и их стандартов. Иными словами, правительство предпочитает оставить одну из самых чувствительных тем [в Грузии] на усмотрение учителя.”

Однако учителям приходится отвечать перед родителями учеников, которые возлагают на них ответсвенность за то, сдадут ли их дети вступительные экзамены в университет или нет.

”Если учитель тратит слишком много времени на детальный анализ темы, которой в учебном плане отведено меньше времени, учащиеся пропустят что-то другое, необходимое при cдаче экзамена, и тогда  родители спросят  с нас, учителей", - объясняет 54-летняя Тинатин Васадзе, завуч школы Творческого Образования

“И они будут правы. Таков парадокс этой системы образования.”

Несмотря на неоднократные попытки Chai-Khana.org, министерство Образования Грузии так и не откликнулось на просьбу дать комментарии по теме образовательной программы и учебников  по истории.

"Я полагаю, что правительство пытается обойти некоторые болезненные вопросы стороной, чтобы не спровоцировать еще большую напряженность между соседними странами [Грузией и Россией], и поэтому подача информации в учебниках бессмысленна”, - считает 35-летняя учитель истории Тбилисской государственной школы № 202 Тамуна Турашвили. “Отсутствует ответ на  главный вопрос -  " почему?". Сухие факты сами по себе не могут дать никакой ценной информации.”

Один из авторов учебников обьясняет почему в школьных книгах истории информация o войне ограниченно.

"Только 20 процентов реальной информации  по теме попадает в учебники по  истории; это происходит из-за необходимости охватить все в одном учебном плане", - поясняет 44-летний профессор истории Тбилисского государственного университета Бондо Купатадзе.  Более того, многие авторы учебников, по его утверждению, склонны “с некоторым опасением” относиться к абхазскому вопросу и новейшей истории Грузии.

”Сегодня в школьных учебниках по истории нам не хватает анализа", - признает Купатадзе.  "Учащиеся едва ли в состоянии составить свое представление об исторических процессах в целом. Они не могут отличить причину от следствия; в результате,  в университетах мы получаем студентов, которые просто привыкли к зубрежке, но не научились анализировать.”

15-летняя Мариам Сония родилась в Тбилиси, но ее семья родом из Абхазии. Она никогда не видела регион, хотя и участвует в программах, объединяющих молодежь по обе стороны конфликта. “Сегодня у нас есть интернет и мы можем абсолютно легко обмениваться информацией. Поэтому я надеюсь, что, по крайней мере, хотя бы такого рода общение можно восстановить в молодежной среде”, - говорит она.
Сара Лагирвандзе, 6 лет, родилась в грузинском городе Кутаиси, но, будучи ребенком внутренне перемещенных лиц (ВПЛ) из Гальского района Абхазии, считается вынужденным переселенцем, хотя сама никогда не бывала в Абхазии. Ее родители покинули Абхазию в 1993 году.
Многие из десятков тысяч перемещенных лиц из Абхазии оказались в переоборудованных зданиях советской эпохи, таких как это коммунальное жилое здание, в котором когда-то размещалась служба охраны военного аэропорта неподалеку от города Кутаиси в Центральной Грузии. На плитах за пределами поселения по-прежнему сохранились изображения Кремля (слева) и советского солдата (справа).
Рубен Чабукиани, 15 лет, родился десятилетие спустя после окончания войны в Абхазии. Он никогда не бывал в Абхазии, но, однако, идентифицирует себя как жителя города Очамчире на юге Абхазии, где находится дом его родителей.
Слушая рассказы о конфликте в Тбилиси 1992-1993 годов с этническими абхазами, дети этих внутренне перемещенных лиц из Абхазии, вероятно, скорее прислушаются к историям своих родственников, чем к информации, которую им преподносят в школах. Здесь мы видим их рядом с поселением внутренне-перемещенных лиц на бывшей советской военной базе в Копитнари, примерно в 20 километрах к юго-западу от Кутаиси.
Георгий Джавахишвили, студент магистратуры исторического факультета Тбилисского государственного университета, надеется, что национальный архив Грузии сможет предоставить подробную информацию об абхазском конфликте, которой, по его словам, его не могут снабдить в университете. Несмотря на то, что об абхазской войне снято достаточное количество документальных фильмов, он считает, что государственное финансирование предполагает “субъективные заявления в отношении Абхазии.”
Учитель государственной общеобразовательной школы Тамуна Турашвили, которая также подрабатывает репетитором по истории, опасается, что утвержденные учебники никогда не будут объективно освещать новейшую историю Грузии. "Каждый этап нашей новейшей истории связан с той или иной политической кликой. Поэтому в материалах о политическом курсе при [бывших президентах Звиаде] Гамсахурдии, [Эдуарде] Шеварднадзе или [Михаиле] Саакашвили всегда будет сохраняться предвзятость”, - утверждает она.
По словам Георгия Шакарашвили, только три студента его выпуска 2018 года из класса, насчитывающего более 30 человек, выбрали историю в качестве предмета, который они хотели бы сдать на экзамене при поступлении в университет. Георгий стал одним из трех.

Однако некоторые учителя пытаются выйти за рамки той краткой информации, которая содержится в учебниках.

Учитель истории Николоз Агладзе, 28 лет, говорит, что на уроках устраивает онлайн просмотр видео о Грузии начала 1990-х годов; например, сериала режиссера-документалиста Тома Шагулашвили “Новейшая история Грузии” -- чтобы помочь своим ученикам 11-го и 12-го классов школы Ньютон, частного учебного заведения, получить более полное представление о том, какие события происходили во время абхазской войны.

”Я всегда стараюсь, чтобы мои ученики увидели проблему с обеих сторон и  подтвердили свой аргументи", - утверждает он.

В свою очередь, 65-летняя Нана Каркарашвили, которая более 40 лет преподает историю в государственных школах Тбилиси, иногда дает своим ученикам задание в виде подготовки презентации о войне с использованием фото-слайд-шоу, информации из первоисточников и онлайн-видео. 

Каркарашвили, учитель Тбилисской государственной школы № 155, говорит, что, в конечном итоге именно  “уровень базовых знаний и интереса” ее учеников определяет, проводит ли она более одного урока  на тему абхазской войны или нет.

Однако информация, которую предоставляют учителя, может оказаться непредсказуемой.  18-летняя Элен Абрамидзе, старшеклассница Тбилисской государственной школы № 175, вспоминает, как на уроке рассказывали о том, что абхазы “играли отрубленными головами наших солдат” – официално необоснованный, хотя и часто повторяющийся история.

Напротив, Самхарадзе Ани, 18 лет, недавняя выпускница государственной школы № 161, не помнит, чтобы на уроке что-либо рассказывали в принципе. “Я просто имею общее представление исходя из того, что показывают по телевизору или рассказывают родители”, - говорит Самхарадзе, дядя которой погиб на той самой войне.

Те подростки, которые, как и Мариам Шония, являются детьми внутренне перемещенных лиц из Абхазии, становятся свидетелями  разговоров о войне дома. Но Шония ищет чего-то большего.

"Тезисы типа  ‘Абхазия - наша боль’  где-нибудь на стене [на улице], не дают никакого ответа на мои [общие] вопросы", - говорит она. Поэтому, чтобы найти ответы ей хотелось бы проводить больше тематических дискуссий как с  грузинской, так и с абхазской молодежью.

Учитель истории Эбралидзе полагает, что, в конечном счете, главная ответственность за распространение информации о конфликте нужно искать в другых  инстанциях.  

"Преподавание истории должно стать вопросом государственной важности", - говорит она. "Страна должна информировать свой народ о том, что произошло и как это произошло.”

 

Из книги "История 12" в 12 классе. Авторы: Гванца Абдаладзе, Ната Ахметели, Бондо Купатадзе, Николоз Мургулия; Глава 63: Распад СССР и независимость Грузии, стр. 324-325 (издательский дом Диогене, Тбилиси, Грузия:2012)


6 января 1992 года [тогдашний президент Грузии-Ред] Звиад Гамсахурдиа вместе со своими сторонниками покинул Тбилиси и  попытался найти убежище сначала в Армении, а затем в Чечне(1). Применение военной силы привело к падению законного правительства. К власти пришел военный совет (Джаба Иоселиани, Тенгиз Китовани, Тенгиз Сигуа).

[Пример 5: драка на улицах Тбилиси]

Военный переворот в стране начался с гражданской войны. Сторонники покинувшего страну Звиада Гамсахурдиа продолжали борьбу. Кризис только усилился, что создало благоприятные условия для абхазских и осетинских сепаратистов. Грузинская интеллигенция посчитала, что возвращение из Москвы [бывшего первого секретаря Коммунистической партии Грузии и начальника КГБ – ред.] Эдуарда Шеварднадзе - это единственный способ вывести страну из кризиса. В марте 1992 года Эдуард Шеварднадзе вернулся в Грузию. Военный совет передал власть Государственному Совету, председателем которого и стал Шеварднадзе. В октябре 1992 Года,

состоялись парламентские выборы. Функции главы государства были возложены на председателя парламента Эдуарда Шеварднадзе.

[Пример 6: штаб-квартира правительства Абхазии в Сухуми]

В период Гражданской войны войска Звиада Гамсахуриа контролировали часть Западной Грузии, сепаратисты контролировали Абхазию (2) и Шида Картли(3) [территория Южной Осетии-Ред]. Решением Государственного совета в августе 1992 года грузинская полиция вместе с войсками вошла в Абхазию для защиты транспортного коридора. Этот шаг оказался большой политической ошибкой. Войска оказались вовлечены в военные действия.  Началась война. На стороне абхазских сепаратистов в военных действиях также принимали участие наемники с Северного Кавказа и части российской армии, находившиеся на абхазской территории. Сепаратисты взяли Гагру, Сухуми, Очамчире, Гали, а 27 сентября 1993 года Сухуми пал. Около 300 000 грузин и граждан других национальностей были изгнаны из Абхазии. Сепаратисты пересекли границу на реке Ингури.

В стране возобновился гражданский конфликт. "Звиадисты" обвинили правительство Шеварднадзе в потере Абхазии. Сторонники экс-президента потерпели поражение. В декабре 1993 года в условиях, которые до сих пор остаются не до конца ясными, скончался первый президент Грузии Звиад Гамсахурдиа(4). В стране продолжились анархия и беспорядки. . .

Вопросы [выбранные для обсуждения по теме -Ред]:

2. Как Вы считаете, какова была роль внешних сил в гражданской войне в Грузии?

5. По Вашему мнению, в какой степени гражданская война способствовала потере территорий Грузии?

6. Насколько легитимны были военный совет и пост Эдуарда Шеварднадзе в качестве председателя?

7. Что такое правительственный кризис? По Вашему мнению, какими средствами  его можно преодолеть или урегулировать?

Задание :

1. Найдите различные материалы о гражданской войне, в том числе о войнизированном конфликте  в Тбилиси, и напишите эссе на тему “Гражданская война и государственные интересы.”

2. Подготовьте эссе на тему " Революция роз 2003 года и трансформация политического курса Грузии.”

Переводено и опубликовано с разрешения издательства "Диоген", Тбилиси, Грузия


(1) Чайхана: фактически, прежде чем отправиться в Армению, президент Звиад Гамсахурдиа сначала въехал в Азербайджан, что обеспечило ему безопасный транзит,.

(2) Чайхана: изначально, до сентября 1993 года Абхазия не находилась под контролем сил, выступавших против грузинского правительства в Тбилиси. 

(3) Чайхана: Шида Картли, регион, на территории которого расположена Южная Осетия, в 1993 году не находился целиком под контролем сепаратистов. После вооруженного конфликта 1991-1992 годов из-за автономии Южная Осетия оставались под контролем Тбилиси до 2008 года. В остальной части Шида Картли никогда не было каких-либо сепаратистских движений.

(4) Чайхана: это касается постсоветской эпохи. С 1918 по 1921 год Ноэ Джордания занимал пост президента Первой Независимой Грузинской республики и до 1953 года оставался главой правительства Грузии в изгнании.


Сентябрь, 2018 

Читаете историю из Абхазии 

Об авторе: Зура Баланчивадзе  - журналист-фрилансер из Тбилиси, сын внутренне перемещенных лиц из Абхазии. Ранее участвовал в миротворческих мероприятиях вместе  с абхазской молодежью.

Чайхана
О нас
|
© Авторское право