Архитектурное Достояние 90-х Годов
Просмотры: 4561
Языки: 

Датико из Абхазии

 Уже около 20 лет, 76 летний Датико Угрехелидзе живет в Тбилиси, вдалеке от родного Сухуми, столицы оккупированной Абхазии, которую ему пришлось из-за войны 1992-1993 годов.

Три года Датико прожил в Кутаиси, но затем, подобно многим вынужденно перемещенным семьям, переехал в столицу. Здесь он и живет, в 9 этажном здании на окраине Тбилиси, вместе с 17 другими семьями из Абхазии.

У здания 10 подъездов, но подъезд в котором живет Датико особенный - на втором этаже висит картина с надписью - "Сухуми".

"Глядя на картину, я вспоминаю свой дом, правда тут все еще недостает реки - картина не окончена", - говорит он.   

В основном, Датико проводит время перед картиной вместе с друзьями, иногда играет в нарды, или просто беседует.

Прожив несколько лет в Тбилиси он нашел художника, и за небольшую плату заказал ему рисунок Сухуми, таким, каким он его видел и запомнил.

"Но сперва этот смешной человек нарисовал старый Тбилиси", - вспоминает Датико со смехом, "На кой черт мне Тбилиси, когда я итак тут жил. Мне нужен был мой Сухуми и я подробно объяснил, чего от него хочу".

По словам Датико, художник любил выпить и поработав над картиной один день, исчез, так ее и не закончив.

"Недостает  реки, маленькой улицы, здания института, а также нескольких зданий" , - говорит он, добавляя, что художник уже умер, а просить других художников закончить рисунок слишком дорого.

Жить в Тбилиси в 90-х годах, когда он сюда прибыл, было сложно - ни электричества, ни газа, ни еды.

"Боже мой, я так хорошо зарабатывал в Абхазии. Я был бухгалтером. Я возглавлял чайную и цитрусовую фабрику, также работал в институте геологии бухгалтером и занимался частным бизнесом. А потом меня вынудили бросить дом и приехать сюда. Мы все там бросили. Моя семья прожила в Абхазии более 200 лет, но что я мог сделать, я ведь Угрехелидзе?".

 

"Будки из 1990-х"

Никаких магазинов, или супермаркетов, скромный ассортимент покупок - "В темных 90-х"процветали небольшие магазинчики, как у Лейлы. Лейла живет в районе Глдани более 35 лет. В 1995 году ее семья приобрела будку - небольшую железную коробку, с маленькими окнами, раскрашенными в различные цвета.

 

Будка Лии с вкусностями и сосед Лии, парикмахер, сидящий рядом с будкой.

"Помню, по вечерам я собирала столбики монет с этого самого стола", - сказала она и напрочь отказалась фотографироваться, поскольку побоялась, что власти могут отнять у нее будку.

Она продавала всякую всячину: соки, сладости, жевательную резинку, спички и знаменитые семечки.

"Сегодня я продаю только семечки и это единственный мой доход".

Ее будка осталась на том же месте, но теперь она окружена маленькими магазинчиками и супер - маркетами. У ее соседа также есть будка, но он ее использует, как парикмахерскую для старших людей. Владелец будки не дал ее сфотографировать, поскольку какие-то хулиганы там написали "Жизнь ворам в законе" по-русски, а он не может себе позволить стереть надпись.  

 

У будки 75 летнего фотографа Эдика также своя история. Как выяснилось, он - знаменитость в районе Санзона, пригороде Тбилиси. Его фото-будка стоит там с 1985 года. И уже тогда он был известен - делал фотографии, в основном для документов, но также получал заказы от правительства.

 

Эдик в углу своего магазина с фотографиями, снятыми им на протяжении многих лет.
Магазин Эдика.

"Помню, напечатал 36  огромных плакатов для реклам, до того, как открыл этот магазин. Мы с детьми печатали изображения дома, в темноте разумеется, и все выходили идеальными" , - говорит он.

Но в 1990-х годах его бизнес процветал и за 3-4 часа он зарабатывал столько же, сколько сейчас за пару недель.

 

Старая советская гостиница, куда в 90-х годах заселили вынуждено перемещенных из Абхазии лиц.
Декорации фото-будки Эдика
Фото-будка Эдика. Надпись "Фото Эдика 1985"

Люди, жившие поблизости приходили и просили сфотографировать их для паспорта. Клали на стол десять рублей, даже не спросив цены. Но сегодня некоторые люди приходят и прямо говорят, что у них нет денег. Что мне делать? Как им отказать?

Эдик ветеран абхазской войны. Он несколько раз переезжал с места на место. Сперва жил поблизости со своим магазином, затем хотел поселится в недостроенном отеле, в районе Темка. Но потом испугался, что власти узнают, что он не беженец, как другие жильцы. Теперь он живет на окраине города, но всегда приходит в свой маленький магазин.

"А что мне делать дома? И вы можете приходить к нам, когда угодно. Всегда буду вам рад", - говорит он улыбаясь.

 

Будка посреди базара на окраине Тбилиси, с рисунком Сухуми.
Старая будка из 90-х, где сапожник чинит обувь.

Незаконные постройки и гаражи

После распада Советского союза, в Грузии , особенно в Тбилиси, часто  случались ограбления. Многие боялись оставлять машины на улице, так как из них могли даже выкачать горючее. Те, кому негде было запирать машину, доставали из нее аккумулятор.  Другие сами строили гаражи и запирали там машины.

В 1990-х гаражи множились, как грибы после дождя. Их строили без консультаций с архитекторами, без нормальных проектов, люди использовали все материалы, какие только могли найти, различных цветов, размеров и форм. Многоэтажки, построенные в советское время, не предусматривали места для гаражей и просто были окружены дворами и растительностью. Некоторые предпочитали не рубить деревья, а строить гаражи вокруг них.

Сегодня большинство этих гаражей утратили свое предназначение и превратились в магазины, склады, или в места, где просто можно посидеть вместе с друзьями и поиграть в шашки, или домино.

 

Обычно игры в гаражах заканчивались распиванием водки, или вина.
Волга, запертая в старом гараже, с прозрачными дверьми.
Обычный магазин в пригороде Тбилиси, обустроенный в старом гараже
Лабиринт из гаражей в районе Вера.
Мужчины часто собирались в гаражах, чтобы поиграть в домино, или нарды

74-х летняя Ира, живет одна в квартире на Плато Нуцубидзе. У здания 9 этажей и всего один подъезд, а также три незаконные пристройки.

Архитектор и урбанист Ираклий Жвания говорит, что в последние годы советского режима, местные власти старались угодить людям и позволяли им возводить различные конструкции. Люди, жившие в этих домах, хотели расширить свои квартиры. Это желание, как болезнь охватило город и все пристраивали, что могли - различные формы, различный материал, никакого планирования. Естественно, что все это было очень опасно. За последние 20 лет, известно по крайней мере три случая, когда подобные пристройки развалились в различных районах Тбилиси.

Муж Иры умер в начале 90-х годов. Она жила с сыном. Ира помнит, как советское правительство позволило ей и ее соседям, расширить квартиры, но строить они начали лишь в начале 90-х.

Соседи встретились с архитектором Шотей Кавлашвили, который также был автором проекта их дома и помог им спланировать конструкции. Все двигалось очень медленно. Рабочие часто воровали деньги.

Когда дошли наконец до 7-го этажа, где жила Ира, у нее просто не оказалось  денег. Их хватило лишь на рамку, без шлифовки и балкона.

"Мне теперь все равно и ничего не нужно. Я живу одна, сын женился. Надо было докончить, когда он был маленьким. Тогда это выходило гораздо дешевле".

Ирины соседи тоже строили гаражи, но в конечном счете, в отличии от других , они обнесли их и устроили там сад.

 

Ира показывает свою незавершенную комнату, где протекает крыша во время дождя
Ира в своей отремонтированной спальне
Фруктовый и цветочный сад Иры
Сад Иры, с ее домом на заднем плане
Некоторые из Ириных соседей расширили квартиры, но другие не смогли позволить себе пристройки.
Еще одно здание, также начатое в 90-х, до сих пор не достроено.
Некоторые из Ириных соседей расширили квартиры, но другие не смогли позволить себе пристройки.

Ира по профессии биолог и ей очень понравилась эта мысль. И когда для итоговой оценки земли приехал трактор, она была очень рада.

 "Когда я сказала, что тоже хочу иметь сад, мужчины были против - что женщине делать в саду?! - говорили они. Но я их не слушала, нашла деньги на трактор и устроила у себя в гараже сад", - рассказывает Ира.

"Я помню, посадила сперва два различных вида яблок, а затем фиговое дерево. И теперь  у меня самый лучший сад на свете, несмотря на то, что я была единственной, кто за ним ухаживал".

 

 

Иногда на балконах у людей можно было лицезреть Виноградные лозы.

Общие постройки 90-х

Архитектор Ираклий Жвания, работавший в мэрии Нью-Йорка, вспоминает, что  в 90-х, когда везде процветала коррупция, главные городские архитекторы работали в городском муниципалитете.

 

"Они готовили проекты, сами  их утверждали и сами же ими руководили. Результат на лицо. Здесь нет и следа истинной архитектуры. И ее с натяжкой можно назвать таковой".

Жвания объясняет, что тогда здания строились лишь  в коммерческих целях и кроме того, не было закона, не было органа, контролирующего строительство.

"Рабочие даже не шлифовали стены и часто строительный материал оставался перед новыми зданиями на многие годы".

 

Здание, построенное в эпоху Шеварднадзе, закрывающее вид с Мтацминда.
Чайхана
О нас
|
© Авторское право