Армения: Женщинам есть место на митингах
Отказ от ответственности
Просмотры: 2205
Языки: 

Они выходят на демонстрации, но также являются матерями и женами. Дочерьми и сестрами. В патриархальном обществе Армении протест от представителей слабого пола является неприемлемым.

Некоторые реагируют на критику с насмешкой. Другие ставят под сомнение свою женственность. А некоторым приходится сталкиваться с физическим насилием, как задержанной девушке, которую пытался поцеловать полицейский в шею.

Но эти женщины продолжают протестовать.

Наблюдатели сообщают, что почти двухмесячный протест в 2012 году касательно постройки киосков в парке Маштоц в Ереване стал одной из первых демонстраций, в которых активно участвовало значительное число армянских женщин. Тенденция продолжилась.

Год спустя женщины вышли на протест против 50-процентного увеличения тарифов на общественный транспорт и в рамках акции раздавали жителям Еревана бесплатные проезды. В 2015 году они вышли на трехмесячный «Электрик Ереван» против повышения цен на электричество и призывая государство изменить политику взаимоотношений с Россией. Год спустя, когда вооруженные мужчины захватили один из столичных полицейских участков, многие снова поддержали восстание против правительства.

Поскольку женщины начали активно принимать участия в протестах, то и полиция стала чаще применять по отношению к ним грубую силу, говорит председатель ереванского НПО «Журналисты во имя прав человека
» Жанна Алексанян. 

К сожалению, неизвестно на сколько часто это происходит. Специальная следственная служба, которая предоставляет информацию об уголовных делах, утверждает, что за жестокое обращение по отношению к женщинам полиции обвинения не предъявлялись пока ни разу.

Прокуратура Армении не предоставляет информацию о количестве официальных жалоб, поданных в 2016 году, хотя Алексанян предполагает, что их было около 100.

Тем не менее, наравне с мужчинами, женщины, выходящие на протест, часто предпочитают не писать заявления о грубом обращении со стороны полицейских. Считается, что это пустая трата времени.

Несмотря на то, что представительство омбудсмена обсудило с правоохранительными органами случаи предполагаемого жестокого обращения полиции в отношении женщин, никаких результатов это не принесло. На данный момент у полиции нет статистики о поле потерпевших от насилия.

В начале этого года несколько матерей солдат, убитых вне службы, заявляли, что полиция применяла грубую силу, когда те проводили акцию протеста возле администрации президента Сержа Саргсяна, требуя провести расследование.

В феврале этого года глава национальной полиции Меружан Акопян снял с себя обвинения, передает Epress.am. «Мы можем уволить офицеров, осудить и позорить их, и показать общественности, насколько мы хорошие. Но мы не хотим делать из этого представление. Если бы при каждом таком случае я увольнял подчиненных, то у нас не осталось бы полицейских», - заявляет Акопян, обращаясь к одной из женщин как «моя дорогая».

Суды также отказались принимать меры.

Данное отношение полиции может в скором времени стать проблемой для мужчин или женщин в Армении. Для женщин это может оказаться вдвойне сложно. Кроме всего прочего, им приходится противостоять сексистским оскорблениям от тех армян, которые считают, что женщинам не место на митингах.

Ани Хачатрян, активист по защите окружающей среды, 31 год


 

Протест против изменения названия ереванского парка Маштоц в 2014 году. Фото: Нарек Алексанян

Безработная мать-одиночка Ани Хачатрян со своим трехлетним сыном отправилась на свой первый митинг против строительства киосков в парке Маштоц в Ереване в 2012 году. Будучи убежденным экологом, она чувствует ответственность защищать, по крайней мере, образно, каждый куст и дерево. Но полиция видит в ней лишь женщину, которая может нарушить традиционный уклад армянского общества – уклад, где на протестных акциях (и политических кампаниях) могут быть только мужчины.

 

Несмотря на сексизм, с которым они могут столкнуться во время митингов, женщины не намерены останавливаться. По их словам, кампании в защиту прав человека ставят их в один ряд с мужчинами.

Зара Ованесян, правозащитник, 42 года


 

Протест против жестокого обращения со стороны полиции на центральной улице Абовяна в Ереване в 2013 году (из личного архива Зары Ованесян).

Зара Ованесян раньше работала на телевидении и освещала один из правозащитных акций, после чего, в 2007 году она отложила в сторону микрофон и взяла мегафон.

В отличие от политических партий, которые, по словам Ованесян, напоминают джентльменские клубы, в гражданских движениях женщины могут участвовать и принимать решения в полной мере. На них нет никаких квот, как и в политических партиях, в которых, по закону, их должно быть не меньше 15 процентов.

Что касается других протестующих женщин, то 8 марта 2012 года стало важным днем для Ованесян. В Международный женский день, женщины заняли магазин в парке Маштоц в знак протеста против строительств. Смущенные полицейские не знали, как на это реагировать и по традиции начали дарить женщинам цветы. В результате чего и появился новый лозунг: «Мне нравятся цветы, но я предпочитаю революцию».

Дарение букетов определенно не являются нормой для протестующих женщин в Армении. СМИ часто освещают их нетрадиционное поведение, а другие публикуют высмеивающие фотографии в интернет. Ованесян говорит, что она также получала угрожающие письма, которые оскорбляли ее как правозащитника и женщину.

Женщины-активисты в разговоре с Chai Khana отмечают, что подобные вещи не мешают им продолжать выполнять свое дело.

Женщины хотят, чтобы их услышали и начиная примерно с 20 лет все чаще принимают участие в гражданских акциях, отмечает лектор факультета культурных исследований Ереванского государственного университета Гамлет Мелкумян, который изучал протест парка Маштоц.

Но, к сожалению, им постоянно приходится сталкиваться с грубой силой полиции.

 

Удары, травмы, задержания и отводы в полицейские участки – это часть жизни любого армянского активиста, в независимости мужчина он или женщина.

Осторожность – превыше всего, советует «Журналисты за права человека». Женщины, по их словам, должны избегать полицейской агрессии и немедленно обращаться в местные полицейские департаменты или правозащитные организации для устранения неуместного поведения со стороны правоохранительных органов.  

Ани Геворгян, внештатный журналист и фотограф, 28 лет


 

 

В 2010 году на митинге против предполагаемого мошенничества на президентских выборах 2008 года в Армении на улице Абовяна в Ереване собрались в основном мужчины. Фото: Гагик Шамшян

Роковые столкновения 1 марта 2008 года по поводу президентских выборов в Армении побудили Ани Геворгян заняться фотожурналистикой. На митинге тогда погибли по меньшей мере восемь протестующих и двое полицейских.

Она отмечает, что это заставило ее еще будучи подростком показать и рассказать людям о несправедливости, которая может привнести повседневная жизнь.

Как фотограф Геворгян привыкла к полиции, а протестующие – к ударам. Такое отношение ей приходилось испытывать и на себе. Однако, в этой борьбе, она считает, что закон должен стать орудием выбора.

 

Однако, одна из женщин-депутатов и член оппозиционной партии «Елк» («Выход») 39-летняя Мане Тандилян, не видит причин вносить законопроект о жестоком обращении полиции в отношении женщин. Тандилян является бывшим активистом пенсионной реформы и регулярно выходила на митинги, однако, говорит, что грубо с ней никогда не обращались.

«Проблема заключается в системе страны, пол тут ни при чем, - говорит она. - Вместо того, чтобы сосредоточиться только на женщинах, лучше просто попытаться исключить эту [общую] проблему [жестокости полиции] в нашей стране».

Многие женщины соглашаются, что это может помочь в решении проблемы.

 

Чайхана
О нас
|
© Авторское право