Библиотекарь из Панкиси
Просмотры: 4415
Языки: 

День Наны Метошвили начинается с полива растений. Вот уже на протяжении 16 лет она не изменяет этому тихому, регулярному ритуалу. Вазы расставлены на подоконниках окон единственной в Панкисском ущелье библиотеки. Это Джоколо, одна из шести деревень Панкисского ущелья, на востоке Грузии, на границе с Чечней. На земле милитаристов Наташа, как ее называют, «книжный солдат» - уже давно борется за спасение своей маленькой библиотеки.

 

Наташа зарабатывает 145 лари (55 долларов) за то, что ухаживает за книгами единственной библиотеки Панкиси, в деревне Джоколо. Здесь множество книг различных типов, в основном на грузинском и русском языках, романы, детективы, энциклопедии, детские книги.
Библиотека находится на втором этаже сельсовета. Совет является представительным органом местного самоуправления, одной из 11 коммун Ахметы, находящихся в Грузии.

«Мы кистинцы, родились и выросли в Грузии. С грузинами у нас хорошие отношения, они наши братья и сестры, мы вместе работаем», - говорит Наташа. Сейчас ей 45 и последние 16 лет она работает в библиотеке.

В 2012 году, местные органы власти Тбилиси, внесли поправки в бюджет системы библиотек и закрыли все существующие в ущелье библиотеки. Наташа осталась без работы. Ее месячный доход очень низкий и составляет 145 лари (55 долларов), который был очень важен для ее семьи. Но помимо того, Наташа не хотела, чтобы ущелье осталось без книг. Наташа не сдалась. Она отправила письмо в национальную библиотеку парламента Грузии и просила разрешения на открытие библиотеки, в этот раз вне системы библиотек страны. Ее инициатива дала результаты и в Джоколо вновь открылась библиотека и получила в подарок новые книги, компьютер и аппарат для фотокопий.

Наташа счастлива, но ее жизнь достаточно сложна. Культура кистинцев маскулинная, согласно которой женщина должна находиться дома и уделять больше времени семье, а Наташа хочет работать в библиотеке.



Согласно традициям, кистинские женщины носят платки с детства. Это знак скромности. Платок не полностью покрывает их волосы.
На протяжении веков, в Панкиси доминировал суфийский ислам, но в последнее время возросло число сторонников более радикального, салафийского ислама. Разница довольно большая, например женские толстые, черные платья и хиджаб не являются традиционной одеждой кистинцев.

Кистинцы составляют большую часть жителей Панкиси. Всего 13 000 человек. Они являются потомками чеченцев и ингушей, которые убежали от кровопролитий, и в поисках плодородных земель, поселились в десяти километровом ущелье, в конце 1800 годов. В конце 1990-ых их число увеличилось, так как большое количество людей бежали от чеченской гражданской войны и нашли укрытие в Грузии. Однако тогда, когда Чечня воевала с Россией, многие кистинцы пересекли границу, чтобы помочь чеченцам. Кистинцы являются последователями суффийского ислама, но после войны, многие оставшиеся чеченцы укоренили более радикальное направление ислама – вахабизм, что создало кистинцам определенные проблемы.



Расположенная в здании самоуправления совета Джоколо библиотека, стала важным местом не только для Наташи, но и для молодежи всего ущелья.

«Здесь, рядом с новой дорогой, находится государственная школа и ученики приходят сюда за книгами. В детском саду требуются 300 копий для занятий, для этого они тоже приходят сюда, а у меня сейчас закончился картридж. Но только бы молодежь училась, а это не проблема».

 

Мужчины ваххабиты носят бороду, говорят по-грузински и поддерживают отношения с православными грузинами. Однако в Панкиси исламские правила соблюдаются строже. Эта более консервативная интерпретация ислама вызвала напряжение также между кистинцами.

Образование все так же остается проблемой. Ваххабизм стал причиной напряжения, многие дети ходят в школу, но им запрещается, например, играть на музыкальных инструментах. Им запрещают это делать их родители, родственники или же широкий круг их окружения.

«Вместе с этим хотели запретить сигареты и алкоголь среди кистинцев, но совет старейшин сказал, что это не Чечня, поэтому ваххабиты должны подчиняться местным правилам» -  говорит Наташа.

Совет старейшин – это неофициальная группа пожилых мужчин. Их очень уважают. Они работают над разрешением конфликтов и пытаются восстановить медиацию и справедливость.  

 

Кистинские женщины в детском саду села Джоколо. Несмотря на то что в отличии от женщин ваххабитов, они более открытые, некоторые из них все-таки отказываются стоять перед камерой.

Также, несмотря на тот факт, что во всех мечетях выделены отдельные молельни для женщин, здесь в Джолоко женщины в основном молятся в доме. «Мы очень уважаем мужчин», - говорит Наташа.

 

Мечеть в Джоколо похожа на типичный грузинский деревенский дом. Только крыша и окна указывают на его духовное назначение.

Однако мужчины не выказывают подобного уважения. Здесь кража невесты все еще принятое явление.

Тот факт, что мужчина может решить украсть женщину и принудить к браку, является шокирующим для Наташи. Ее саму тоже украли в возрасте 15 лет.

«Мой муж много пил. Это кошмар, когда у тебя нет другого выбора, кроме как свыкнуться с судьбой», - вспоминает Наташа, - «если вернешься обратно, это будет позором, люди начнут сплетничать. Женщины очень несчастны из-за этого».

Хотя это ее не беспокоило. У нее были дочь и сын, но через 5 лет она развелась с мужем и больше замуж не выходила.

 

Мальчики могут развлекаться на улице, но девочки выходят из дома лишь тогда, когда им надо куда-нибудь сходить. Молодых девушек больше не крадут, но родители все равно боятся выпускать их из дома.

Десятки несовершеннолетних девочек принуждают выходить замуж и создавать семьи после похищения. Согласно грузинскому законодательству, брак до 18 лет является нелегальным. До 2015 года, тинейджеры 16-18 лет могли вступать в брак только с согласия родителей, однако новый закон требует официальное разрешение суда. Это изменение было внесено в связи с тем, что чаще всего ранние браки заключались именно по принуждению родителей.

«Некоторые расстались, некоторые полюбили друг друга, некоторые же до сих пор страдают», - говорит Наташа. Здесь есть и такие семьи, которые обещали воюющим в Сирии мужчинам, что выдадут за них собственных дочерей.

«Я спросила у одной матери: «Неужели у тебя нет сердца, как ты можешь так далеко отпустить свою дочь к мужчине, которого она никогда не видела?» Но они родители и никто не может пойти против них. Если бы мою дочь вот так забрали, я бы всех убила, даже если бы мне пришлось провести в тюрьме все оставшиеся дни».

Несмотря на закон, похищения все еще происходят. Наташа всегда боялась, что ее дочь украдут, поэтому она всегда водила ее с собой. Но это не помогло, ее все равно похитили. Сегодня ее дочь счастлива в браке.

Наташа любит, когда ее дочь поет традиционные фольклорные песни. Сама она тоже пела и танцевала в кистинском ансамбле. Агрессивное отношение ваххабистов к музыке не помешало ей петь и танцевать. Но когда она встала перед выбором, петь или работать, она долго не задумывалась и выбрала книги.

Чайхана
О нас
|
© Авторское право