Беркабер: На берегу войны
Отказ от ответственности
Просмотры: 3950
Языки: 

Вряд ли можно считать рыбалку в пресной воде рискованным занятием. Но только не в Джогазском водохранилище - своеобразной водной буферной зоне между Арменией и Азербайджаном. Ловить здесь рыбу безопасно можно лишь в темное время суток.  

Резервуар площадью 2,14 кв. км. был построен в конце 1970-х годов для орошения близлежащих земельных угодий, а также для разведения рыбных запасов для будущего консервного завода.

За водохранилищем возвышается таинственный пик вулканической скалы Гавазан (Гейазан), которая придает мистический вид всему пейзажу озера. Однако жизнь здесь далеко не фантастическая.

С начала 1990-х годов, когда начались полномасштабные военные действия между Арменией и Азербайджаном за Нагорный Карабах, доступ к мерцающей глади озера с обеих сторон был ограничен.

Риск обстрелов по ту сторону водохранилища означает, что армянские рыбаки из села Беркабер с населением 465 человек, находясь лишь в 500 метрах от военных позиций Азербайджана, в основном выходят ловить рыбу лишь когда темно. Чтобы не стать мишенью для снайперов, они держатся берега.

Жители села Беркабер не могут использовать земельные угодья на противоположном берегу Джогазского водохранилища из-за риска обстрелов азербайджанскими ВС.
Джогазское водохранилище, построенное в советский период, было предназначено для орошения близлежащих полей сел Беркабер (Армения) и Мезем (Азербайджан), а также для снабжения рыбой будущего консервного завода.
64-летний Сурен Худавердян зарабатывает на жизнь выращивая овощи в теплице. Как и многие другие жители села, с началом карабахской войны у него нет возможности возделывать свой земельный участок, который сегодня находится под прицелом орудий ВС Азербайджана.
Несмотря на угрозу, лишь немногие жители Беркабера покидают родное село.
Серж Маилян занимается ловлей рыбы - одним из самых рискованных занятий в Беркабере.
27-летний Анушаван Худавердян оставил работу в России, чтобы начать свой бизнес по производству вяленой рыбы в родном селе.
Пикник в саду у Джогазского водохранилища.

Похоже, рыбы - единственные, кто остался в выигрыше. Храмуля, речная форель и карп, которые водятся здесь, перебрались от берега поближе к центру резервуара глубиной 60 метров. Поэтому больших уловов здесь давно не было, признается 51-летний Серж Маилян, один из шести рыбаков села. В удачный день он зарабатывает не более 4 000 драмов ($8.28) за улов.

 

Тем не менее, и такие небольшие уловы дали возможность другому жителю Беркабера, 27-летнему Анушавану Худавердяну, основать небольшой бизнес по производству вяленой рыбы.   

"Работа сезонная. Мы работаем лишь 5 месяцев в году, - летом и осенью, - когда есть спрос на закуску к пиву”, - говорит он.  

Вернувшийся в родную деревню после нескольких лет работы в России, Худавердян продает рыбу лишь в пределах региона Тавуш, однако планирует расширить географию поставок.  

Но это станет возможным лишь при отсутствии серьезных обострений на границе. В прошлом были периоды, когда, по словам местных жителей, ловля рыбы прекращалась на несколько лет.  

Из-за того, что водохранилище не используется регулярно и не может обслуживаться, дно озера подвергается эрозии. Вода в озере начинает застаиваться, говорит Серж Маилян: “Вода в резервуаре чистая, с гор. Однако с началом войны никто не может ее использовать”.

Дети Беркабера проводят свободное время в селе.
Школьники села Беркабер посещают занятия по робототехнике в клубе “Армат” в местной школе.
Сельская ярмарка у церкви Св. Геворга, воздвигнутой в селе Беркабер армянским благотворителем из Ирака.
Дети Беркабера помогают своим родителям продавать фрукты, бобы, сушеные травы, мед и вяленую рыбу на ярмарке, организованной НПО Сахман и организацией Repat Armenia, занимающейся продвижением репатриации в Армению.
Местные жители на осенней сельской ярмарке.
16-летняя школьница из Беркабера Србуи Худавердян (слева) мечтает стать журналистом, чтобы рассказать о своем селе.
Несмотря на близость азербайджанских военных позиций, дети Беркабера любят проводить свободное время на берегу Джогазского водохранилища.

Жители сел по обе стороны Джогазского резервуара могут наблюдать как соседи справляют свадьбы, работают в полях или отдыхают недалеко от озера.

Богатые сельскохозяйственные угодья дали название селу Беркабер, что в переводе с армянского означает “плодородный”. Их большая часть по ту сторону резервуара из-за частых обстрелов вот уже более 25 лет как недоступна для беркаберцев .  

Многие сельчане выращивают овощи и фрукты в парниках. Некоторые из них были построены с помощью неправительственной организации “Сахман” (Граница), которая осуществляет различные проекты по экономическому и социальному развитию в приграничных селах Армении.  

Однако из-за отсутствия газоснабжения в селе заработать на парнике сложно, говорит 64-летний владелец теплицы Сурен Худавердян.

“Газификация позволила бы нам продавать несезонные фрукты и овощи по высокой цене” , - признается Худавердян. А пока сельчане могут использовать теплицы лишь до первых заморозков.  

Однако правительством все же оказывается определенная помощь приграничным селам. 

Так, до 2021 года государство продолжит компенсировать часть расходов жителей приграничных общин на электроэнергию и воду. Также жители Беркабера освобождены от налога на землю, которую они не могут обрабатывать.  

Для того, чтобы стимулировать экономику сел, подвергающихся частым обстрелам, правительство Армении приняло закон об освобождении предпринимателей от подоходного налога в приграничных общинах.  Однако действие закона, вступившего в силу в 2015-ом, истекает уже в этом году.

Вид из балкона дома жителя Беркабера Гриши Дилбаряна, из которого открывается вид на азербайджанское село Мезем и военные позиции Азербайджана.
Гриша Дилбарян хочет открыть настоящее кафе в своем доме, которое даст посетителям возможность почувствовать, что значит жить на передовой.
Семья Дилбарян угощает гостей фруктами, выращенными на берегу Джогазского водохранилища.
Чтобы защитить дом от обстрелов, Гриша Дилбарян построил стену, прикрывающую часть балкона, где обычно сидят гости.
Несмотря на частые обстрелы, житель Беркабера Гриша Дилбарян и его жена Алвард мечтают превратить свой прибрежный дом в кафе.

Соучредитель НПО “Граница” Эрик Багдасарян считает, что три года - “недостаточный срок, чтобы жители могли осознать выгоду, которую предоставляет закон и воспользоваться льготами”.  По его мнению, действие закона необходимо продлить до пяти лет.

 

Двери гостеприимного дома сотрудника сельской администрации Беркабера Гриши Дилбаряна всегда открыты для посетителей. Семья Дилбарян принимает так много гостей, что возникла идея о превращении дома, из окон которого открывается живописный вид на Джогазское водохранилище, в настоящее кафе.

Проблема лишь в том, что дом находится прямо напротив азербайджанских военных позиций за озером.  

Завсегдатаи дома Дилбарянов в шутку предлагают назвать будущее заведение “Кафе-Экстрим”.  

Однако Дилбарян, также как и местные рыбаки, готов принять риски, которые вовсе не останавливают его.

"Дом часто обстреливается, но я предпочитаю не прятаться, а сидеть себе спокойно на балконе,  - говорит он. - Это же героическое село”.

Чайхана
О нас
|
© Авторское право