Быть Джеком в Азербайджане
Отказ от ответственности
Просмотры: 4340
Языки: 

Высоко в горах северного Азербайджана лежит крошечная деревня. В деревне есть своя одноименная этническая группа и язык, и называется эта деревня - Джек.  

В ней 300  жителей, преимущественно мусульман-суннитов; они считают себя этническими джеками, потомками кавказских албанцев, древними, полулегендарными людьми. Язык джеков, относящийся к лезгинской группе языков северо-восточного Кавказа, - визитная карточка.

Многие азербайджанские исследователи, однако, относят их к Грызам -  членам другой лезгиноязычной группы, которая живут в северной части горы Шахдаг  в Азербайджане, недалеко от границы с российским Дагестаном.

Бывший директор школы деревни Джек, 70-летний Айдемир Кафланов, на вопрос, кто он такой,  не колеблясь ответил, что он Джек. Быть джеком требует много усилий.

Как и жители  других горных деревень Кавказа, Джекцы уезжают на заработки - если есть деньги, в крупные региональные города: Губу, Сумгаит или в столицу Азербайджана, Баку.

Основной доход оставшихся в деревне - скотоводство.

Жизнь сложная: в деревне есть электричество и слабый WIFI , но питьевой воды и газа - нет. Вместо этого, как и везде в горах, местные жители провели в дома воду из родников , а зимой для обогрева покупают канистры с пропаном или сжигают навоз в печах.

 

В течение многих лет жители деревни жаловались , что в деревне нет асфальтированной дороги в ближайший город, Губу, на 38 км к северу. В конце концов, в 2006 году власти построили дорогу.

Но несмотря на это, они чувствуют себя забытыми. В деревне только одна начальная школа, нет врача, не ходит общественный транспорт, нет базовых услуг.

Местный чиновник из соседней деревни Алик отмечает, что "у них есть все" - школа и асфальтированная дорога. "Я не знаю, что еще они хотят?, - задается вопросом Мубариз Агасиев. - Это довольно маленькая деревня."

Социолог из Баку Алиага Маммадли изучает  Шахдагские этносы. Он считает, что ежедневные проблемы превышают важность всех других вопросов.

"Мы только видим, где они живут, считаем это место экзотическим, но у них много трудностей в повседневной жизни, особенно зимой," - говорит Мамедли, заведующий отделом этносоциологических исследований Института археологии при Академии наук и этнографии. "Люди [в Джеке] не думают о своей идентичности. Они просто хотят жить в хороших условиях."

Но все же тема сохранения своей идентичности среди джеков актуальна.

Молодые люди «погружены в  смартфоны и новые технологии и не хотят говорить на Джекском», - жалуется 58-летний Агали Мурадов, гид родом из Джека. «Я не против азербайджанского языка, но Джек - наш родной язык, и все вместе мы должны его сохранить».

Кроме Хыналыга, жители деревни Джек могут понимать другие языки из группы Шахдаг. Алфавита нет, и устная речь - единственный способ сохранить язык.

 

Бывший учитель русского языка, 78-летний Агаяр Гафланов

Жители деревни упрекают брата Кафланова, 78-летнего Агаяра Кафланова, также бывшего учителя начальной школы, за то, что он обращается к своим детям и внукам, в основном, на азербайджанском, а не на джекском.

Но, по словам Агаяра, у него нет выбора. «Джек не востребован за пределами деревни», - утверждает он.

"Дети должны знать азербайджанский. Если они не заканчивают школу, не понимают, что говорит им учитель, у них не будет интереса работать над собой в будущем," - утверждает Кафланов.

Незнание азербайджанского языка в школьном возрасте усложняло его учебу в школе, добавляет он.

Но он не отрицает, что  взрослые должны говорить на родном джекском языке.

Жители Хыналыга, горной деревни в 14 км к западу, считающейся популярным туристическим направлением, всегда говорят друг с другом на своем языке, подчеркивает он.

"Люди сохраняют свою идентичность сами," комментирует он.

Школьное обучение было бы хорошей возможностью, но в деревне только одна школа - начальная. Зимой семьи выгоняют скот на зимние пастбища, посещаемость сокращается.

Чтобы продолжить среднее образование, школьники вынуждены ходить пешком в соседнюю деревню, в трех километрах от Алик.

Со своей семьей Агали Мурадов говорит на Джекском языке

Девочки-подростки тут носят платки и юбки длиной до лодыжек.  В основном они заняты домашней работой и ждут «своего времени», чтобы выйти замуж. 

Внучки Агаяра Кафланова, 18-летняя Тарана, и 15-летняя Сарана говорят,  что они одни из немногих девушек деревни, которые решили продолжить учебу. Их отец, Намик, преподает в Алике и каждый день отвозит дочерей в школу. 

Старшая Кафланова, Тарана - выпускница средней школы. Она говорит, что мечтала стать врачом, так как в Джеке их нет. Вероятно, эта мечта требует обучения в столице.

Вместо этого она планирует выйти замуж и остаться в родной деревне.

«Пока мы здесь, в деревне Джек, [наша] идентичность будет сохранена." -  говорит дед Агаяр Кафланов. «Если деревня будет уничтожена, мы потеряем шанс спасти наш язык и традиции надлежащим образом».

 

Чайхана
О нас
|
© Авторское право