Диалог о мире в военной ситуации
Отказ от ответственности
Просмотры: 2038
Языки: 

В трех странах Южного Кавказа и в Турции почти у каждого своя история, связанная с конфликтом, память о войне здесь свежа для всех. Несмотря на то, что в этих странах люди мечтают о мире, дискурс мира маргинализируется. На немногих, у которых хватает смелости на общественном уровне говорить о необходимости мира, часто вешают ярлык “изменника нации”.

Стереотипы о людях, занимающихся миростроительством, становятся более выраженными, когда в этой роли выступают женщины.

Однако Гамиду Гиясбейли из Баку, Марию Карапетян из Еревана и Пынар Сайан из Стамбула эти доминирующие в обществе мнения не остановили на пути миростроительства.

Несмотря на то, что вызовы, с которыми женщины сталкиваются в своих странах, разные, их цель одна - мир, даже если он кажется невероятным.

Эта общая мечта объединила их и на этот раз: работая в неполитической и независимой организации “центр трансформации конфликтов “Имеджин””, они используют свой накопленный за многие годы опыт, чтобы разрушить существующие стереотипы и для представителей молодежи стран Южного Кавказа и Турции создать возможность встретиться и поговорить друг с другом.

 

Гамида


 

26-летняя Гамида Гиясбейли последние 8 лет занимается миростроительством. На идеи Гамиды по борьбе за мир подействовали также ее детство и родители. В Баку их дружеские отношения с местными армянами, насчитывавшие десятилетия, оказались под угрозой из-за карабахской войны. Та же война заставила их временно переехать в Израиль, но они не были готовы разорвать отношения со своими друзьями только потому, что те были армянами.

По словам Гамиды, несмотря на то, что она лично не видела войны, в течение всей жизни сталкивалась с ее последствиями, и она не хочет, чтобы последующие поколения тоже почувствовали эти последствия.

«Большая часть людей считает, что миростроительство носит политический характер», - говорит Гамида. Многим трудно понять, почему она решила заняться миростроительством, а по ее мнению, мир - это то, в чем люди нуждаются в первую очередь.
Для нее миростроительство - это отношения между людьми как на Южном Кавказе, так и во всем мире.
Гамида верит, что достичь мира можно, только нужно время.

- Я не хочу, чтобы мои дети погибли на войне либо сталкивались с ужасами войны. Я родилась в дни войны, сама не видела войны, но сталкивалась с ее последствиями, всем тем, что она, как след, оставила на людях и обществе, - говорит Гамида.

- Это [влияние конфликта] меня чрезмерно пугало. Я не могла понять, для чего этот национализм, столько травм. И сейчас этому поколению трудно понять то поколение, которое на войне многое потеряло, - отмечает Гамида.

Именно здесь Гамида видит необходимость строительства моста между двумя поколениями, чтобы молодежь понимала, что произошло с поколением, столкнувшимся с войной, и как они могут двигаться вперед.

Понимая, что урегулирование конфликта - жизненно важный вопрос для ее общества, Гамида отправилась за границу, чтобы получить специальное образование в области миростроительства. А здесь молодую женщину ждали последствия другой войны. Будучи волонтером в лагере сирийских беженцев в Австрии, Гамида поняла, что последствия войны одинаковы везде.

По словам Гамиды, это стало переломным моментом в ее трансформации, поскольку она поняла, что конфликт присущ не только ее стране и Южному Кавказу.

Гамида считает, что сегодня большая часть азербайджанского общества рассматривает женщину как “производителя солдат”.

Как для женщины-миростроителя для Гамиды это очередной вызов, но, с другой стороны, она подчеркивает, что в этом вопросе иногда восприятие неоднозначное.

- Существует стереотип, что, поскольку это - общество мусульманского большинства, у азербайджанских женщин нет возможности освободиться, либо что у них нет своего мнения. Кое-что, конечно, правда, очевидно, что есть женщины, у которых нет возможности поднимать свой голос, недостаточно возможностей либо  нет площадки, где бы они говорили о своих проблемах, но в нашем обществе есть женщины, которые являются лидерами, и я одна из них, - говорит Гамида.

Иногда статьи Гамиды либо ее выступления на тему конфликта не получают положительного отклика, некоторые считают, что “место женщины на на кухне” и она как женщина “не должна говорить на серьезные темы”. Но Гамида уверена, что подобные мнения изо дня в день отступают.

Более того, с течением времени она поняла, что при миростроительстве быть женщиной - преимущество.

- Я много работала в пограничных поселениях, с внутренними переселенцами и беженцами. Эти люди зачастую нуждаются в психологической помощи, и во многих случаях говорить на щепетильные и чувствительные темы им легче с женщиной, поэтому то, что я женщина, я рассматриваю как преимущество, потому что мне легче говорить с людьми, быть ближе к ним, - говорит Гамида.

 

Мария


 

Мария Карапетян живет в Ереване. По мнению 30-летней женщины, живущие в этом регионе люди не могут игнорировать тень конфликта, поскольку она прямо или косвенно влияет на жизнь каждого из них.

Мария занимается миростроительством 7 лет. Эти годы изменили ее представления о конфликте с Азербайджаном.

По убеждению Марии, в Армении большая часть общества воспринимает женщину как “мать солдата”, и многие считают, что, когда женщина занимается миростроительством, она отрицает свою роль.
Как лингвист Мария верит, что столь же важен язык, который используется, когда речь идет о конфликтах.
Она верит, что, несмотря на то, что конфликт свойствен человеческому роду, единственным путем решения конфликтов является мир.

- Я чувствовала, что между нашими обществами есть пробел в коммуникации, и я понимала важность простого обмена информацией. Тогда я думала, что обладаю единственной правдивой информацией, что мы правы, а они нет. Да, пробел в общении между нашими обществами существует и сейчас, но для меня обмен правдой превратился в обмен правдами, - говорит Мария.

Многолетняя пропаганда милитаризации, которую ведет государство, конечно, оставила свой след на армянском обществе. Миростроители здесь скорее рассматриваются в лучшем случае как мечтатели, не реалисты, в худшем случае - как “предатели национальных интересов”. В этой проблеме раскрывается множество подвопросов, когда миростроительством занимаются именно женщины.

- По восприятию большинства в обществе, так как женщины военную подготовку не проходят, они не солдаты и не бойцы за родину, они и есть родина, женское тело ‘патрии’. Скажем так, если патрия - “мужчина”, и женщины должны быть защищены, то они не действующие лица войны, и им нечего сказать в вопросе урегулирования конфликта, поэтому женщинам не дают говорить. По их мнению, твой голос не столь ценен. Кроме того, женщины рассматриваются как матери солдат, и если ты миростроитель, значит противишься своей общественной роли, - рассказывает Мария.

Тем не менее, по словам Марии, женщины больше склонны искать альтернативные способы урегулирования конфликтов, и у них своя особая роль в деле урегулирования конфликтов. Другой вопрос, что женщины недостаточно представлены в сфере миростроительства.

 

Пынар


 

33-летняя Пынар Сайан живет в турецком городе Стамбул. Она начала заниматься миростроительством после визита в Ереван по программе армяно-турецкого диалога. Она работает в этой области уже около 4 лет.

- Людям свойственно думать, что мир - это отсутствие насилия, но это не так. У меня более всеобъемлющее представление о мире. Я считаю, что мир - это про справедливость и равенство. Мы нуждаемся в изменении структуры, которая приводит к насилию. Речь не только о физическом насилии, но и о других видах насилия, которые проявляются вследствие патриархии, национализма, социально-экономических различий, и именно это создает конфликт, - считает Пынар.

Пынар - научный сотрудник. По ее мнению, занятие миростроительством позволяет ей выходить из исследовательских офисов и многому научиться у людей-носителей разных культур.
Для нее миростроительство - это не только работа в военных зонах. В Турции Пынар работает также с разными группами нацменьшинств.

Как миростроитель Пынар хочет найти решение проблем, возникших вследствие насилия.

Она верит, что нужны фундаментальные изменения, чтобы положить конец насилию, и речь не только о физическом насилии, но и “о любом виде насилия, которое возникает вследствие патриархата, национализма и социально-экономического неравенства”.

Сейчас Пынар координирует программу для армянских и турецких историков, которые изучают учебники, по которым обучаются школьники в Армении и Турции. По ее мнению, это тоже в контексте миростроительства, поскольку история - одна из жизненно важных частей урегулирования конфликтов.

- В обеих странах изучение истории, чрезмерно милитаризовано, носит национальный характер и создает образ врага. Следовательно, если мы хотим изменить ситуацию, мы должны обратиться и к сфере образования, - выражает обеспокоенность Пынар.

По ее словам, для решения этих проблем требуется много времени. Тем не менее, она верит, что как бы невозможным ни казалась их трансформация, постоянно нужно продолжать пытаться.



 

Азербайджанская часть истории подготовлена при сотрудничестве с Сабиной Абубекировой.


 Октябрь 2018, выпуск "Миротворцы"

Чайхана
О нас
|
© Авторское право