Дзюнашох: осколки воспоминаний из Азербайджана
Отказ от ответственности
Просмотры: 7157
Языки: 

Дорога в Дзюнашох длинная и разбитая. Меркнущие воспоминания жителей этой отдаленной деревни, расположенной в горах между Арменией и Грузией, подобно этим морщинистым дорогам, говорят, что нет пути назад.

Тридцать лет назад в Дзюнашохе проживали этнические азербайджанцы, которые называли деревню Кызыл Шафак или “Красный рассвет”. Но в конце 1980-х годов, когда отношения между Арменией и Азербайджаном стали напряженными из-за Нагорного Карабаха, жители деревни решили обменять свои дома на дома этнических армян, проживающих в деревне Керкендж в Азербайджане, примерно в 540 километрах отсюда.

В феврале 1988 года массовые погромы этнических армян в азербайджанском городе Сумгаит впервые заставили жителей села Керкендж задуматься о том, чтобы покинуть Азербайджан, говорит один из бывших жителей Керкенджа.

“Однажды, когда мы были на работе, один из азербайджанцев пришел и сказал, что мы должны покинуть деревню, - говорит 63-летний Сашик Варданян. - Мы не могли в это поверить. Все началось после Сумгаита”

63-летний Сашик Варданян раньше был каменщиком в Керкендже. Теперь он фермер в Дзюнашохе. Каждей день утром и вечером он идет в хлев кормить скот.
“Дома в этой деревне в основном были новыми. Были и дома, в которых были отделаны лишь стены”, - вспоминает 56-летняя София Григорян, которая переехала в Дзюнашох из Керкенджа в 1989 году. Сегодня в деревне много пустующих домов, когда-то населенных этническими армянами из Баку, которые не смогли приспособиться к деревенской жизни, говорит Григорян.
“У нас не было много скота в Керкендже; возможно, одна корова на семью, как источник молочных продуктов, - вспоминает Соня Варданян. - Мы разводили виноград на наших фермах… у нас были огромные виноградники”. Она до сих пор думает о своих керкенджских виноградниках.
Виноград в металлической конструкции лестничного пролета напоминает виноградники, которые были у керкенджцев когда-то. “Наши родители работали круглый год, и мы отправляли виноград в Москву, - рассказывает Соня Варданян. В деревне был также винный завод, и мы все время перевыполняли весь план производства, поскольку мы производили слишком много вина”.
“Азербайджанцы построили здесь большие дома, - говорит Соня Варданян, - они побывали в нашей деревне Керкендж, и им понравилось. Это была богатая деревня. А эта деревня [Дзюнашох] понравилось лишь некоторым из нас. Остальным не понравилась из-за холодного климата”.
В Керкендже после Сумгаитских погромов 1988 года “жители деревни стояли на окраине деревни, чтобы следить за всем”, вспоминает Сашик Варданян. “И женщины ждали в домах, готовые уйти в любой момент… это продолжалось несколько месяцев”, - говорит он.
На этой фотографии 1920-х годов - дед Сашика Варданяна Енгибар и его сестра. “У нас в семье было пятеро детей. Мы жили счастливо. Мы никогда не думали, что однажды нам, возможно, придется покинуть нашу деревню”, - говорит Варданян.

Цель состояла в том, чтобы сохранить целостность населения деревни. Неофициальный комитет начал искать потенциальные места переселения в Армении. Надежды сосредоточились сначала на Араратской долине Армении, богатой сельскохозяйственной области у подножия горы Арарат. Но перемещенные армяне из Баку, столицы Азербайджана, уже заняли эти деревни.

Однако Кызыл Шафак, расположенный примерно в 52 км к северу от третьего по величине города Армении Ванадзор, был открыт для этого. Этнические азербайджанцы-жители деревни хотели того же, что жители деревни Керкендж: жить вместе и жить в мире.

В то время путешествие между двумя советскими республиками все еще было возможно. Из Керкенджа в Кызыл Шафак отправился комитет, состоящий примерно из 10 сельчан. К февралю 1989 года было достигнуто устное соглашение об обмене домами между двумя деревнями.

Комитет предложил жилье в армянской деревне каждому из 250-местных семей Керкенджа в зависимости от размера семьи, вспоминает жена Варданяна, 58-летняя Соня. Затем отдельные семьи представили свои собственные соглашения, и многие семьи ездили в Кызыл Шафак для прямых переговоров с местными жителями.

Для обеих сторон приоритетом было удостовериться, что переселенцы будут защищать кладбища. Обе деревни обещали сохранить кладбища друг друга в качестве коллективной ответственности.

“До сегодняшнего дня мы заботимся о кладбищах и объясняем нашим детям, что они тоже должны заботиться о них”, - говорит Сашик Варданян.

Кладбище для армянских жителей теперь находится рядом с кладбищем, оставшимся после переселения этнических азербайджанцев.

Обмен домами проходил мирно в период с мая по август 1989 года. Ни правительство, ни тогдашняя правящая Коммунистическая партия не играли никакой роли в обмене или не проявляли интереса, говорят жители села.

“Впервые я приехал в Армению в 1972 году для изучения различных ремесел в профессиональном училище Агарака в районе Мегри, - говорит Сашик Варданян. - Раньше я был каменщиком в Керкендже, делал надгробные плиты для армян и азербайджанцев”.
В заброшенном доме в Дзюнашохе теперь складируют сено.
На фотографии Соня Варданян кормит своих кур, в молодые годы она работала на бакинской швейной фабрике.
Соня Варданян говорит, что делает сыр “как в Керкендже”, искользуя большое количество сметаны. “Мы также готовим долму с капустой, айвой и курагой. Местные так не готовят”.
Земля Дзюнашоха больше подходит для выпаса скота, она сильно отличается от земли Керкенджа, которую Сашик Варданян помнит как очень плодородную. Не имея возможности посадить свои традиционные виноградники, переселенцам сначала трудно было адаптироваться к скотоводству, выращиванию картофеля и ячменя.

Из-за нехватки автомобилей передвижение между деревнями было непростой задачей. Некоторые этнические азербайджанцы ехали в Керкендж в том же взятом в аренду автомобиле, на котором жители Керкенджа приезжали в Армению, говорят сельчане.

В случае с Соней Варданян молодой армянин из Керкенджа, который уже переехал в Армению, вернулся за ее семьей в Азербайджан, и в 2 часа ночи они вместе покинули деревню, утверждает она.

Время было выбрано из соображений безопасности. Вместо того, чтобы пересечь административную границу Азербайджана с Арменией, переселенцы отправились на север Грузии из западно-азербайджанского региона Газах, а затем - на юг, в свою новую деревню.

“Мы были последними, кто покинул деревню [Керкендж], ситуация осложнялась, - говорит Варданян. - Мы едва смогли найти машину, наш багаж уже был в Армении”.

Когда жители переехали в Кызыл Шафак, они хотели переименовать деревню и назвать ее в честь своей деревни в Азербайджане - Керкендж. Причины, по которым было выбрано название Дзюнашох [в переводе с арм. - ‘искристый, как снег’], неясны.

Мнения разделились по этому поводу. Климат в горной северной Армении был намного холоднее, чем в Керкендже, и крупный рогатый скот, картофель и зерно, а не виноградники, которые с любовью разводили в Азербайджане, были источником дохода.

Соня Варданян вспоминает, что в деревне уже были поля, засаженные картофелем, ячменем и пшеницей, когда жители Керкенджа переехали из Азербайджана.

“Люди работали, кто умел доить корову, этим и занимался. Я работала в амбарах зимой, а летом вела стадо в горы”.

Сегодня 27 семей, которые все еще живут здесь, в основном продают молоко, чтобы заработать деньги. Только восемь из этих семей являются выходцами из Керкенджа.

Семилетний Славик (слева) знает все о Дзюнашохе и его истории от своей бабушки Софии Григорян.
“У нас не было уроков азербайджанского языка в школе. У нас были уроки армянского, русского и французского и хорошая библиотека. Вы могли бы найти любую книгу, которую хотели, - говорит Сашик Варданян, переворачивая страницы единственной книги, которую он привез с собой из Керкенджа, издание об армянских церквях в Азербайджане 1894 года.
“Каждый год в сентябре мы собирали урожай винограда и хлопка. Все школьники с 5-го по 10-ый классы включались в работу, чтобы помочь родителям”, - говорит Соня Варданян.
“У нас есть воспоминания... наше детство, молодость, счастливые моменты. [Мой] брак был заключен там. У меня нет плохих воспоминаний о Керкендже”, - говорит София Григорян. На этом снимке, сделанном деревенским фотографом, имя которого она забыла, пикник с одноклассниками.
“История началась с кладбищ, - говорит Сашик Варданян. - У нас были кладбища, у азербайджанцев были кладбища. Мы подумали о том, как их сохранить”.
В настоящее время в Дзюнашохе живет только восемь семей из Керкенджа. В селе также проживают две семьи из Баку.

Остаться в деревне означает противостоять трудностям. Общественного транспорта, газоснабжения и продуктовых магазинов здесь нет.

“Был автобус, но его уже нет, - говорит Соня Варданян, - был продуктовый магазин. Все это ушло”.

Приезшие из Керкенджа относятся к Дзюнашоху, как к родному дому, но все же скучают по деревне, которую оставили.

Время в Дзюнашохе, похоже, остановилось, после обмена мало, что изменилось. Большинство домов разрушено или заброшено.

Этнические армяне-переселенцы из Баку, которые также жили в Дзюнашохе, “ничего не умели делать: они были бывшими горожанами, - говорит Соня Варданян. - И так люди начали покидать деревню один за другим. Все уехали в Россию”.

Говорят, помимо журналистов, которые посещают обе деревни, у них нет возможности получать прямые новости из Керкенджа.

“Мы жили бок о бок в течение стольких лет!” - говорит Соня Варданян, вспоминая своих бывших азербайджанских коллег и соседей.

Она помнит “настоящие армянские свадьбы”, которые собирали людей по всему району в зале торжеств Керкенджа в каждую субботу и воскресенье. “Певец и барабанщик были из нашей деревни, аккордеонисты и кларнетисты - из соседней деревни. Они подружились и играли в нашей деревне каждую неделю. Мы собирались вместе с соседями и веселились”.

Сашик Варданян вспоминает качество почвы. “Керкендж” означает ‘крепче камня’ на керкенджском диалекте местных армян, чьи предки в основном - выходцы из иранского города Хой. “Но там невозможно было найти каменей. Вокруг был чернозем и виноградники. Мы пользовались родниковой водой”.

Похоже, у сельчан мало надежд, что когда-нибудь они увидят Керкендж. На данный момент воспоминания - единственная живая связь, которая осталась.


Читайте историю о Керкендже

Этот материал может содержать термины, не принятые всеми сторонами конфликта. Термины, использованные в статье, принадлежат автору, а не Чайхане.

Чайхана
О нас
|
© Авторское право