Греки в Грузии: между двумя отечествами
Отказ от ответственности
Просмотры: 2882
Языки: 

Большой греческий флаг в доме 60-летнего Ахилеса Чирахидисиа постоянно напоминает ему о его корнях. И все же, неспешно прогуливаясь по переулкам родного села в Восточной Грузии, он ощущает себя грузином, как и еще 161 житель Диди Ирага. Для него и других этнических греков, все еще проживающих в муниципалитете Тетрицкаро, Родина  - не просто слово.

”Грузия - моя Родина, это мой дом", - говорит он.

Предки Чирахидисиа переселились в Грузию из Турции в 1800-х годах во время череды конфликтов между Российской и Османской Империями -  к 1886 году в стране проживало около 20,000 греков. В течение последующих полутора столетий община росла и процветала на территории, ставшей частью Советского Союза. В лучшие годы греческие общины населяли целые деревни, в частности, в восточном регионе Квемо Картли - Диди Ирага, Патара Ирага, Джиграшени, Ивановка и  Визировка.

В тяжелое десятилетие 1990-х после распада СССР община массово мигрировала в Грецию в поисках работы на родине своих предков, где им предлагали гражданство. Медленно, но неуклонно деревни становились все безлюднее и тише. Перепись 2014 года установила, что в Грузии проживает 5544 этнических грека, около половины - 2113 человека  -  разбросаны по деревням Квемо Картли.

Семья Чирахидисиа также присоединилась к исходу и переехала в Салоники, промышленный центр на севере Греции и второй по величине город страны. Он и его семья получили греческие паспорта и осели в Греции. Его дед оставался в Диди Ирага столько, сколько мог, но, в конце концов, уехал к семье в Салоники в 1994 году. Он умер в Греции, но хотел, чтобы его похоронили в Грузии. 

“Я вернулся в Грузию в 2012 году, чтобы похоронить его, таково было его желание. И мое тоже”, - говорит Чирахидиси на чистом грузинском. Сегодня около десяти месяцев в году он проводит в Диди Ирага, но регулярно возвращается в Салоники, где до сих пор живет его семья - Греция стала домом для его жены и детей. 

"Они обещали мне сохранить этот дом после того, как я умру.”

Тот, кто не хочет терять связь с родной землей, возвращается на  праздники или для того, чтобы зарегистрировать имущество, унаследованное от родителей, бабушек и дедушек.

Бывший водитель, Чирахидиси, пока не имеет достаточно прав для того,  чтобы получать пенсию, и иногда работает поденщиком; кроме того, его семья ежемесячно присылает ему несколько сотен евро на жизнь. Собственный сад обеспечивает его фруктами, и он производит вино и чачу -  традиционный грузинский крепкий алкогольный напиток из виноградного жмыха, который остается после того, как вино готово.

“Еще я работал каменщиком, это было обычным делом среди греков, которые жили здесь. Поэтому все греческие дома сделаны из камня.”

Ахилес Чирахидиси. Как и его родители, он родился в Грузии и считает ее своей Родиной.
Фотографии семьи Чирахидиси на стенах его дома. Его жена и дети живут в Салониках, куда семья переехала в 1990 году. Они не хотят возвращаться в Грузию: и сын, и дочь обзавелись собственными семьями и обосновались в Греции.
Дом в Диди Ирага. Его владельцы живут в Греции и, как многие другие, возвращаются сюда только на время летних отпусков.
Винный погреб Чирахидисиа. “Я обожаю грузинское вино. Каждый год я делаю вино из двух сортов винограда - ркацители и манави.”
Кладбище в Патара Ирага. Почти все надписи на надгробиях - на греческом. Здесь же похоронены предки Чирахидисиа.
Чирахидиси коллекционирует греческие и грузинские предметы старины и часто получает их в качестве подарков от соседей. Среди прочих здесь есть табачная прокатная машина и приспособления для взбивания масла, а также меч и ковер, которые, по его словам, были привезены из Турции почти два века назад.
Церковь Святого Ильи (Элияса по-гречески) в Патара Ирага была построена греческой общиной. Сегодня она принадежит Грузинской Православной Церкви, и службы проводятся на грузинском языке, в том числе и во время Илиоба - 2 августа - дня, посвященному святому. “Ее часто называют грузино-греческой Православной Церковью, потому что она была построена греками, и они продолжают посещать литургию", - рассказывает местный священник Георгий Алтунашвили.
Чирахидиси держит греческий флаг. Он проводит большую часть времени в Диди Ирага, но ежегодно возвращается в Салоники на пару месяцев, чтобы навестить семью.
Греческий барельеф, украшающий, казалось бы, пустой дом в Патара Ирага. Многие дома греков заброшены; однако, некоторые мигрировавшие владельцы иногда возвращаются, чтобы присмотреть за своими домами.
Заброшенный греческий дом в Патара Ирага был превращен в амбар.

В нескольких километрах отcюда живет София Папуниди, одна из 100 человек что остались в деревне Джиграшени. София разделяет чувства Чирахидисиа: она гречанка, но Грузия  - это место, где она родилась, и она не хочет от нее отказываться.

“Мой муж умер десять лет назад. Я решила остаться в этом доме, который мы построили вместе за большие деньги. Я сказала своей дочери [которая живет в Греции], что не собираюсь покидать свой дом, но после моей смерти она может продать его”, - говорит 83-летняя женщина, которая также мигрировала в Грецию в 1990-х годах, чтобы вернуться всего лишь несколько лет спустя. “Я была потрясена. Там везде асфальт, даже в деревнях. Я сказала себе, что это не мой дом и я хочу жить в Грузии. Я  родилась и выросла в Грузии. Мое место здесь, я должна быть похоронена там же, где мой муж".

Что касается молодежи, то их можно пересчитать по пальцам. В Патара Ирага, где проживает 173 человека, осталось лишь несколько молодых греческих семей с детьми, и только четверо детей греческого происхождения ходят в местную школу.

Редко, но иногда люди двигаются и в обратном направлении. Марина Цирипиди как и ее родители родилась в Грузии и сейчас замужем за Василием, который переехал сюда из Греции. После 12 лет жизни в Грузии, эта страна стала ему домом - жизнь трудна, но он не хочет возвращаться в Грецию. В отличие от Марины. 

"Ему здесь нравится, он работает в лесу, собирает дрова. А я работаю в местной школе,  там учится наша 12-летняя дочь Афанасия.” 

Чирахидиcи по-прежнему старается сохранять оптимизм относительно  будущего, но это не так просто. Его жена и дети навещают его лишь изредка, в основном во время особых праздников, ставших общими для греков и грузин в результате тесных контактов в течение столетий. 

Он знает, где хотел бы окончить свой путь - и показывает на небольшое кладбище. 

“Вон там мое последнее пристанище. Я хочу умереть здесь.”

София Папуниди живет одна в Джиграшени. Как и многие другие этнические греки Грузии, 83-летняя женщина переехала в Грецию в 1990-х годах, но, по ее словам, Родина предков оказалась для нее чужой. "Я вернулась сюда, в свою родную страну.”
Чирахидиси с друзьями, которые вернулись в деревню, чтобы проверить состояние своих семейных домов, которые постепенно приходят в упадок.
Марина Цирипиди, 37 лет, в Патара Ирага, где она живет со своим мужем-греком и двумя дочерьми.
12-летняя Афанасия учится в грузинской школе в Патара Ирага. Она владеет грузинским, русским и греческим языками.
Марина и ее дочь Афанасия в Патара Ирага.
63-летний Алекси Перкулиди - друг Ахилеса Чирахидисиа. Он, как и многие этнические греки, уехал из поселка Ирага в Грецию в 1990-х годах. Но несколько недель назад Алекси вернулся в Грузию, чтобы зарегистрировать дом, который он унаследовал от матери. У Алекси Перкулиди двое дочерей, они замужем и живут в Греции. Но, по словам Чирахидиса, Перкулиди планирует окончательно вернуться в родную деревню Ирага и остаться здесь. Алекси Перкулиди не говорит по-грузински, но понимает некоторые слова.

Декабрь, 2018 Скитания

Чайхана
О нас
|
© Авторское право