Вера, Бог и армия
Отказ от ответственности
Просмотры: 3745
Языки: 

Военный УАЗ (российский внедорожник) проносится по пограничной дороге, оставляя за собой облако пыли. С одной стороны дороги - пограничная линия между Карабахом и азербайджанскими вооруженными силами, с другой стороны - карабахские военные позиции.

“Нарисованный” белыми камнями крест и надпись “Имею честь”, находятся рядом с окопами и выделяются на раскаленной июльским солнцем земле, напоминающей пустынный песок. Здесь [на военных позициях] много таких крошечных часовен, крестов и уголков для молитвы. Говорят, их число увеличилось после апрельской войны в 2016 году.

32-летний подполковник Нвер Нерсисян, участвовавший в ожесточенных боях апрельской войны в северном направлении, говорит, что “если солдат зажигает свечку и молится за свою семью в окопах, не верьте, что он сдаст позиции”.

На постах Карабаха около 8 церквей и часовен. Также 15 дьяконов несут службу в воинских частях Армии обороны Карабаха. Здесь они даже совершают обряд крещения.

Гурген Мелконян, 23-летний солдат из Еревана, говорит, что связь с церковью и религией у солдата углубляется в армии.

“В гражданской жизни вы можете полагаться на друзей или родственников, здесь вы “одни”. Я думаю, что церковь и религия помогают стать более самостоятельным”.

Службу “несут” не только солдаты, но и собаки. Такую картину можно увидеть почти на любом посту.
Существует традиция, согласно которой отслужившие солдаты оставляют свои кресты в часовне поста. Солдаты верят, что эти кресты не раз спасали тех, кто носил их.
19-летний Гагик Аванесян - родом из села Аветараноц в Карабахе, не крещен. Крест, который он носит, - подарок от брата. Они служили вместе в течение 6 месяцев, и теперь уже более полугода, как брат Гагика уехал домой. “Когда я впервые отправился на позиции, мой брат дал мне этот крест и сказал, чтобы я никогда не снимал его, и что он будет меня оберегать”, - вспоминает Гагик.
Тусклый свет, пробивающийся сквозь крошечное окно комнаты отдыха солдат, падает на винтовки и шахматную доску, на которой стоит маленькая деревянная церковь.
В 2018 году была открыта часовня танкового полка N Армии обороны Карабаха. Дьякон Айк Арутюнян говорит, что были использованы те стройматериалы, которые удалось достать, поэтому не случайно, что подсвечники - пустые корпуса танковых снарядов.
По воскресеньям у солдат больше свободного времени, они ходят в церковь и молятся.
В одной из комнат танкового полка N в раскрытом футляре лежит тромбон. На соседнем столе сушится гипсовая статуя Девы Марии. 19-летний Леонид Чугурян - тромбонист оркестра. В свободное время он лепит статуэтки из гипса. Его научил один из демобилизованных солдат.
Эта скульптура ангела, расположенная в церковном дворе в другом полку, была создана отцом одного из офицеров. Говорят, что мастер использовал очень твердый мрамор. После окончания работы он не знал, какое выбрать место для скульптуры, и решил разместить его здесь после увиденного сна.
Дьякон Норайр говорит, что кроме литургии здесь отмечаются все церковные праздники. Внутри полка есть духовный уголок, который был создан благодаря усилиям самих солдат.
Для 25-летнего Пайлака Озманяна, этнического езида из Армавирской области Армении, есть только один бог, которого разные люди по-разному называют. “Мы, езиды, поклоняемся Солнцу. Но мы здесь тоже ходим в церковь и зажигаем свечку, молимся либо на армянском, либо на курманджи”.
У каждого из солдат есть библия или же молитвенник, хранящийся в маленьком ящике. В свободное время кроме прочих книг, солдаты читают также Библию.
Фотография была сделана в 2016 году
Религиозность на линии соприкосновения выражается сильнее. Сами солдаты объясняют это более высоким уровнем опасности. Каждый новобранец приходит со своими символами веры, будь то крест, икона, маленькая деревянная церковь или Библия.
Чайхана
О нас
|
© Авторское право