Единственные монахини Армении
Отказ от ответственности
Просмотры: 7815
Языки: 

Армения, одна из древнейших в мире христианских стран, усеяна многовековыми монастырями, в которых живет множество монахов. Однако здесь есть всего один женский монастырь, который открылся в Казараване, на северо-западе Армении, в этом году. Семь служительниц этой обители - единственные монахини во всей стране.

До 2000 года Армянская Апостольская церковь не разрешала такую практику. Считалось, что женщины нужны для того, чтобы способствовать росту населения. А когда духовный лидер церкви, католикос Гарегин Второй отменил запрет, этой возможностью воспользовалась лишь горстка женщин.

Сестра Егисабет, которой сейчас 70 лет, - одна из первых монахинь в Армении. Она говорит, что “познала Бога” после разрушительного землетрясения 1988 года в городе Гюмри: “Я никогда не думала стать монахиней, потому что это было запрещено в Армении”. Сестра приняла постриг в 2000 году.

“Я хотела стать хирургом, но Бог хотел, чтобы я приняла постриг. Я хотела родить десять детей, но Бог распорядился иначе, и я посвятила себя своим сестрам-монахиням. Теперь я счастлива. Мне никогда не хотелось покидать это место”, - добавляет она.

Казараванская обитель, где Сестра Егисабет живет недалеко от деревни Казараван на северо-западе Армении, была открыта семь месяцев назад. Она возрождает запрещенную на протяжении многих веков традицию.

Казаравансий монастырь находится у села Казараван. Население села 419 человек, оно находится на северо-западе Армении. Женский монастырь был открыт в 2017 году, он был построен после того, как в 2000 году был отменен запрет на монашеский постриг для женщин.
Сестра Егисабет, которой 70 лет, родилась в Абхазии, но переехала в Армению в возрасте 13 лет. В 2000 году она постриглась в монахини.
В 2000 году сестра Татев сразу отреагировала на решение католикоса Гарегина Второго, которое разрешало женщинам принимать постриг. “Моя духовная жизнь не была целостна, потому что без Бога нет счастья”, - говорит она.
58-летняя сестра Рима вяжет, а сестра Мариам и сестра Седа сидят в стороне. Сестра Рима стала монахиней в 2015 году и занимается выращиванием овощей на прилегающем к монастырю участке. Это нелегкое испытание, говорит она, потому что почва каменистая, и ввиду отсутствия системы орошения сестра должна нести воду в ведрах для орошения земли.
Пятеро из семи монахинь Казаравана. Когда в 2000 году Армянская Апостольская церковь сняла свой запрет на монашеский постриг для женщин, 11 женщин изъявили желание стать монахинями, но из-за строгих требований к монашеской жизни после четырехмесячного испытательного срока осталось всего пять женщин.

Армянская Апостольская церковь, религия примерно 90 процентов населения Армении (составляет 2,93 миллионов человек), была основана в первом веке. В начале IV века Армения стала первой страной, которая приняла христианство как государственную религию. Вскоре после этого в стране стали появляться монастыри.

“Исторически в Армении всегда существовали монастыри”, - говорит богослов Вардан Хачатрян, который читает лекции в Ереванском государственном университете.

“В 353 году н.э., когда армянскую церковь возглавлял Католикос Всех Армян Нерсес Великий, монастыри процветали. Но в 370 году король Армении Пап запретил деятельность монастырей, в которых служили также монахини, и дал сестрам право вступать в брак, аргументируя это тем, что за время разных войн число населения и рождаемость сократились”.

Когда правление короля Папа закончилось в 374 году, запрет был отменен, и женщинам вновь разрешили принимать постриг. Спустя века к репродуктивной роли женщины вновь вернулись в XX веке.

“После Геноцида армян в 1915 году и во время Второй мировой войны из-за гибели тысяч женщин рождаемость снизилась, и необходимо было стимулировать рождение детей”, - добавляет Хачатрян.

В советской Армении плакаты с лозунгами о том, что “естественное состояние женщины - это беременность”, не были редкостью в родильных отделениях.

Но Хачатрян не видит причин, по которым женщины сегодня не могут выбрать для себя другой путь.

“Монахини - это невесты Иисуса Христа, - говорит он. - Это общепринятое положение в богословии. И если у женщина призвание стать монахиней, ничто не может помешать ей сделать такой выбор. И аргументы в пользу того, что женщины должны рожать, чтобы численность населения нашей раздираемой войнами нации не сократилась, беспочвенны”.

60-летняя Сестра Татев живет в монастыре Казаравана, она выросла в среде, где к женщине как раз было такое отношение, и решение стать монахиней не приветствовалось. Сестра Татев родилась в Ереване, работала в столице в качестве специалиста по английскому языку в таких учреждениях, как Национальная библиотека Армении, Медицинский центр “Измирлян”, некоммерческая микрофинансовая организация FINCA International. У нее был стабильный доход, и она могла даже помогать  своим родителям.

Но в 2000 году она решила отказаться от всего этого. “У меня была обычная жизнь, но мой внутренний голос всегда говорил мне, что я должна жить как монахиня. Бог всегда звал меня”, - говорит она.

Когда она подала прошение о том, чтобы стать монахиней 20 лет назад, она была одной из 11 женщин, отправленных на испытательный срок в монастырь Агпатаванк в Лорийской области Армении. После четырех испытательных месяцев только пятеро претенденток захотели продолжить. Их отвезли в монастырь Св. Рипсимэ, а остальные вернулись к мирской жизни.

Жизнь в новом монастыре строго регламентирована. День начинается с 6 утра и строго запланирован, установлено точное время для молитвы и работы. Монахини соблюдают все посты, которые, по их словам, дают возможность размышлять и приблизиться к Богу. Во время поста они едят только хлеб и пьют воду.

Монахини могут навещать или встретиться со своими родственниками в монастыре раз в месяц. 58-летняя сестра Рима решила стать монахиней три года назад. У нее есть дочь, сын и пятеро внуков, она скучает по ним.

“Я запрещаю внукам часто навещать меня. Когда я их вижу, сердце разрывается”, - говорит она. Остальные монахини - Гаянэ, Мариам, Седа и Шушаник, говорят, что они тоже скучают по своим семьям.

Сестра Гаянэ ухаживает за цветами, которые она посадила в саду монастыря Казаравана. Монахини планируют продать масло цветов для получения дохода. Сестра Гаянэ продавала свечи в церкви и решила стать монахиней в 2008 году.
Сестра Егисабет заботится о щенках монастыря, на фото они пьют воду у нее с ладони.
Сестры Рима, Шушан и Егисабет (слева направо) во время литургии.
Сестра Татев во время молитвы.

В работу монахинь также включен уход за монастырем, служба в соседней церкви и сельскохозяйственные работы. Сестра Рима выращивает овощи в каменистой земле, прилегающей к монастырю, хотя у нее нет всех необходимых сельскохозяйственных инструментов, нет также оросительной системы, и сестра должна нести воду в ведрах для орошения участка. Монахини также разводят цыплят и пчел. Женщинам еду предоставляет Первопрестольный Святой Эчмиадзин, кафедральный собор Армянской Апостольской церкви, который находится примерно в 27 километрах к югу, но сестры стремятся развить свое хозяйство так, чтобы оно было самодостаточным.

Наличие женского монастыря открывает новую главу в истории Армянской Апостольской церкви, говорит Хачатрян.

“Культура женских монастырей для нас совершенно новая, но я убежден, что число монахинь будет увеличиваться. Этот шаг также укрепляет социальную составляющую Церкви”.


Aвгуст, 2018 Религиозные верования

Чайхана
О нас
|
© Авторское право