By Ilkin Huseynov
Евреи Азербайджана: прошлое и настоящее
Отказ от ответственности
Просмотры: 6438
Языки: 

Каждый день Меир Манаширов неспешно прогуливается в сторону кладбища. Не торопясь  открывает железные ворота, расчищает тропы, очищает могилы и молится.

Эти могилы и Меир - единственное, что осталось от некогда живой еврейской общины Муджу Хафтарана, деревня в северном азербайджанском регионе Исмаиллы. Само название села говорит о еврейском прошлом, и происходит от названия деревни Муджу, Шамаха. После землетрясения в 1859 году люди мигрировали на север и многие евреи поселились в Исмаиллы. К концу 18-ого века там проживали около 3 000 евреев. В Муджу Хафтаран была одна синагога и две еврейские школы.

В советский период, большинство синагог  как и в Азербайджане, так и по всему СССР было закрыто. Многие использованы молельные дома в качестве складов или школ, а раввины были высланы в Сибирь. Верующие молились дома и сохраняли свои традиции в тайне. 

Стадо из четырех коров пасется в его дворе, Меир торопится показать нам кладбище. Он рассказывает , что всю его жизнь он был водителем и даже получил четыре награды, в том числе один орден Ленина. Оставаться в деревне и ухаживать за кладбищем - миссия Меира.

«Мои дети просили меня переехать к ним, но я отказался, я знаю почти всех, кто здесь похоронен. Моя жена и оба родителя похоронены здесь. Я родился здесь и здесь меня похоронят», - говорит он.

Люди начали покидать деревню в начале 1970-х годов, некоторые - в Баку и Гейчай, некоторые - в Израиль. Братья и сестры Меира давно уехали, как и его пятеро детей, двое из которых в Израиле. В 2011 году, когда его жена умерла, он остался один - раз в год дети навещают его, а между посещениями всего лишь редкие телефонные звонки.

«Все в деревне знают, что я болен и иногда они этим пользуются», - жалуется он. «Несколько месяцев назад на кладбище паслось большое стадо из 40 коров! Во имя Бога, если бы не я, это место было бы снесено и покрыто асфальтом».

Все воспоминания Меира связаны с жителями этой деревни и эти могилы его единственная связь с его еврейским наследием.

Деревня Красная Слобода

Несмотря на то, что от еврейской общины Муджу Хафтарана остался только Меир Манаширов, у города Красная Слобода - другая судьба. В 1950-х годах скрытая жемчужина еврейской общины Азербайджана была одной из крупнейших еврейских деревень за пределами Израиля, населенная исключительно евреями, но с годами население сократилось, и сегодня там, по словам председателя общины, проживает около 3,500 постоянных жителей . В целом в Азербайджане насчитывается 8,900 евреев, большинство из которых, живут в  столице Азербайджана.

В Красной Слободе их называют горскими евреями, или Джухуро, как называют себя члены общины. Они поселились на Кавказе в пятом веке, эмигрировав из древней Персии. Они говорили на иудео-татском языке, диалект персидского. Иврит широко использовался для письменного общения, также как азербайджанский и русский.

Сама Красная Слобода была основана в 1731-м году Фатхом Али Ханом, эмиром ханства Губы, которая находится к югу от современной российской республики Дагестан. До прихода Красной Армии в 1920-х годах город назывался Еврейской Слободой. Труднопроходимый горный район защищал общину на протяжении веков.

 

Азербайджан - светская страна, где 95 процентов населения составляют мусульмане, однако еврейская община, которая появилась в регионе 2000 лет назад, пользуется свободой веры и уважения.

Когда Юрий Нафталиев входит в старейшую из двух синагог города, он снимает обувь.Ковры на полу храма, и привычка снимать обувь при входе - доказательство тому, как смешались еврейские и мусульманские традиции.

«Все ковры, которые вы видите на полу, были подарены местными жителями, некоторые принесли их из дома, а некоторые купили новые», - говорит 54-летний председатель общины.

Синагога Хилаки, которая была построена в 1896 году ,наряду с синагогой Алты Гунбез ( Великая), построенная в 1888 году,  с приходом СССР не использовались, однако после распада союза благодаря пожертвованиям, оба храма были отремонтированы.

В отличие от своих братьев, Юрий Нафталиев никогда не покидал Красную Слободу и его дети тоже остались в городе. Его старший сын - раввин, а две его дочери посещают еженедельные занятия в синагоге Хилаки, где проводятся занятия для девушек , обучая их Торе и еврейским традициям.

«Нам нравится то, как мы здесь живем », - утверждает он. 

Юрий Нафталиев

Глава общины горских евреев Милих Евдаев подчеркивает, что евреи в других странах должны бороться с антисемитизмом, но продолжает так:  «Я могу с уверенностью сказать, что эта страна может быть примером толерантности для других стран».

Начиная с 1970-х годов началась медленная, но стабильная миграция - евреи уезжали в Израиль или Россию, для воссоединения со своими родственниками, либо просто для поиска больших возможностей. Красная Слобода не стала исключением.

Однако, за последние десять лет община стала переживать процесс возрождения. В 2005 году раввин Йона Якоби прибыл в Красную Слободу. Родившийся в Бухаре, Узбекистан, врач-раввин приехал из израильского города Кфар Саба в качестве эмиссара Хабадского ортодоксального еврейского движения хасидов. Вместе со своей женой он решил остаться и возродить религиозный образ жизни, а также укрепить еврейские традиции среди местного населения.

Иврит преподается с четвертого класса в одной из городских школ и большинство молодых людей переезжает в столицу или за границу для получения высшего образования, но они регулярно возвращаются на каникулы и вносят вклад в жизнь общины. Помимо храмов, пожертвования способствуют построению микве, водный резервуар для ритуального омовения, а также места для приготовления кошерной пищи.

 

Раввин Йона Якоби

Три кладбища в городе заметно отличаются от традиционных еврейских кладбищ - религиозные традиции не позволяют иметь изображение умерших на надгробных камнях, но здесь на черных мраморных надгробных плитах можно увидеть имена, изображения и звезду Давида. Эти особенности свидетельствуют о сочетании еврейских и азербайджанских традиций.

Другое отличие заключается в самих синагогах - в отличие от традиционного места поклонения, в Красной Слободе им не хватает эмпоры, место на втором этаже, отведенное женщинам для молитв.

«Наши женщины не ходят молиться в синагогу по будням. Им не разрешается находиться в одной молитвенной комнате с мужчинами », - говорит Нафталиев.

В семидесяти километрах от деревни Красная Слобода, Меир молится один. Совсем уже слабый Меир чувствует, что у него осталось мало времени и только его любимое кладбище останется свидетельством еврейского наследия Муджу Хафтарана.


 

Редактор: Моника Элена

Чайхана
О нас
|
© Авторское право