Калаван: возрождение деревни в Армении
Отказ от ответственности
Просмотры: 5955
Языки: 

Восьмикилометровый серпантин ведет в горную деревню. Здесь живет человек, у которого есть план развития местности, который прост - усмотреть возможности в препятствиях.

“У нас нет асфальта и магазина в деревне. Проблем много”, - рассказывает 36-летний археолог-биолог Роберт Гукасян о своей деревне Калаван, которая находится примерно в часе езды к северу от озера Севан. “Если посмотреть на нашу деревню с этой точки зрения, то здесь просто невозможно жить”.

За последние два десятилетия сотни людей, которые думали именно так, покинули Калаван: это тенденция, которая наблюдается во всех слаборазвитых сельских местностях Армении.

Вид на окружающую местность из деревни Калаван.

В Калаване этот процесс начался в конце 1980-х годов во время конфликта с Азербайджаном вокруг Нагорного Карабаха. Тогда из населенной преимущественно азербайджанцами деревни под названием Амирхер население переехало в Азербайджан. А беженцы из Азербайджана - этнические армяне, переехали сюда вместо них.

Тем не менее, столкнувшись с ограниченными перспективами наладить здесь жизнь, новые жители тоже предпочли не оставаться в деревне. Сегодня население Калавана составляет менее 200 человек.

Но Гукасян, беженец из азербайджанского города Сумгаит, настроен решительно и не покидает деревню. Двое его детей родились здесь. Он не хочет, чтобы его дети тоже покинули свой дом. Четыре года назад вместе со своими друзьями он придумал способ оживить Калаван.

“Мы начали думать в противоположном направлении, превратили наши слабые стороны в преимущества. Мы исследовали потенциал природных и человеческих ресурсов деревни и придумали, как эффективно сочетать их.

Брейнсторминг в 2013 году привел к идее создания неправительственной образовательной базы, которая будет привлекать туристов, увлекающихся горными походами, разными видами птиц и местными археологическими раскопками, в то же время они смогут непосредственно приобщиться к деревенской жизни.

36-летний Роберт Гукасян, основатель “Time Land”.

Чтобы продвигать идею Time Land, Гукасян как археолог, который публикует статьи, много путешествовал и наладил контакты с армянскими и международными учеными, воспользовался своими связями. Калаван расположен недалеко от пещеры, которая в каменном веке служила гробницей. Это вдохновляет некоторых туристов, посещающих территорию проекта “Time Land”, на попытку пожить, как в каменном веке - построить укрытие в лесу, надеть шкуры животных и разжечь костер.

По словам Гукасяна, с 2016 года Калаван посещают тысячи людей из разных стран, в том числе из Чили, Перу, Австралии и Ирана. Все это дает возможность местным жителям заработать.

В настоящее время идет строительство 15 новых гостевых домов, а и жители деревни сами отремонтировали существующие 17, чтобы разместить больше туристов. По словам администрации села, было куплено несколько земельных участков и около десяти домов.

“В деревне бум, идет строительство”, - говорит 27-летняя Гаянэ Бадалян. “Мой муж сейчас в России, он трудовой мигрант. Но он останется здесь по приезду. Здесь есть работа”.

Бадалян, мать двух мальчиков, зарабатывает, продавая туристам готовые к употреблению сметану, сыр, хлеб и консервы из абрикосов, ягод и орехов.

Часть меню деревенской Лесной кухни, кафе под открытым небом, где можно попробовать пригодную в пищу зелень из близлежащих лесов.
Выставка местных ремесел в кафе Калавана, которое называется “Лесная кухня”.
Двадцатисемилетняя Гаянэ Бадалян готовит традиционное армянское блюдо из баклажанов, помидоров, перца, лука и зелени.
На кухне Гаянэ Бадалян.
Строительный бум в Калаване означает, что отец этих двух мальчиков, рабочий мигрант, скоро сможет вернуться домой из России.

Тем временем Воскан Балян (62 года) зарабатывает с помощью своего автомобиля УАЗ 496: он перевозит туристов за 5000 драмов (около 11 долларов США) туда и обратно в Калаван из соседних деревень или близлежащего курортного города Дилижан. “Есть и другие, которые [также] выполняют эту работу в нашей деревне, поэтому каждая семья как-то зарабатывает деньги”, - говорит Балян.

Балян, у которого раньше было намерение покинуть Калаван, теперь планирует остаться. Деревня, во всяком случае, развивается.

62-летний Воскан Балян использует свой советский УАЗ-469, чтобы доставить посетителей в Калаван и обратно.

Планы Гукасяна по созданию центра, который будет стоить 60 000 долларов и будет использован для проведения собраний археологов и других специалистов, побудили 50-летнего Алана Амирханяна, главу Центра охраны природы им. Акопяна Американского университета Армении, как ученого внести свой вклад в Калаван.

 

50-летний Алан Амирханян, возглавляющий Центр охраны природы им. Акопяна Американского университета Армении, - один из новичков в Калаване.
Друзья и соседи Алана Амирханяна, эксперта по экологической устойчивости, помогают ему переехать в его новый дом в Калаване.

Аналогичным образом и поступил, эксперт по сельскому развитию из Еревана Ваге Дарбинян (28 лет). Он превращает свой деревенский дом в гостиницу на восемь-десять человек. “Я поверил в эту мечту и решил стать ее частью”, - говорит он о “Time Land”.

 

Эксперт по сельскому развитию Ваге Дарбинян (28 лет) входит в число тех специалистов из Еревана, которые решили инвестировать деньги в недвижимость в Калаване.
Этот дом в Калаване купил специалист по развитию сельских районов Ваге Дарбинян. Дом превратится в гостевой дом на восемь-десять человек.

А 30-летняя Нина Рома Агванян и 28-летний Лори Албандян из США, которые возглавляют организацию, занимающуюся открытием библиотек в сельских поселениях Армении и Карабаха, тоже не остались равнодушными. Они планируют открыть библиотеку в Калаване.

 

Нина Рома Агванян и Лори Албандян.

Вся эта деятельность также привлекла внимание правительства Армении. Постоянно сталкивающееся с проблемой хронической безработицы и депопуляцией сельской местности  правительство смотрит на Калаван как на образцовую деревню.

Премьер-министр Карен Карапетян пообещал в августе этого года предоставить правительственную помощь “Time Land” для десятилетнего инвестиционного плана. Примерно через месяц он наградил Гукасяна медалью признательности за вклад в дело развития Калавана.

Гукасян считает, что его проект преуспел, тогда как правительственные проекты развития сельских районов часто терпят неудачу.

“Мы не меняем людей. Мы не говорим “научитесь использовать компьютеры” или “выучите языки”. Если мы будем так делать, ничего не получится”.

Собственный дом Роберта Гукасяна частично переделывается под гостевой дом.
В Калаване ведутся ремонтные работы, чтобы превратить купленные дома в гостиницы.

Не все жители деревни вовлечены в проект Гукасяна и заняты в гостевых домах и предоставлении услуг для туристов в “Time Land”, но Гукасян относит некоторые отклонения к “пассивной жизни” и ограниченным финансовым ресурсам.

Что касается интересов армянских олигархов, он предупреждает, что инициатива не занимается личным обогащением. “Деревня не принимает никаких инвестиций, направленных на личное обогащение некоторых людей”, - утверждает он.

Затем он планирует передать свою концепцию Чамбараку, городу в нескольких десятках километров к юго-востоку, расположенному недалеко от границы с Азербайджаном. Тот факт, что местность долгое время уже находится в плохом состоянии с экономической точки зрения, не страшит Гукасяна.

“Мы покажем, что нет “неинтересных” мест [в Армении]. Есть только неинтересные подходы [к решению проблем]”, - говорит он.

Чайхана
О нас
|
© Авторское право