Карабах: искусство поколения войны
Отказ от ответственности
Просмотры: 1650
Языки: 

«Творчество для нас, как хлеб и вода. Часто мы терпим лишения, чтобы найти материалы для творений искусства», - говорит Сатеник Айриян.

Она модельер одежды и дизайнер, живет с мужем-гончаром Серобом. Эти 28-летние молодые люди поставили перед собой амбициозную задачу - содействовать развитию искусства в непризнанном Нагорном Карабахе. Но в этой горной местности, которая технически еще находится в состоянии войны с Азербайджаном, для большинства местных жителей приоритетом является национальная безопасность и оборона.

Сероб и Сатеник - однокурсники. На последнем курсе учебы в университете они поженились. Тогда обоим было всего 23 года. За 6 лет брака из-за работы пара сменила несколько квартир и мест проживания․ Сероб - из Мартакерта, северного города, расположенного на расстоянии 4-5 км от границы.

Конфликт повлиял на жизнь обоих. Точнее сказать, опасность конфликта присутствует в их жизни, которая в Карабахе так ощутима. Сероб в 1990-ые годы потерял отца на войне. Все это основательно повлияло на его мировоззрение и мировосприятие, что, в свою очередь, отражается в его искусстве.

Жена Сероба Сатеник - из села Сгнах на юге Карабаха. После замужества она переехала в родной город Сероба Мартакерт, нашла там работу и два года преподавала в школе искусств. Однако в апреле 2016 г. конфликт вспыхнул вновь, и этот приграничный город оказался под тяжелым обстрелом. Сатеник, которая носила своего младшего сына, вместе с первенцем из Мартакерта была эвакуирована только 2-го апреля.

«Это изменило мое мировосприятие, хотя до сих пор я ничего не создала а тему войны: Война - очень чувствительная тема, к которой нужно подходить осторожно»,- говорит Сатеник. После этого она решила никогда не покидать Карабах.

После некоторого времени проживания в Степанакерте пара недавно переехала в исторический город Шуши. Супруги должны были все начать заново.

«С 2012 г. мы вдвоем начали работать в Реабилитационном центре имени Кэролайн Кокс (английская баронесса, член Палаты лордов, которая в годы войны оказала большое содействие армянам Карабаха) в Степанакерте. Я проводил арт-терапию с помощью гончарного искусства для людей с физическими и умственными ограничениями, а Сатеник учила их создавать куклы. Мы принимали также частные заказы», - рассказывает Сероб Мамунц, который после рождения первенца в 2014 г. вынужден был подыскать вторую работу.

Такие деятели искусства, как Сероб и Сатеник, обычно вынуждены найти еще одну работу, чтобы сводить концы с концами. Как правило, в Карабахе творческие люди стоят перед выбором между профессией и желанием остаться в стране. Многие переезжают в столицу Армении Ереван, где у них больше возможности развиваться, а круг артистов шире.

Для тех, кто остается в Карабахе, важным направлением является туристическая область. Мало кто из местных тратится на произведения искусства, основными покупателями являются туристы. Это позволяет тем, кто занимается ручной работой, подрабатывать в летние месяцы. Особенностью местного рынка являются изделия ручной работы - ковры без ворса и с ворсом, которыми Карабах так славится. Некоторые выпускники факультета искусств Арцахского госуниверситета или Института прикладного искусства Гюрджян в Шуши предпочитают создавать сувениры для туристов, нежели заниматься искусством.

Но искусство - больше, чем изготовление ручных работ и их продажа. Некоторые деятели искусства в Карабахе жалуются, что непризнанность страны изолирует их от международных тенденций современного искусства. Причина ясна: те иностранные художники, которые посещают Карабах и публично заявляют об этом, могут оказаться в «черном списке» Азербайджана.

Саринэ Айриян - бывшая журналистка в области культуры, которая сейчас является организатором мероприятий в степанакертском центре саморазвития и досуга «The Roots». По ее мнению, статус непризнанности Карабаха не влияет негативно на культурную жизнь, более того, уже третий год, как центр организует выставки произведений деятелей искусства Нагорного Карабаха в разных городах Франции.

Она добавляет, что многие международные творческие лица, несмотря на угрозу включения в «черный список» Азербайджана, осмелились показать свои работы в Карабахе. Саринэ верит, что правильной дипломатией можно преодолеть любую политическую проблему. Однако, она считает, что одной из причин существующих проблем является нехватка вложений государственных средств в сферу искусства.

«По-моему, министерство культуры не должно помогать художникам просто приобретать материалы и инструменты, оно должно создавать соответствующую атмосферу и среду, - говорит Саринэ и добавляет, - раньше министерство предоставляло артистам хотя бы студии, но сегодня, к сожалению, этого нет. Наши художники нуждаются в общении с зарубежными коллегами, что влияет на их творческое мышление». Она отмечает также, что в Карабахе прошло несколько международных фестивалей, в том числе симпозиум скульпторов и фестиваль классической музыки.

«В Карабахе много талантливых детялей искусства, чьими произведениями восторгаются международные специалисты. Сегодня они делают все возможное, но, к сожалению, это недолго продлится. Однажды они растратят свой потенциал»,- отмечает Саринэ.

Из 113 миллиардов драмов бюджета Нагорного Карабаха за 2019 г. министерству по молодежным вопросам и туризму выделено лишь 2.1 млрд драмов. В свою очередь министерство половину суммы тратит на организацию культурных мероприятий.

Тем не менее, министерству по молодежным вопросам и туризму Нагорного Карабаха Лерник Ованнисян утверждает, что они делают все, чтобы содействовать деятелям искусства.

«Мы предоставляем разную помощь деятелям искусства. Иногда министерство приглашает их участвовать в специальных мероприятиях, а иногда они к нам обращаются за помощью в организации какого-либо фестиваля или симпозиума. В 2019 г. мы планируем провести более 10 мероприятий, общий бюджет которых составляет 104.5 млн драмов ($214,108). Бюджетом предусмотрены также внутриреспубликанские и зарубежные гастроли, концерты, выставки и другие культурные мероприятия. А около 120 млн драмов выделено на сохранение и реконструкцию историко-культурных памятников», - говорит министр.

28-летний гончар Сероб Мамунц в Союзе искусств «Нарекаци» в Шуши делает гравировку на глиняном кувшине. С 2017 года три раза в неделю Мамунц преподает уроки гончарного мастерства детям Шуши.
В гончарной мастерской степанакертского Реабилитационного центра имени Кэролайн Кокс Мамунц дважды в неделю проводит арт-терапию для детей и взрослых с физическими и умственными ограничениями. В 2012 г. в этой мастерской Сероб начал заниматься гончарным искусством.
В мастерской реабилитационного центра. Сероб на гончарном круге обрабатывает глину для изготовления кувшина. Он говорит, что глина все чувствует, поэтому свою даже самую маленькую работу он не дарит и не продает случайным людям. «Глина любит людей с чистой и честной душой», - говорит он. Работы Сероба попали во Францию, Великобританию, Испанию, США, Россию и другие страны.
Работа с глиной очень помогает тем, у кого проблемы с моторикой верхних конечностей. У взрослых, проходящих лечение в центре, это в основном, следствие инсульта.
На заднем дворе Союза искусств «Нарекаци» в Шуши для симпозиума гончарного искусства Мамунц с друзьями за 4-5 месяцев для обжигания глины изготовил 2 большие печки. Рядом с мастерской под открытым небом он планирует открыть «арт кафе».
5-летний Айк показывает отцу свои навыки рисования на гаджете. В семье художников суббота - «день отца». Мальчики весь день проводят с Серобом. «Поскольку у нас у обоих загруженный график, уход за детьми и домашние дела мы распределили между собой», - говорит Сероб.
Студенты Гуманитарного колледжа имени Арсена Хачатряна в Шуши знакомятся с армянскими узорами. 28-летний модельер, дизайнер и живописец Сатеник Айриян в колледже преподает историю создания одежды.
Айриян в Школе искусств Шуши дважды в неделю преподает также гончарное мастерство и живопись детям 6-15 лет.
В Школе искусств Шуши. «Мне жаль, что мы раньше не перебрались в Шуши. Этот маленький исторический город очень располагает к творчеству и воодушевляет. Я уже выбрала несколько красивых пейзажей и с нетерпением жду весны, чтобы писать картины», - говорит Сатеник.
Коллекция молодого дизайнера «Райский сад» в 2017 г. впервые была представлена в столице Армении Ереване на ежегодной выставке армянской моды «ArmMod Fashion». Из 50 дизайнеров только Айриян была из Карабаха.
Сатеник в сыновьями Айком и Миграном в своем доме в Шуши.

В этом контексте организация, в которой работает Саринэ Айриян, играет важную роль в активизации культурной жизни Карабаха. И не случайно, что единственный вернисаж Степанакерта, где местные деятели искусства продают свои ручные работы, находится именно в центре The Roots. Здесь часто проходят выставки работ местных художников.

Не менее важную роль играет также степанакертский офис Общенационального армянского образовательного и культурного союза.

«В центре нашего внимания находятся в основном молодые деятели искусства, в частности, из далеких и приграничных сел», - поясняет руководитель степанакертского офиса союза Эрминэ Авагян.

«Мы пытаемся найти новые таланты и еще более активизировать культурную жизнь, используя наши ресурсы и связи, выставить работы местных деятелей искусства в Карабахе, Армении и за рубежом. Мы предстаем перед миром посредством работ карабахских деятелей искусства», - говорит она, добавляя, что вскоре в столице Ливана Бейруте откроется выставка.

Несмотря на все это, все равно, трудно зарабатывать на искусстве. Сегодня ежемесячный доход Сатеник и Сероба составляет всего 190 тысяч драмов (меньше $400). Между тем, пара уже шесть месяцев снимает двухкомнатную квартиру в Шуши за 40 тысяч драмов (приблизительно $ 82), где нет даже помещения, чтобы заниматься творческой работой.

По всему дому супругов развешаны их произведения. Рядом с полотнами Сатеник висят рисунки ее 5-летнего сына Айка - его первые шаги в рисовании. На той же стене чуть ниже - «ручная работа» младшего сына, 2.5-летнего Миграна.

Айриян себя, в первую очередь, считает модельером и дизайнером одежды, только потом живописцем.

«Все началось с маленькой коллекции женской одежды, которая называлась «Райский сад». Я использовала известные в армянской миниатюре изображения птиц в своей интерпретации», - говорит Сатеник.

За многие годы у Айриян появились постоянные клиенты, которые периодически заказывают дизайнерскую одежду.

Сатеник не хочет ограничиваться Карабахом. Несмотря на то, что теоретически с помощью интернета она может продавать свои работы за рубежом, она отмечает, что из-за стесненных финансовых обстоятельств и по техническим причинам она вынуждена отклонить заказы из диаспоры.

«Очень бы хотелось иметь маленькую команду и обеспечить какое-то количество дизайнерской одежды, тем более, что спрос растет», - говорит она.

«Мало, кто понимает и ценит мой стиль. Конечно, невозможно только этим зарабатывать на жизнь. Я параллельно преподаю гончарное искусство и живопись в школе искусств и гуманитарном колледже Шуши», - рассказывает Сатеник.

Гуманитарный колледж Шуши с первого взгляда ни на что не годен. В трехэтажном здании с тремя корпусами сегодня эксплуатируется только средний корпус. В остальных двух только стены стоят, которые со временем заросли кустарником. В 1991-94 гг. во время карабахской войны большая часть зданий Шуши была разбомблена и подожжена.

Сероб уже пять лет преподает здесь гончарное искусство.

Он начал заниматься гончарным искусством в 2012 г., когда был еще студентом факультета искусств Арцахского госуниверситета. Тогда, как и сегодня, в Карабахе умелых мастеров в этой области не было. Несмотря на усилия Сероба, ситуация не очень изменилась.

«К сожалению, гончарным искусством интересуются немногие. Большая часть моих студентов предпочитает зарабатывать не гончарным делом, а идти в рабочие», - отмечает Сероб.

На полках, висящих на стенах мастерской, - работы студентов разных лет. А из окна открывается вид на собор 19-го века Св. Казанчецоц (редкое сооружение, уцелевшее в Шуши).

Сероб здесь редко творит что-то.

«У меня нет мастерской, я в основном работаю в Союзе искусств «Нарекаци»в Шуши. Там уже два года учу детей гончарному мастерству», - говорит он.

«Прошлым летом с руководителем союза в Шуши, мастером кукол Айком Папяном мы инициировали первый в Карабахе ежегодный симпозиум гончарного искусства «Брут арт», в котором приняли участие более 10 гончаров из Карабаха и разных городов Армении. Таким способом мы пытаемся развивать и гончарное искусство, и сделать Карабах более узнаваемым миру с помощью искусства», - говорит Сероб и добавляет, что в этом году фестиваль претендует на то, чтобы стать международным.

4-дневная апрельская война в 2016 г. была единственным случаем, заставившим гончара оставить незавершенными начатые дела и целыми днями не подходить к глине. Но даже в ситуации войны Мамунц не считал бессмысленным заниматься искусством.

«Во всех областях есть трудности и ограничения, связанные с рабочими материалами, возможностями и, что самое важное, с восприятием и оценкой искусства. Но это не означает, что человек перестает творить», - говорит он.

Искусство Сатеник в конце этого месяца будет представлено в одной из самых больших галерей Бейрута в рамках выставки «Арцах на ладони», которую организует Общенациональный армянский образовательный и культурный союз. Будут представлены также работы еще 13 женщин-художников из Карабаха.

«Моя новая коллекция будет включать элементы армянской миниатюры и будет подстроена под вкусы диаспоры», - рассказывает Сатеник.

«Идея есть, на данном этапе работаю над моделями одежды и дизайном деталей. Это очень хорошая возможность представить свое искусство за пределами Карабаха и Армении», - говорит она.


 Millennials, February/March 2019

Чайхана
О нас
|
© Авторское право