Китайский вклад в грузинскую чайную индустрию
Отказ от ответственности
Просмотры: 5642
Языки: 

В чайной фабрике в городе Целенджиха на западе Грузии 72-летняя Наргиза Гвинжилия убирает стебли и веточки из темно-коричневой горки свежевысушенного чая и не может сдержать улыбку. Недавно поступившие китайские инвестиции даруют будущее сохранившемуся с советских времен местному чайному заводу, а значит Гвинжилия снова сможет заниматься любимым делом.

“Китайцы возродили чайную культуру, — утверждает она. — Люди были настроены пессимистично, потому что правительство бросило их. Они остались без работы, но она вновь появилась, когда пришли инвесторы”.

Всего несколько десятилетий назад такой сценарий был бы немыслим. 

Женщины собирают чайные листья на окраине Цаленджихи. Субтропический климат региона идеально подходит для выращивания чая
Сбором чая в основном занимаются женщины. Это физически сложная работа, при которой иногда приходится выдерживать 33 градусную (91,4 по Фаренгейту) жару на улице
Рабочий фабрики проверяет сухие листья, собранные с утра

В субтропических, черноморских районах западной Грузии чай выращивали еще с середины XIX века. Тогда в СССР на него был огромный спрос, его называли “зеленым золотом”, что стимулировало интенсивное развитие чайных плантаций на этой плодородной земле.

В 1985 году в Грузии было произведено более 150 000 тонн (165 346 американских тонн) чая, что сделало его основным производителем напитка с кофеином, богатым антиоксидантами во всем Советском Союзе. Были созданы сельскохозяйственные научно-исследовательские учреждения и разработаны новые штаммы чая. Этот напиток рекламировали как средство подавления аппетита и источник энергии для плодотворной работы.

“Плантации были повсюду, вся деревня там работала, — вспоминает Гвинжилия, которая начала собирать чайные листья в 12 лет. — Работы было настолько много, что заводы были открыты 24 часа в сутки.”

“В летний сезон сбора урожаю запах чая был повсюду, — вспоминает 52-летний врач из Цаленджихи Майя Маглакелидзе. — Давайте открою окно, чтобы почувствовать его. Запах стоял во всем городе.”

Она оглядывает свой город с населением 3 847 человек и отмечает, что “все это большие дома были построены благодаря чаю”.

 Все закончилось с развалом Советского Союза. Запаха чая больше нет. 

Коровы у одного из заброшенных, в прошлом процветающих при чайном буме, заводов
Статуя в нефункционирующем фонтане в Цаленджихе — городе, который процветал в советский период благодаря своей чайной промышленности
Мозаика на стене ветхого чайного завода, одного из шести, который в советские времена обеспечивал в Цаленджихе рабочими местами многих жителей региона

В настоящее время из шести бывших чайных заводов Цаленджихи функционирует только “Лази”, где работают только 35 человек, включая технолога и дегустатора Гвинжилия. Большинство чайных кустарников засохли или их съел скот, который часто блуждал по развалинам фабрик.

Тем не менее, мировой спрос на чай неуклонно растет. Китай же, крупнейший в мире производитель и потребитель напитка, видит в маленьком грузинском городке потенциал.

Китайские инвестиции, в рамках проекта “Нового Шелкового пути”, уже были вложены в различные грузинские проекты, начиная от недвижимости и заканчивая строительством железных дорог. В преддверии соглашения об установлении свободной торговли в 2017 году, в список проектов было включено и чайное производство. Китай согласился помочь грузинской чайной индустрии расширить свою продукцию и улучшить качество.

Чайные плантации находятся недалеко от порта Поти, где находится, принадлежащая в основном китайцам, Свободная индустриальная зона. В рамках соглашения о свободной торговле китайским импортерам не нужно платить никаких тарифов на продукты, отправленный из Грузии.

Большинство производимой на “Лази” продукции по-прежнему распространяется по постсоветским республикам — Украина, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан. Однако в этом году в Китай было отправлено от 7 до 8 тонн чая.

Технолог Наргиза Гвинжилия проверяет новую партию чая. Помимо Китая, он экспортируется в Таджикистан, Узбекистан и Туркменистан
Зеленый и черный чаи сравнивают при дегустации
Наргиза Гвинжилия предлагает чашку чая во время утреннего перерыва
Рабочий убирает стебли и веточки из высушенного чая
Свежезаваренная чашка чая во время перерыва на фабрике “Лази” в Цаленджиха

Заместитель директор “Лази” Константин Мегония рассказывает, что сделка с китайской компанией Chedzani Ranrani Biotechnology произошла случайно. Они просто исследовали возможности чайного производства в западной Грузии. Теперь их инвестиции в размере 80 000 долларов США обеспечивают работу собирателям чая в мае и июне (два месяца за официальный четырехмесячный сезон сбора урожая). Считается, что в этот период листья растения находятся в лучшем состоянии. Генеральный директор “Лази” Гонери Салия отметил, что с прошлого года число таких рабочих, в основном женщин, увеличилось втрое: с 100 до 300 человек.

Компания теперь также может платить больше служащим, говорит Гвинжилия, которая руководит этими работниками. Во время сбора урожая сотрудники зарабатывают от 5 до 35 лари (от 2 до 14,29 долларов) за килограмм чайных листьев. Обычная ставка составляет от 1 до 1,5 лари (от 41 до 61 цента) за килограмм.

Больше всего платят за «лучший» вид с только двумя листочками на верхушке. Именно вкусы и опыт Гвинжилия определяют стандарты чая от  “Лази”. “Особенный аромат именно у этого сорта. Такой и нужен китайцам”, — говорит она.

“Вот почему нужно собирать чай вручную”, — отмечает она. 

После долгого сбора чая в жару женщина выгружает листья на сушильный стол
Женщина убирает стебли и веточки из высушенного чая
Сухой черный чай сортируют вручную
Наргиза Гвинжилия вручную убирает стебли и веточки из горок высушенных чайных листьев
Рабочий на фабрике “Лази” вручную обрабатывает чай. Китайские инвестиции поспособствовали росту рабочих в Цаленджихе в три раза, заявляет руководство компании

Однако технологии не менее важны. Китайские партнеры предоставил фабрике три небольшие машины для прокатки свежих листьев и четыре — для сушки. Еще одна машинка за час сушит и производит два килограмма (четыре фунта) высококачественного зеленого чая.

Китайские эксперты консультируют своих грузинских коллег в вопросах использования оборудования и обмена знаниями. В рамках сотрудничества два сотрудника “Лази” были приглашены на трехмесячный ознакомительный тур в Китай.

Несмотря на те надежды, которые влечет за собой сотрудничество с восточным партнером, соглашение вряд ли продлится долго. Реабилитация чайной плантации может занять до пяти лет, и, по-видимому, Chedzani Ranrani Biotechnology Company не намерены столько ждать.

За десять месяцев без участия китайских инвестиций, «Лази» изо всех сил пытается найти средства для зарплат и продажи чая в сети магазинов, говорят сотрудники. Инженеры жалуются, что обслуживание переданных чайных машин обходится дорого и требует специальных знаний. Отправленные же из Китая машины, сдаются в аренду и не принадлежат фабрике.

Технолог Наргиза Гвинжилия смотрит на надпись на фабрике чая “Лази”, которая будет отмечать сотрудничество с китайскими инвесторами
Рабочий проверяет сухие чайные листья, собранные накануне
В ожидании новой партии урожая, скучающие рабочие сами пытаются подсчитать сколько у них получилось заработать
У фабрики “Лази” мужчина ждет сборщиков, чтобы доставить листья
Водитель и сборщик договариваются с управляющим о цене за мешок чая

На темном складе “Лази” только что запустился двигатель одной из этих машин. Он гудит и скрипит с равномерными интервалами. Внутри на орбите вращаются сгустки ферментирующих изумрудно-зеленых листьев, сушащиеся при каждом повороте.

Как только запускается мотор из машины исходит теплый и утешительный запах. Для новичков он похож на сладкую смесь свежескошенного газона и исходящего хлебного аромата из пивоваренного завода. Для Гвинжилия и остальных сотрудников — этот запах ассоциируется с ностальгией и надеждой

Корова движется по улицам Цаленджихи недалеко от кукурузного поля. Плодородная почва региона идеальна для производства чая и удовлетворения внушительного спроса советских потребителей
Дети играют у реки Чанисцкали, которая проходит через Цаленджиху
Чайхана
О нас
|
© Авторское право