Когда даже защищать себя – табу
Отказ от ответственности
Просмотры: 1101
Языки: 

17 июня примерно в 15:00 Карлен Кашхчян, 1946 года рождения из села Каурма  Ниноцминдского муниципалитета, убил свою жену Альвард Кашхчян, 1948 года рождения. Альвард была директором публичной школы в деревне Карума.

Односельчане говорят, что причиной была ревность.

Насилие в семьях одна из проблем, о которой вслух в Джавахети говорить нельзя, тем более нельзя  обратиться в полицию или в другие правоохранительные органы. Традиции и устои патриархального общества вносят в мышление женщины, в некоторых случаях, стыд, а в других же- страх.  Женщины, которые выросли в обычной семье, где уважаются права женщин, после того, как в семье мужа испытывают на себе насилие, стыдятся говорить об этом, даже своим родителям. А те, которые с детства привыкшие к насилию чувствуют страх, страх быть побитой, убитой. Страх за своих детей, которые вырастут сиротами. Эти и многие другие причины заставляют женщину быть слабой и беззащитной перед домашним тираном и терпеть психологическое, физическое и другие виды насилия в семье.

"Редко говорят, что над ней издеваются. Может вдруг соседка прийти, на ухо соседке сказать и на этом все заканчивается", - объясняет Гоар Авакян, преподаватель английского языка и консультант, который создает организацию для оказания помощи женщинам.

В докладе от 2015 года Управление общественного омбудсмена Грузии определило масштабы домашнего насилия в стране как “разрушительные”. В 2014 году серия фемицидов - 23 женщины убиты в результате инцидентов, связанных с семейным насилием, - подтолкнула власти к ужесточению закона для защиты женщин. Но правоохранительные органы слабы, и чаще всего женщины в таких ситуациях слишком напуганы или стыдятся осуждать своих мужей. Иногда это приводит к фатальным последствиям.

В Ахалкалаки выносить "сор из избы" -табу, но иногда издевательства доходят до такой точки, что избитая женщина бежит из дома, обращается за помощью и защитой к соседям, а в маленьком городе то, что знает один человек, знают все.  Что примечательно, никто не решится влезть в "чужое дело"- это считается неприлично.

В год несколько раз в разных селах  и в самом Ахалкалаки происходят самоубийства женщин, однако является ли причиной самоубийств насилие в семье утверждать нельзя. Да и в общих чертах составить статистику в таких условиях практически нереально,  все замалчивается и скрывается тщательно.

Очень редко издевательства в семье доходят до развода и суда, и вот тогда только выясняются все детали семейной жизни избитой, униженной и замученной женщины. Однако и в таких случаях общество по всякому старается оправдать деяния мужчин,  обвиняя  женщин. 

Часто сами родители женщины, которая подверглась насилию в семье мужа, не поддерживают своих же детей в решении пойти на развод, уговаривая их терпеть издевательства мужа, свекрови, свекра и других близких родственников и все это делается во имя сохранения семьи и для того, чтобы дети росли в полной семье. Несмотря на все причины и аспекты,  редкие женщины все-таки решаются на развод.

В таком обществе женщины, которые решают бросить вызов социальной норме и развестись с мужьями - герои. Как Ани. Ей было 19 лет, когда она вышла замуж за ее теперь уже бывшего мужа. Она провела долгие годы, терпя издевательства с его стороны. Сегодня она оправляется от травмирующего развода и ищет работу, чтобы поддержать себя и свою восьмилетнюю дочь.

Финансовая зависимость в браке является важным фактором для его сохранения. Даже если брак неудавшийся, большинство женщин понимают, что им будет сложно поддерживать детей самостоятельно. Актуален также квартирный вопрос. Проживание одной с детьми после развода – является задачей и вызовом для женщины.

Вид на город Ахалкалаки с холма Тавшан Тапа. Ахалкалаки находится в нескольких километрах от грузино-турецкой и грузино-армянской границ. Здесь доминируют традиционные, патриархальные ценности.
В большинстве домов села Карцахи нет воды, поэтому в основном женщины ходят за водой к роднику в центре села и носят воду в ведрах или на ослах. В отсутствии газа в доме, женщины чистят печку и трубы, топят печь и пекут хлеб.
Женщины собирали траву для скота в августе. Каждый год безработица побуждает людей искать работу за границей, оставляя семью в течение нескольких месяцев. В отсутствии мужчин женщинам приходится заниматься тяжелой работой.
Карцахи - деревня, которая располагается на северо-восточном берегу озера Хозапини на границе между Грузией и Турцией в Джавахети.
Возможностей для молодежи в регионе не хватает. Большинство предпочитают уехать из сел в города.
Взбитая шерсть во дворе в селе Кочио, в Ахалкакском муниципалитете. Каждый год женщины моют и взбивают шерсть, а после сушат на солнышке. После шерсть используется для изготовления одеял и матрасов.
Дети играют вокруг полуразрушенной церкви в деревне Кочио под наблюдением своей матери. Основная забота и воспитание детей -женское дело.

Собственную историю не хочет рассказывать никто, потому что, если заговоришь открыто, все узнают через что ты прошла. Поэтому наш персонаж избегает гласности. Она не хочет раскрываться, так как у нее и ее мужа есть совместный ребенок.

"Очень пожалела, что терпела. Зачем терпеть если он не осознал ничего. Из-за него я натерпелась" - говорит она, во время нашей встречи в недавно открывшемся центре поддержки. 

В июле 2017 года НПО “Женщины многонациональной Грузии” открыли  в Ахалкалаки  центр поддержки и убежища, где женщины и дети, ставшие жертвами насилия в семье, могут найти убежище, а также психологическую и юридическую помощь. Центр является частью проекта “Нет насилию в семье”, финансируемого Европейским союзом. Проект направлен на повышение осведомленности о домашнем насилии и оказании поддержки жертвам.

Убежище может содержать жертв всего на три дня, но Алла Беженцева, председатель НПО и координатор проекта, утверждает, что если бы центр  открылся раньше, то судьба убитой Альвард Кашхчян могла бы быть другой.

“Она приходила к нам, но тогда мы еще не были открыты, и у нас не было специалистов”, - вспоминает Беженцева. Тогда ей адвокат посоветовал как действовать дальше, но вы видите, что с ней случилось. Это наша боль”.

Консультационный центр - это недавний проект. Предыдущие эксперименты, направленные на обеспечение защиты женщин, показывают, что мало кто из пострадавших женщин  напрямую обращается за помощью.

Более ранняя служба гамгеобы (Муниципальная управа) “Женская Комната” работала около двух лет с декабря 2014 года в рамках финансируемого на международном уровне проекта, направленного на предоставление услуг, ориентированных на женщин. Комната, управляемая и находящаяся в муниципальном здании, располагает библиотекой, компьютером и доступом в Интернет.

Проект закончился, ожидалось, что  деятельность должна будет перенесена на содержание местного бюджета, однако местные власти решили только предоставить помещение, без выплаты зарплаты двум сотрудникам, поэтому комната открывается только тогда, когда есть необходимость в помещении.

“Конкретную статистику предоставить не могу,  но самоубийства происходят  один раз в год. Есть такие случаи. Доводят до самоубийства. Для нашего города и региона это даже страшно, что в год один раз происходят такие случаи”, - отмечает руководитель “Женской Комнаты” Анаид Асатурян. 

Дали Агдгомеладзе уже более десяти лет работает над проблемами женщин. В 2003 году она основала “Женщины за будущее Джавахети” неправительственную организацию, выступающую за права и возможности женщин, которая организовывает встречи, чтобы выявить воздействие ранних  браков и насилия в семье.

Поскольку всё в Ахалкалаки разделено между тем, что можно  делать мужчинам и женщинам, и куда тот или иной может или не может пойти, в 2016 году Агдгомеладзе и ее семья решили открыть женское кафе - никакого официального запрета на мужчин, но, по сути,  кафе “Мимино” женское пространство.

"Традиционные семьи и воспитание не позволяют нам, чтобы мы наравне с мужчинами были в ресторанах или в других заведениях. Остается такое ощущение, что женщины многое теряют", - объясняет Дали.

В Ахалкалаки действует так-называемый “сезонный матриархат”. Безработица  заставляет мужчин искать работу за рубежом, в основном в России.  В отсутствии в доме мужа "контроль" над невестками ведут свекр (если он тоже не уехал на заработки) или свекровь. Функция контроля иногда означает психологическое, иногда и физическое насилие над женщиной, которая и так на свои хрупкие плечи берет всю заботу о детях, доме, домашней скотине, о полях с посевом и многое другое.

“Массовый выезд мужчин, потому что на местах нет никакой работы, во всех армянских деревнях остались только женщины с детьми и старики. Старики делают реверанс в сторону своих сыновей, они сохраняют его честь и представляете в каком состоянии находится эта женщина”, - отмечает Алла Беженцева. 

Чайхана
  Jumpstart Georgia
О нас
|
© Авторское право