Крематорий без кремации
Отказ от ответственности
Просмотры: 4115
Языки: 

Глядя сверху на кладбище Мухатгверди в Тбилиси, можно заметить две разваливающиеся бетонные башни, которые похожи на одну из разрушающихся промышленных реликвий из советского прошлого. И это здание, действительно, связано со смертью. Это единственный известный крематорий на Кавказе. Хотя в стране, где традиция погребения достаточно прочна, он никогда не использовался по назначению. 

 

Крематорий советского периода на кладбище Мухатгверди в Тбилиси.

Его построили в 1970 году по приказу правительства Тбилиси. Как сообщается, основной целью постройки здания было замедлить процесс расширения кладбищ в главном городе Советской Грузии.

Спроектировал пятикомнатный крематорий один из главных архитекторов Грузии Виктор Джорбенадзе, который позже создал довольный похожий на него «космический» Дворец торжественных обрядов (Дворец бракосочетания).

Однако крематорий так и остался невостребованным в Грузии. В нем даже не установили инсинератор. В стране, где глубоко укоренились традиции похорон, гражданских панихид, проводов, посещения семейных могил, мало кого привлекала кремация.

Вместо этого, вскоре после появления крематория, его центральная зала превратилась в кафетерий кладбища Мукхаггверди, которая функционировала до конца 1980-х годов, говорит Зураб Экизашвили, пожилой рабочий кладбища, который выкапывал могилы, делал надгробия и ремонтировал заборы более 30 лет.

“Залу использовали родственники погибших, рабочие кладбища, а также административный персонал, который каждый день работал на территории, — вспоминает Экизашвили. — Те, кому не по карману были поминки, накрывали стол прямо в здании ”.

Он говорит, что крематорий никак не использовали более 20 лет. Поэтому служащие кладбища начали хранить там свои инструменты и вещи.

“Через какое-то время все здания устаревают и о них нужно заботиться, — замечает Экизашвили. — Крышу надо закрепить, а стены отремонтировать”.

Работник кладбища Мухатгверди Зураб Экизашвили.
Граффити на стенах нефункционирующего тбилисского крематория.

Хотя директор городской службы похоронных услуг Гермес Михеил Дзагания не видит причин для восстановления заброшенного здания. “Я не знаю, в чем функция этого сооружения”, — говорит он.

“Сегодня, как и раньше, нет спроса на кремацию, — продолжает Дзагания. — В год всего несколько человек могут позвонить и спросить об услуге, и то, в основном иностранцы, проживающие в Грузии”.

Заколоченные окна на заднем фасаде крематория.
Работники кладбища используют главную залу крематория для хранения инструментов.

Наблюдатели говорят, что одной из основных причин отсутствия рабочего крематория является влияние Грузинской православной церкви, чьи приверженцы составляют большую часть населения страны. 

В то время как советское правительство представляло кремацию как современный и новый способ отказа от религиозных обрядов, Церковь выступает категорически против этой практики.

“Во время постройки мало кто возражал против идеи создания крематория, — говорит Дзагания, — но сегодня Церковь будет выступать против этого, потому что, согласно православным традициям, мертвые должны быть похоронены".

Хотя Библия не запрещает кремацию, православные христиане считают, что сжигание тела противоречит христианской догме о телесном воскресение умершего. Церковь признает только ритуал погребения, отмечают они.

Религия некоторых жителей Грузии подразумевает кремацию умершего и им ничего не остается, как отправить тела за границу для обряда.Член храма Кришны в Тбилиси Давид Тутберидзе говорит, что, к примеру, когда умер глава храма, приход отправил его тело для кремации в Москву.

Левый вход в крематорий.

Сейчас уже сложно вспомнить хотел ли кто-то из представителей религиозных меньшинств воспользоваться местным крематорием.

Однако 73-летний мужчина, пришедший на кладбище Мухатгверди повидать могилу своей тещи, ставит под сомнения эти традиции.

„Почему мы мучаем покойников? — спрашивает этнический украинец Виталий Яковенко, который живет в Грузии. — Зачем мучить родственников, которые вкладывают столько эмоциональных и финансовых ресурсов в заботу об ушедших? Для чего это? Только потому, что религия выступает против кремации? Я христианин, но европейские страны также придерживаются христианской веры и там дозволена кремация, это не грех”.

Мысль о  “тысячах червей”, пожирающих тело тещи, ужасают Яковенко. “Некоторые из них поднимаются на поверхность земли, — утверждает он. — Тяжело представить любимого человека, съеденного червями”. 

В крематории по-прежнему висит пустой график похоронных ужинов.
Виталий Яковенко навещает могилу своей тещи на кладбище Мухатгверди.

грузины, которые предпочитают кремацию, как правило, направляют тела членов семьи в Украину, где крематорий функционирует в черноморском портовом городе Одесса. Однако Chai Khana не смогла связаться с семьями, которые могли бы поделится эти опытом.

Стоимость данной процедуры достаточно привлекательная. Согласно одному из украинских докладов, несколько лет назад фиксированная цена кремации тела в Одессе составляла 840 гривен (32,14 долларов США).

Для сравнения, по оценкам Дзагания, традиционные погребальные услуги (могильный участок, выкапывание могилы, гроб и погребальное охлаждение) стоят в Тбилиси, в среднем, 1 500 лари (630,20 долларов США) в зависимости от месторасположения. (Цены на частных кладбищах могут быть вдвое выше, сообщает BPN.ge).

 

Лопаты для выкапывания могил хранятся внутри крематория.
На городских кладбищах могилы окружены низкими каменными заборами, которые занимают дополнительное пространство.

По мнению Дзагании, из-за космических цен городских кладбищах, к похоронному бюро Гермес не раз обращались за услугами кремации.

25 из 54 городских кладбищ в настоящее время закрыты, а люди иногда вынуждены хоронить близких сверху над останками ранее погребенных родственников. Или, как рассказывает Яковенко, некоторые достают кости из заброшенных могил и продать участок другой семье.

Дзагания отмечает, что «наверняка, следующие 50 лет недостатка погребальных мест в Тбилиси не будет». По данным официальной переписи населения, в Тбилиси живет около 1,06 миллиона человек, которое вряд ли увеличится. Хотя заторы на улицах города и устойчивое городское развитие может привести к другому результату. 

но Дзагания также предупреждает, что “после этого важно будет составить новый архитектурный план развития города”.

Наличие крематория дало бы “преимущество Тбилиси. В городе много кладбищ, — отмечает 61-летний Давид Тутберидзе. — Некоторый дома стоят впритык к этим участкам. Так не может больше продолжаться”.

Яковенко согласен. “Я думаю, что важно вынести этот вопрос на публичное обсуждение”. Он добавляет, что, имея функционирующий крематорий, грузины, которые хотят кремироваться, по крайней мере, смогут “умереть по своему усмотрению”.

Чайхана
О нас
|
© Авторское право