Мигрирующие женщины Джандари жертвуют отношениями, чтобы прокормить семью
Отказ от ответственности
Просмотры: 3071
Языки: 

В грузинском селе Джандари трудовая миграция коснулась почти каждой семьи. Все чаще уезжать стали женщины. Хоть это вовсе не новая тенденция для Грузии в целом, для села это довольно радикальные перемены.

Население села состоит из этнических азербайджанцев, где традиционно женщины выходили замуж по молодости и жили дома, финансово завися от своих отцов и мужей.

Но сегодня картина происходящего меняется.

В деревне очень мало возможностей для жителей, которые в большинстве своем не знают грузинского языка и сталкиваются со сложностями в поисках работы.

Мужчины из Джандари начали искать работу в соседних странах, — в основном, Турции, России и Украине, — около 15 лет назад. Женщины начали уезжать около 10 лет назад. По мере того, как все больше женщин стало покидать деревню, жители поняли, что за границей больше работы для женщин, чем мужчин. Если мужчины востребованы лишь на строительных площадках и в других сферах, где требуется тяжелый физический труд, то женщины могут работать сиделками, нянями и домработницами.

Сегодня, по словам местных жителей, почти половина женщин деревни работают или работали за границей, преимущественно в Турции. При этом, наблюдается тенденция к миграции более молодого поколения женщин: если 10 лет тому назад уезжали, в основном, женщины старше 40, то сегодня мигрируют и 25-летние девушки.

Является ли эта тенденция реакцией на крайнюю нищету в Джандари? Или возможность работы за границей дает этим женщинам шанс быть по-настоящему независимыми?

Ситуация сложная.

Хоть эти женщины и обеспечивают свои семьи необходимыми для жизни средствами, общество относится к ним довольно противоречиво. Сельские жители, как правило, смотрят на таких женщин свысока, а некоторые даже считают такую работу «аморальной», несмотря на то, что мигрирующие женщины приносят огромные личные жертвы ради работы за рубежом.

Уезжая за границу, женщины фактически отказываются от материнства, оставляя своих детей на попечение матерей и свекровей. Под удар ставятся также и отношения с мужьями.

При этом, по словам мигрирующих в Турцию женщин, они сталкиваются с большой дискриминацией за границей. Они говорят, что работодатели вынуждают их работать сверхурочно за ту же зарплату, что получают и местные женщины.

Тем не менее, женщины утверждают, что работа за границей дает им уверенность в себе и ощущение финансовой независимости.

Представляем вам четыре истории о женщинах, уехавших на заработки за границу, рассказанные как их родственниками из деревни, так и ими самими.


Их вторая мама

Ганира, 57 лет

 

Невестка и сын Ганиры работают в Турции больше четырех лет, Ганире же приходится заботиться об их детях. Детям было совсем мало лет, когда уезжали их родители, потому они начали воспринимать Ганиру как их вторую маму.

«Младшему чуть больше двух лет, и для него - я как мама», говорит она.

Ганира говорит, что, если раньше ее невестка приезжала каждые три месяца, то сейчас они не видели ее больше года, отчасти оттого, что работодатели ее сына и невестки платят им теперь намного меньше.

«Если раньше они получали 700-800 долларов, то теперь их зарплата сократилась до 400-500 лир. Но здесь вообще нет работы, поэтому им нет смысла увольняться, хоть и зарплата намного меньше», говорит ганира.

В деревне два вида работы: продавать овощи или молочные продукты на рынке или быть продавцом в местных магазинах. «А магазины в Джандари можно посчитать на пальцах одной руки», говорит она.

Ганира с внуками перед их домом в Джандари, в Грузии.
«Младшему внуку чуть больше двух лет, он считает меня своей мамой», говорит Ганира.
Дети играют на улице в Джандари.

Мы другие благодаря нашей матери

Гюллер, 26 лет

Мать Гюллер уехала на заработки в Турцию 10 лет назад, — через три года после того, как уехал их отец. Четверо детей — две девочки и два мальчика — остались жить одни. «Мне было 15 лет, а моей сестре - 21, поэтому она была за старшую», рассказывает Гюллер.

Младшему брату было всего 4 года, когда уехала их мать.

«Когда он спрашивал о ней, мы говорили ему, что она пошла собирать помидоры на грядке. Он начал понимать, что происходит, когда пошел в школу».

«Каждый ребенок мечтает об игрушках и развлечениях, а я всегда хотела, чтобы наша семья была вместе. Мы смирились с отъездом нашего отца, но быть так далеко от матери было для нас трагедией», голос Гюллер начинает дрожать, и она отворачивается.

Сегодня Гюллер работает в Тбилиси, но переехать в столицу она не может из-за брата. Ее отец живет вместе с ними, он недавно вернулся из Турции.

Она говорит, что гордится своей матерью и никогда не обвиняла ее в том, что она оставила их. «Хоть моя мама сама так и не получила высшего образования, она всегда настаивала на том, чтобы мы учились. Моя сестра - журналист, а я собираюсь стать адвокатом. Мой брат учится в университете, пока служит в армии. Мы другие благодаря ей», говорит Гюллер.

По ее словам, в Джандари единственной подходящей профессией для девушки считается преподавание. Многие люди в деревне до сих пор придерживаются мнения, что любая другая работа аморальна. Но ситуация меняется, и женщины чувствуют себя увереннее.

Гюллер говорит, что многие мужья начали ценить своих жен и уважать их за спасение семьи из финансового кризиса.

Гюллер работает азербайджано-грузинским переводчиком в разных социальных проектах. Она уверена, что если бы жители Джандари знали грузинский язык, найти работу в Грузии им было бы легче.
Гюллер никогда не снимает подвеску, которую подарила ее мать.
Гюллер и ее брат Муса. Гюллер держит фотографии их матери.
«Я работаю в Тбилиси, и единственная причина, по которой я возвращаюсь в деревню каждый день, - это мой брат. Я всегда беспокоюсь за него, он слишком молод, чтобы быть один. Когда я была младше, со мной всегда была моя сестра. А он фактически вырос, не видя родителей. И сейчас все больше проводит время в одиночестве. Я чувствую большую ответственность за него», говорит Гюллер.

Сарай долгов

Шахлыг, 71 год

Многие члены семьи Шахлыг работали в Турции — ее сестра, внук, невестка и сын.

«Я не поехала, потому что слишком стара для такой работы. К тому же, у меня коровы, за которыми надо смотреть. Молоко, которое мы от них получаем, — наш единственный источник дохода в Джандари», говорит она.

Но кормить 10 коров, по словам Шахлыг, очень дорого. Она больше не может выводить их пастись на пастбищах, так как правительство продало общественные поля частным лицам. И сегодня местные фермеры вынуждены платить 3000 лари (примерно 1125 долларов) в год, чтобы пасти там свой скот.

Второй вариант - кормить коров сеном. Хоть это и дешевле, Шахлыг все равно не может себе этого позволить.

«Я взяла кредит в банке на 2350 лари. Я должна вернуть, с учетом процентов, 4000 лари. Моя ежемесячная пенсия составляет 180 лари, из которой мне приходится отдавать 90 лари каждый месяц на погашение кредита в течение четырех лет», говорит она.

Однако суммы кредита хватило лишь на покупку сена на один год. Время идет, и каждый год на сено требуется больше денег.

«Конечно, оставшихся 90 лари недостаточно, чтобы прокормить такую большую семью, даже учитывая доходы от продажи молочных продуктов. Единственным выходом было отправить невестку и сына на заработки в Турцию, чтобы погасить долги и заработать денег для того, чтобы мы могли жить дальше», рассказывает Шахлыг.

Внук Шахлыг недавно вернулся в Джандари из Турции после падения лиры, но ему уже 28 лет, и он должен женится, говорит она.

«Свадьба стоит больших денег. Можно либо взять деньги в кредит и возвращать его постепенно, либо уехать работать и накопить нужную сумму. В любом случае, ему придется уехать в Турцию для создания своего будущего, хоть и зарплаты сейчас там намного меньше», говорит Шахлыг.

6-летняя внучка Шахлыг Нурай и ее сестра Гюльхаят, которая также проработала в Турции два года. Сегодня они живут вместе в Джандари.
Шахлыг и ее сестра с двумя правнуками. Шахлыг заботитися о них с тех пор, как их родители уехали на заработки в Турцию. Они посылают деньги, чтобы семья могла расплатиться с долгами и прокормиться.
Жизнь Шахлыг наполнена звуками смеха и игр детей.
Сено для 10 коров — необходимая еда для скота на год — стоит около 8000 лари (около 3000 долларов). Шахлыг взяла кредит в банке на покупку сена, и теперь ей приходится выплачивать долг из ее небольшой пенсии.
Годами единственным источником для Шахлыг была продажа молока от коров. «Мои руки болят от холода. Я слишком стара для этой работы. Но покупатели приходят за молоком ежедневно, поэтому я не могу пропустить и дня», говорит она.
Шахлыг и ее внук. «Мой внук тоже работал в Турции. После падения лиры ему пришлось вернуться в Джандари. Но ему уже 28 и надо жениться. Свадьба стоит больших денег. Можно либо взять деньги в кредит и возвращать его постепенно, либо уехать работать и накопить нужную сумму. В любом случае, ему придется уехать в Турцию для создания своего будущего, хоть и зарплаты сейчас там намного меньше», говорит Шахлыг.

Ни дня без турецкого кофе

Эльмира, 47 лет

«Я уехала работать в Турцию, чтобы быть финансово независимой. Мой муж зарабатывал хорошие деньги в России, но после падения рубля наш доход значительно сократился», рассказывает Эльмира.

Дети Эльмиры были достаточно взрослыми, чтобы жить самостоятельно, говорит она. К тому же она хотела заработать денег на высшее образование для своего младшего сына, который сейчас заканчивает среднюю школу.

«Я нашла женщину в Турции, которая предложила мне комнату за 10-20 лир в день, где я жила до тех пор, пока она не нашла мне работу домработницы. Устроившись на работу, мне пришлось отдать ей половину моей зарплаты за первые две недели. Так женщины из Джандари и находят работу в Турции», говорит Эльмира.

Жизнь в Турции сильно изменила Эльмиру, она начала больше общаться и видеть новые возможности для работы и своего развития. «Когда ты живешь в деревне, приходится делать одни и те же вещи каждый день. Со временем ты буквально тупеешь», говорит она.

В Турции Эльмира постоянно встречает людей из Джандари и близлежащего Марнеули. В основном, это женщины, потому что в Турции для них больше рабочих мест.

Эльмира говорит, что женщины-мигранты постоянно сталкиваются с дискриминацией в Турции.

«У меня один выходной в неделю, но и его не всегда получается взять. Все зависит от работы, были случаи, когда мне приходилось работать три недели подряд без выходных. Мы также вынуждены работать больше часов, чем турецкие женщины, за ту же оплату», рассказывает она.

«Физически еще можно как-то отдохнуть, морально - никогда. В течение первого года я постоянно плакала, как ребенок. Я никуда не могла ходить после работы. Моей единственной отдушиной была чашка турецкого кофе, которую я выпивала в одной из кофеен», вспоминает Эльмира.

Сейчас дочь Эльмиры переехала в Турцию со своей семьей, и они живут в одном городе - Стамбуле. Этот факт сделал жизнь Эльмиры на чужбине гораздо счастливее.

«Я выбегаю с работы, радуясь как ребенок, когда иду их навестить. «Я дома», - говорю я себе умиротворенно».

Распитие чашки турецкого кофе - ежедневный ритуал Эльмиры. Эльмира работает домработницей в Стамбуле вот уже четыре года для того, чтобы заработать на высшее образование своего сына. Она вернулась в Джандари на Новый год, чтобы справить праздники вместе с ним.

 СкитанияДекабрь/Январь 2018

 

Чайхана
О нас
|
© Авторское право