Молодежь Абхазии строит свою жизнь
Отказ от ответственности
Просмотры: 4629
Языки: 

Текст: Моника Элена

Фото: Джеикоб Борден 

 

Кофе меня разочаровал. Напиток был слишком водянистым и слабым, не дотягивал до моего испорченного итальянского вкуса. Ничего, подумалa я. Мне все равно никогда не нравился французский кофе. Моя 26-летняя абхазская знакомая удивленно улыбнулся.

Соотнести ожидания с реальностью не так-то просто для молодых людей в Абхазии — месте с ландшафтами, где галечные пляжи соседствуют с пальмами, а горы сливаются с Черным морем. Все это придает очарование курортному городу, которые не так много может предложить своим жителям.

Миллениалы и пост-миллениалы Абхазии выросли в окружении войны за независимость 1992-1993 годов: разрушенные здания, ограниченная подача электроэнергии, нехватка продовольствия, торговое эмбарго, изоляция от внешнего мира. Но кое-что здесь изменилось и, по мнению многих, это может открыть неплохие перспективы.

Молодой человек задумался у руин Генуэзского порта XIII века, одного из главных черноморских портов в Сухуми.
Жизнь остановилась в пуленепробиваемой комнате заброшенного кафе в центре Сухуми.
Ржавая лестница спиралью поднимается по центру заброшенного советского маяка, которую молодежь использует во время квеста.
Жители проводят летний вечер в Абхазии, играя в догонялки и ловя рыбу. Спокойное Черное море контрастирует с ржавыми руинами на побережье.

После признания Россией и несколькими ее союзниками независимости Абхазии в 2008 году,  сюда нахлынули российские туристы и деньги. В Сухуми и других приморских городах гостиницы начали вырастать как грибы, дороги отремонтировали и построили новые школы. 

Тем не менее за исключением нескольких богемных кафе и бургерных на набережной Сухуми, молодым абхазам негде отдохнуть или провести время с друзьями. Для них практически никаких мероприятий не проводятся, хотя существуют местные рок-группы.

Им приходится самим осваивать ресурсы и креативные умы взялись за руины. Заброшенное здание парламента превратилось в место тусовок. Художники по граффити на втором этаже разрисовали стены рисунками и лозунгами. Практически ни одно из них не обходиться без слова “независимость”.

Культурный центр СКЛАД, которым управляют молодые художники и культурные менеджеры, создал программу резиденции, которая приглашает творческих людей со всего мира приехать в Абхазию и ближе познакомиться с темой борьбы за независимость 1992-1993 годов. 

Они отмечают, что тем самым не “трагично почитают память”, а заполняют “воспоминаниями и новыми работами пустоты”, оставшиеся после утраты культурных учреждений. 

Двое молодых людей смотрят в окно сухумского кафе, разгадывая исторический квест. Не имея альтернативных вариантов ночной жизни, молодежь общаться в таких местах.
Перерыв во время исторического квеста в Сухуми. У студентов практически нет возможностей для развлечений, поэтому им приходится придумывать все самостоятельно.
Люди собрались в центре Сухуми, чтобы посмотреть на большом экране выступление молодой девушки на российском песенном конкурсе. Чаще всего молодые люди получают свои мобильные телефоны, одежду и другие товары из России.

Молодое поколение Абхазии помнит о конфликте с Тбилиси только по отрывочным детским воспоминаниям и рассказам родителей. Почитая свою историю, они очень хотят показать, что Апсны (Абхазия) или “Страна души” — это нечто большее, чем прошлое. Вместе со СКЛАДом они чувствуют, что смогут найти путь и душу своего народа.

В то время как большинства уезжают за границу в поисках возможностей, другие возвращаются, чтобы помочь построить будущее родины. Так сделал 30-летний Кан Тания, который стал заместителем де-факто министра иностранных дел Абхазии в 26 лет.

Однако мнение о будущем может измениться, уступив место разочарованиям. Всего несколько стран, следом за Россией признали независимость Абхазии. В то время как большинство держат ее в геополитической неопределенности.

Например, зимние Олимпийские игры 2014 года в Сочи, которые проходили всего в 60 километрах к северу, никак не затронули соседнюю Абхазию. Хотя сей факт никак не отразился не мнение молодых людей, что они обладают уникальной индивидуальностью.

Студенты собираются возложить цветы на могилу Владислава Ардзинба, которого они признают отцом-основателем и президентом Абхазии (1993-2005 годов). День его рождения (14 мая) считается национальным праздником.
Мужчины в знак уважения склонили голову к могиле лидера движения за независимость Абхазии Владислава Ардзинба. Война 1992-1993 годов привела к гибели тысячи людей и бегству около 250 000 этнических грузин из Абхазии.
Ожидая автобус на церемонию в честь дня рождения лидера независимости Владислава Ардзинба студенты собираются в разбомбленном здании парламента. Неотремонтированное 12-этажное здание стоит в центре города как напоминание о тяжелом прошлом.

В июне 2016 года, когда в Абхазии состоялся Чемпионат мира по футболу среди команд непризнанных государств, эйфория была существенной. В течение недели количество абхазских флагов на улице превышало численность населения в 240 705 человек.

 

Фото: Моника Элена
Болельщики собрали на 4 300-местном стадионе “Динамо” в Сухуми в 2016 году, чтобы поддержать игроков на Чемпионате мира по футболу среди команд непризнанных государств (объединение за пределами FIFA) в Абхазии.
Фото: Моника Элена
Фото: Моника Элена
Фото: Моника Элена
Женщина держит портрет с изображением Владислава Ардзинбы с надписью “Наш президен”. Ардзинба возглавил абхазцев во время конфликта в начале 1990-х годов и был первым президентом де-факто в регионе. Он умер в 2010 году.

Однако патриотизм не в состоянии скрыть проблемы. В Абхазии процветает безработица, а для растущей проблемы молодежной наркомании почти нет средств борьбы.

Другая проблема связана с преступностью несовершеннолетних. Генеральная прокуратура Абхазии недавно предложила ввести “комендантский час”. Инициатива сейчас находится на рассмотрении 35 де-факто депутатов.

Тем не менее, молодые абхазы, такие как моя знакомая, считают, что выход из ситуации нельзя найти только сосредоточившись на проблемах и разочарованиях.

“Прошло [более] 20 лет, и то, что мир считает, что конфликт заморожен, не означает, что и Абхазия застыла на прежнем месте, — говорит она. — К лучшему она изменилась или худшему — не важно. Моя страна не такая, как в 1993 году. Мы двинулись вперед”.

Двое сирийских юношей сидят в кафе в центре Сухуми. С 2012 года Абхазия приняла сотни бежавших от гражданской войны в Сирии. Многие, как и эти двое, говорят, что их предки, покинули Абхазию во время Османской империи в середине XIX века.
Сирийцы Анзор (посередине) и его младший брат (справа) поступили в Сухумский государственный университет после приезда в Абхазию в 2012 году. Из-за отсутствия ночной жизни молодые люди просто встречаются, курят сигареты и общаются.

[Disclaimer]

Все высказанные мнения и терминология выбраны самим автором и могут не отражать точку зрения конфликтующих сторон или редакции Chai Khana.

Чайхана
О нас
|
© Авторское право