Нагорный Карабах: женское лицо выездной работы
Отказ от ответственности
Просмотры: 2758
Языки: 

Четыре года назад, когда отец Мэри Чалян заболел, помимо беспокойства о его здоровье дочь должна была позаботиться также о его лечении. Тогда 28-летняя Мэри решила отправиться в Россию на заработки: найти хорошо оплачиваемую работу ей не удавалось в родном Нагорном Карабахе. На ряду с отъездом Мэри ее соотечественница Мариетта Мнацаканян, которая пять лет подряд ездила на заработки в Украину, вернулась в Карабах, чтобы ухаживать за больной матерью.

31-летняя Мэри и 51-летняя Мариетта - одни из тех карабахских женщин, жизнь которых выездная работа разделила на две части. Они отправляются на сезонную работу, чтобы позаботиться о своих семьях. Отсутствие возможностей в Карабахе - одна из основных причин 12,9 % безработицы. Эта цифра растет до 13,8%, когда речь идет о безработице женщин. Традиции во всем этом тоже играют свою роль. По принятому порядку, женщины не должны работать, они должны оставаться дома, вести хозяйство, растить детей. Однако, когда семейный бюджет дает трещину, женщины тоже отправляются на поиски сезонной работы. По данным Национальной статистической службы Нагорного Карабаха, в 2017 г. 16% из 1500 отправившихся в Россию трудовых мигрантов были женщины.

Каждый сезон до 4 месяцев заниматься торговлей или работать в маленьком ресторане нелегко для женщин. Даже стремление к благоустроенному будущему - вызов для молодых женщин, у которых хватает смелости противиться принятым в обществе порядкам и  отправиться на сезонную работу вместо того, чтобы сидеть дома. Женщины более зрелого возраста предпочитают ездить на заработки с мужьями.

Мэри Чалян

Образование бизнес-менеджера не очень помогло Мэри Чалян в поисках хорошо оплачиваемой работы. В 2007 г. после окончания колледжа она работала продавщицей в разных продуктовых магазинах города Мартуни. Мэри родилась и выросла в этом городе с населением в 4,500 жителей.

Мэри Чалян в своем доме в Мартуни.

“Моя месячная зарплата составляла 35 тыс. драмов (около 73 долларов), и я брала в долг продуктов в этом же магазине еще на такую же сумму”, - говорит она.

Из-за финансовой нестабильности семья Мэри могла потерять свой дом, который был заложен в банке. Мэри решила, что настало время поискать другие возможности вне привычной среды. В 2014 г. она посоветовалась с родственниками, проживающими в российском Ставрополе и вскоре отправилась в пляжный город Джубга. Он находится в 170 км к северу от Сочи. Здесь есть большая армянская община.

Для карабахских женщин основной способ найти работу за рубежом - семейные связи. Так они чувствуют себя в безопасности, а риска эксплуатации намного меньше, хотя она не исключается.

“Я нашла работу в кафе маминого знакомого. Работала 4 месяца без выходных с 7 утра до 2 ночи, получала 1000 рублей в день ($15)”, - говорит Мэри, добавляя, что это была не работа ее мечты.

При первой же возможности Мэри поменяла работу и устроилась продавщицей в продуктовом павильоне на рынке, который был рассчитан в основном на туристов.

“Мне нравится торговать на местном рынке. Это легче, и я зарабатываю больше (у меня еще процент от выручки). Расходы на проживание и еду - на работодателе, а что сама зарабатываю, отправляю семье”, - говорит она.

Мэри Чалян в Джубге в ожидании покупателей. Джубга - туристический город на берегу Черного моря. Туда на заработки ездит множество армян (фото из личного архива Мэри).

Это магазин, в котором Мэри работает продавцом. 31-летняя Мэри уже четвертый год приезжает в Джубгу на сезонную работу (фото из личного архива Мэри).

Мэри с коллегами по рынку. Они вместе ужинают после работы (фото из личного архива Мэри).

В начале сентября, когда последние отдыхающие уезжают, Мэри делает последние покупки для родных и возвращается домой. Заработанных за 3-4 месяца денег хватает на то, чтобы жить в Мартуни в остальные месяцы и на другие расходы.

“Постепенно мне становится все труднее прощаться с друзьями и коллегами в Джубге. Правда, скучаю по родителям, но за эти 4 месяца этот поселок для меня стал вторым родным домом”, - признается Мэри.

Мариетта Мнацаканян

Мариетта Мнацаканян чуть свет - уже на ногах. Она должна успеть помыть и высушить зелень для жингялав хац (лепешки с зеленью).

Мариэтта на своей кухне в Мартуни готовит женгялав хац.

“Все началось случайно. Я часто готовлю для домочадцев жингялав хац. Однажды один из наших родственников позвонил и сказала, что есть заказ на женгялав хац. Очень быстро люди узнали, что я пеку лепешки, и они стали основным источником дохода моей семьи”.

В 2007 г. чтобы выйти из финансового кризиса Мариетта решила оставить родной город Мартуни и  отправиться в другую страну на заработки, но из-за стереотипов не могла ехать одна. Муж Юра отправился с ней. В том же году пара переехала на запад Украины, в маленький город Кирилловка на берегу Азовского моря с населением в 3500 человек. Они своих четверых детей вынужденно оставили в Мартуни под попечительством матери Мариетты. Тогда их младшему сыну было всего 6 лет.

Чета Мнацаканян там арендовала дом-киоск, за который в день платила 30 гривен (около $6 по тогдашнему курсу). Мариетта целый день готовила фастфуд, а Юра по вечерам жарил шашлыки.

Несмотря на то, что женгялав хац пользовался успехом, Мариетта была вынуждена подстроиться к украинским предпочтениям в еде и научилась готовить чебуреки.

“До поездки в Украину в жизни не видела чебуреки и понятия не имела, как их готовить. За короткий период всему научилась. А потом уже 20-метровая очередь стояла у нашего киоска за  моими фирменными чебуреками”.

Мариетта Мнацаканян с племянницами. На заднем плане - тот дом-киоск, который Мариетта с мужем арендовали за 6 долларов в день и где жили, готовили и продавали чебуреки и шашлыки.
В 2013г. Мариетта решила больше не ездить на заработки, потому что ее мать заболела и нужно было заботиться о ней.
Мариетта с 19-летним сыном-солдатом Артаком. По Скайпу говорят со старшим сыном Мариэтты Андреем, который с семьей живет в России.

Заработанными в Украине  деньгами супруги оплатили учебу детей и купили машину. А по возвращении в остальные 9 месяцев Мариетта в Мартуни работала в пекарне, а Юра чинил машины.

В 2013 г. мать Мариетты заболела, и уезжать на три месяца больше не представлялось возможным. После нескольких месяцев работы в пекарне Мариетта решила наладить собственное производство.

Жингялав хац пользуется спросом и хорошо продается. Мариэтта в день продает  в среднем до 40 лепешек. Одна стоит 500 драмов (около $1). Полученной прибыли хватает на расходы.

«Сначала мы все делали сами. В горах собирали зелень, часть нарывала со своего земельного участка. Постепенно клиентов стало больше, и я еле успевала столько печь. В этом году мой сын Артак был призван в армию. Мы вынужденно нашли  доставщиков зелени из близлежащих сел, которые каждый день привозят свежую зелень», - рассказывает она.

Сезонная работа для Мариетты осталась позади. Сегодня ее единственное желание - зарабатывать деньги в родном городе. А сезонная работа для нее была средством улучшить положение дел в семье.

Чайхана
О нас
|
© Авторское право