В поисках ответов: турок Окан в Армении
Отказ от ответственности
Просмотры: 11352
Языки: 

Для выросшего в Анкаре, столице Турции, Окана Догана слово “армянин” звучало так, как звучит слово “турок” для армян. Для каждого из этих народов, эти слова не просто этноним, а средство выражения презрения.

Массовые убийства 1915 года, когда в Османской Турции было убито около 1,5 миллиона армян, внесли разлад в отношения между Арменией и Турцией, поскольку Турция категорически отвергает факт геноцида армян, который признают Армения и еще 30 стран. Уже более века власти обеих стран не могут или не хотят найти общий язык.

В 1991 году Турция поддержала Азербайджан во время карабахского конфликта между своим союзником и Арменией, закрыв границу с соседней Арменией и к психологической пропасти между двумя народами добавив и физическую.

В какой-то момент Доган, которому сейчас 33 года, почувствовал, что ему нужно выйти за пределы официально принятого мнения и приехал в Армению.

В 2017 году кандидат политических наук Билькентского университета Анкары Доган принял участие в армяно-турецком проекте по обмену опытом, направленном на содействие людям, живущим по разные стороны закрытой границы. Программа финансируется Фондом Гранта Динка, который продолжает работу турецко-армянского журналиста Гранта Динка, убитого в Стамбуле турецким националистом в 2007 году.

Доган представляет результаты своих исследований в Кавказском ресурсном исследовательском центре (CRRC) 15 июня 2018 года.
Доган рассматривает интеллигенцию как людей, обладающих символической силой, “которые играют решающую роль в создании, распространении и обмене знаниями и политическими убеждениями внутри и между обществами”.
Сотрудница CRRC-Армения помогает Догану практиковать свой армянский язык.

Когда в университете Доган решил изучить “армянский вопрос”, он начал с интернет-ресурсов, но, решив перейти на академический уровень, обнаружил, что в турецких библиотеках информации крайне мало.

“В Турции очень мало информации по этой теме, а широкие слои общества не осведомлены о Геноциде армян. Мои друзья, в основном, - академики, и большинство из них мало, что знает о Геноциде армян и вообще об армянах”.

Доган решил в своем исследовании сосредоточиться на том, как интеллигенция формирует и продвигает политические вопросы, в частности, на том, как активизировался в Турции вопрос признания Геноцида армян.

“В нулевые годы журналисты и ученые инициировали открытые дискуссии об ответственности Османской Турции за массовые убийства армян, призывая пересмотреть имидж Турции, который сложился в ходе истории”.

Догану в его исследованиях очень помогли работы историка Танера Акчама, одного из первых турецких ученых, признавших Геноцид армян, которого называют еще “Шерлоком Холмсом по вопросу Геноцида армян”. Как и Акчам, Доган открыто говорит об этом вопросе на родине.

“Есть люди, которые отрицают факт Геноцида, потому что это отрицает и турецкое правительство. Миллионы людей просто не слышали и ничего не знают об этом. В этом смысле я знаю, что у меня много дел на родине. Большинство моих друзей больше интересовало, что армяне едят и пьют, какую музыку слушают или что из себя представляет Ереван, что люди говорят о Турции, были ли у меня как у турка проблемы в Армении, чем мои исследования”.

Но гражданство Догана никогда не было проблемой в Армении, а знание языка помогло ему завоевать доверие людей.

“Изучение армянского языка было первым шагом [требование стипендии], сначала казалось, что язык трудный, но нет ... Языкознание может ответить на многие вопросы. Многие слова в армянском языке мне кажутся знакомыми, поскольку их корни сродни корням турецких слов, логика построения предложения тоже похожа. Однажды я услышал, как кто-то сказал “тарси пес” (как назло). Фраза звучит одинаково на турецком языке”. В Армении Доган чаще видит заинтересованность и надежду на нормализацию армяно-турецких отношений.

“Когда таксист спрашивает, откуда я, просто отвечаю, что я турок, приехал из Турции познакомиться с армянами, что учу армянский язык. Люди всегда хорошо реагируют. Мои армянские друзья подшучивают надо мной, говоря: “Окан джан, когда вернешься в Турцию, скажи своим, наконец, чтобы открыли границу”. Открытие границы действительно даст возможность двум странам примириться. Торговля между ними ведется через Грузию, связь есть, почему бы не сделать это напрямую?”

Instagram Окана Догана
Краткое эссе о родном городе Окана, Анкаре. Доган учился армянскому языку в течение шести месяцев в Ереване.
Страница Окана Догана в Фейсбуке
Доган разместил фотографию после голосования на выборах в Турции 24 июня 2018 года. На черной кепке - надпись “Духов!” [в переводе с армянского разговорного языка - “Дерзай!”], девиз “бархатной” революции, произошедшей в апреле 2018 года. Доган стал свидетелем уличных протестов в Армении, которые привели к смене власти, и взял такую кепку с собой в Турцию.
Страница Окана Догана в Фейсбуке
Доган попрощался с Арменией в июне 2018 года на армянском языке. “Дорогая Армения, было приятно узнать тебя. Приятно оставаться! Не забывай меня, будем на связи”.

В сентябре 2008 года тогдашний турецкий президент Абдулла Гюль с визитом побывал в Ереване по приглашению своего армянского коллеги, визит был приурочен к отборочному матчу чемпионата мира по футболу между сборными Армении и Турции. Спустя год страны подписали протоколы об установлении дипломатических отношений и открытии межгосударственной границы. Цюрихские протоколы, названные в честь швейцарского города, где были подписаны, однако, остались на бумаге.

Граница остается закрытой, и причина тому - неразрешенный конфликт между Арменией и Азербайджаном вокруг региона Нагорный Карабах, который далек от урегулирования. Из-за этой взаимосвязи будущее выглядит не совсем оптимистично.

“Думаю, для нормализации отношений потребуются десятилетия. В Турции нет ни одного смелого политика, который был встал и сказал, что эти два вопроса нужно рассматривать отдельно. До тех пор, пока этого не произошло, мы, политологи, журналисты, бизнесмены и простые жители обеих стран, должны сделать многое. Мы должны изучать свою идентичность и историю, узнавать друг друга и общаться так, чтобы, когда пришло время, мы уже были на шаг ближе друг к другу”.

То, что Доган, взял с собой назад на родину, - это осознание того, что у двух стран много общего, и именно эта общая история может послужить фундаментом для возобновления отношений.

“Один из армянских друзей подарил мне книгу анекдотов, рассказов о жителях  Апарана (город в Армении). Я прочитал ее и обнаружил, что основа анекдотов одинакова: мы рассказываем те же анекдоты о турках, живущих вдоль побережья Черного моря”.


Июнь 2018, Идентичность 

Чайхана
О нас
|
© Авторское право