Поколение, пережившее войну: как важно быть нужным
Отказ от ответственности
Просмотры: 1518
Языки: 

Проезжая на автомобиле по улицам грузинского города Гори, на стенах почтового отделения, построенного  еще в советский период, несложно разглядеть пулевые отверстия. Эти «шрамы», которые  тянутся от здания почты до близлежащих строений, служат ежедневным напоминанием об оккупации города и окрестных деревень российскими войсками в августе 2008 года.

Отголоски той войны по-прежнему сказываются на жизни людей, которые стали ее свидетелями, и особенно тех, кто был вынужден покинуть свои дома, спасаясь от боевых действий.

Последствия войны с неимоверной силой ударили по пожилым людям, в частности, по женщинам, многие из которых проводят старость в одиночестве и нищете.

Маквала Чигладзе, 68 лет, оказалась одной из тех многих, кто был вынужден покинуть город десять лет назад, когда сюда вошли российские войска. Чигладзе и ее семье чудом удалось спастись, когда они бежали в Тбилиси.

Это был второй раз, когда ее вынудили оставить дом.

В первый раз это случилось еще в 1991 году, когда вспыхнул военный конфликт между Грузией и сепаратистским регионом Южной Осетии. Во время боевых действий, сгорел дотла  дом ее семьи в Знаурском районе. В пожаре погиб ее свекровь.

Воспоминания о бегстве 1991 года все еще преследуют Маквалу. Она объясняет, что ее здоровье ухудшилось после войны 2008 года, и поэтому она стала затворницей. "Я никогда не выходила из комнаты и постоянно размышляла о своем здоровье.”

Но сегодня, благодаря дневному центру для пожилых людей в Гори, Маквала констатирует, что постепенно ее жизнь налаживается.

"Визиты в центр однозначно помогли мне.   Я вернулась к нормальной жизни. Когда часы бьют 12, я спешу сюда, потому что у меня теперь есть цель, как это было раньше, дома, в долине Фрони [в Южной Осетии], когда я каждый день ходила на работу.”

Женщины играют в карты в дневном центре города Гори. Они встречаются здесь ежедневно, чтобы поболтать, поиграть в настольные игры, почитать газеты, посмотреть телевизор и выпить чаю со сладостями. Слева направо: Жужуна Никорашвили, 84 года, внутренне перемещенное лицо из Южной Осетии в 1991 году; Люда Мартиашвили, 68 лет, пережившая войну 2008 года в Гори; Маквала Чигладзе, 68 лет, ВПЛ из Южной Осетии в 1991 году; Элиза Размадзе, 81 лет, также имеет статус ВПЛ из Южной Осетии в 1991 году.
81-летняя Ана Месхи, бежала из Южной Осетии в 1991 году. С 2016 года Ана является бенефициаром дневного центра. До выхода на пенсию она работала портнихой. Ее хобби - вязание.Все ее вязаные изделия были уничтожены во время вторжения российских войск в Гори в августе 2008 года.
Слева направо: Маквала Чигладзе, 68 лет, внутренне перемещенное лицо из Южной Осетии в 1991 году; Элиза Размадзе, 81 лет, также имеет статус внутренне перемещенного лица из Южной Осетии в 1991 году.
Заира Каулашвили, 67 лет, переселилась из Южной Осетии в 1991 году. Заира - бенефициар дневного центра с 2016 года. Она окончила медицинское училище и работала лаборантом на авиационном заводе, после чего покинула Цхинвали. Ее хобби - кулинария и шитье.
Слева направо: Изольда Долиашвили, 67 лет, и Заира Калуашвили, 67 лет, читают журналы. Обе женщины были вынуждены уехать из Южной Осетии в 1991 году.
Гульнара Кекошвили, 80 лет, в 1991 году покинула Цхинвали, где занимала должность директора торгового центра. Гульнара очень хозяйственная: она знает как устранить неполадки с электричеством дома и починить практически все, что требует ремонта в квартире. Кроме того, она заядлый садовод и любит свой сад.

Дневной центр в Гори является единственным в регионе Шида Картли заведением такого рода, созданное специально для лиц пенсионного возраста.

Он расположен всего в двух шагах от места, где живет Маквала - комнаты в обветшалом здании, выделенном для тех, кто был вынужден покинуть свои дома в Южной Осетии.  

Маквала посещает центр  с понедельника по пятницу, за исключением тех дней, когда ее навещают дочери и внуки,  или когда она чувствует себя слишком слабой для того, чтобы дойти до соседнего здания. Маквала прежде работала фельдшером, поэтому ее любимое занятие в центре – это чтение журналов по медицине, с целью научиться заботиться о здоровье своего сердца.

К главному зданию центра примыкает просторное помещение, обустроенное из грузового контейнера. Комната, в которой есть большой телевизор,  несколько длинных столов и удобная мебель, принимает несколько десятков пожилых людей каждую неделю. Они проводят здесь немало времени, читая и беседуя за чашкой чая. Подавляющее большинство из тех 50 человек, кто пользуется услугами центра,  имеют статус вынужденных переселенцев из Южной Осетии (также именуемых внутренне перемещенными лицами или ВПЛ) и пережили войну 2008 года.  За исключением троих человек – это все женщины.

По статистике, женщины старше 60 лет составляют большинство внутренне перемещенных лиц на территории Грузии: 27,683 (61%) из 45,345, сообщает агентство Социальной Службы Грузии.

По словам омбудсмена Грузии, пожилые граждане страны, включая и тех, кто не является вынужденными переселенцами, относятся к числу наименее социально защищенных групп населения, так как именно они сталкиваются с отсутствием социальных услуг, неадекватными жилищными условиями и нищетой.

Согласно исследованию, проведенному в 2017 году ЮНФПА совместно с агентством Официальной Статистики Грузии, в результате всех вышеперечисленных факторов, пожилые люди и особенно женщины подвергаются большему риску социальной изоляции, что может привести к проблемам как  физического, так и психического характера. Последствия социальной изоляции являются еще более серьезными для лиц пенсионного возраста, которые пострадали от различного рода травм и потерь, будучи вынужденными покинуть свои дома.

Но, несмотря на такое крайне уязвимое положение  стариков-переселенцев, “не создано ни одной государственной программы помощи этим людям; хотя все, кто пережил войну, нуждаются в психосоциальной реабилитации”, - объясняет социальный работник дневного центра Юлиана Петрова. Она заметила, что пожилые люди, с которыми она работает, настолько зациклены на прошлом, что очевиден тот факт, что “они так и не оправились” от пережитых травм. 

68-летняя Маквала Чигладзе, вынужденный переселенец из Южной Осетии в 1991 году, около дневного центра в Гори. Центр - уютное и гостеприимное место, куда люди старше 60 лет приходят пять раз в неделю, чтобы пообщаться друг с другом.
Дали Кониашвили, 76 лет, пережившая войну 2008 года в Гори. Дали экономист по специалности. Она Работала главным бухгалтером на военной базе в Гори. В 2008 году во время боевых действии она все еще выполняла свою рутинную работу.
Слева направо - Анна Месхи, 81 лет; Жужуна Никорашвили, 84 года; Маквала Чигладзе, 68. лет Все три женщины были вынуждены покинуть Южную Осетию в 1991 году.
Здание бывшего спортивного зала в Гори используется для размещения семей перемещенных лиц из Южной Осетии на время ожидания жилья от государства.
Здание бывшего спортивного зала в Гори где жили внутренно перемещенные семъи из Южной Осетии. Сейчас здание является собственностью частного инвестора.
Сквозь развалины мозаики советской эпохи можно увидеть жилье, предоставленное государством семьям, покинувшим Южную Осетию.

Необходимость открытия объекта стала понятной  Ие Зубашвили, администратору дневного центра, когда она увидела ту степень депрессии, в которой находились пожилые люди живущие с ней по соседству.  «Они совсем не выходили из своих комнат, просто смотрели на свои старые фотографии и оплакивали погибших", - вспоминает Зубашвили, которая также является вынужденным переселенцем из Южной Осетии.

Такая изоляция в сочетании с глубокими психологическими травмами может отрицательно сказываться на психическом здоровье и привести в конечном счете к ранней смерти, особенно  среди людей, которые в большей степени нуждаются в социализации и взаимодействии с другими членами общества.

"Когда человек, ранее общительный, вдруг вынужден жить только воспоминаниями [о своей прошлой жизни], вместе с этим зациклившись на негативных эпизодах прошлого, развивается ряд заболеваний, в том числе старческое слабоумие, высокое кровяное давление, повышенный риск развития инсульта,", - отмечает психолог дневного центра Константин Позов.

Он считает, что социальная активность может помочь пожилым людям преодолеть травмы. "Человек должен чувствовать, что ему отведена  какая-то своя роль в обществе.”

Он подчеркивает, что пожилые переселенцы, которые пережили столько трудностей, особенно уязвимы и нуждаются в специализированной помощи со стороны правительства, а также во внимании со стороны общества.

76-летняя Дали Кониашвили, пережившая войну 2008 года, молчит, когда в центре вспыхивают жаркие дебаты.

Во время войны кассетная бомба попала в ее дом в Гори. К счастью, она выжила, но вскоре у нее развилась тревожность, и ее здоровье ухудшилось до такой степени, что в конце концов ей пришлось бросить свою работу бухгалтера. Дали тогда переехала к своему племяннику, потому что " жить одной стало просто невыносимым.”

"Таким людям, как я, трудно оставаться дома и ничего не делать. Я всегда вела активную жизнь и работала на трех работах одновременно. Благодаря этому центру моя жизнь вновь стала полноценной. Если по какой-то причине я не появляюсь в течение нескольких дней, когда я возвращаюсь, женщины спрашивают меня, где я пропадала и как у меня дела. Это важно для меня и это делает меня счастливой.”

Гульнара Кекошвили, 80 лет, бывший работник сферы торговли из Южной Осетии, теперь проживает одна на предоставленной государством жилой площади.

Некоторое время Гульнара была фактически прикована к постели, но дневной центр помог ей найти друзей для общения. Недавно она вернулась в центр, всего лишь  через несколько дней после операции. Приехав сюда прямо от врача, Гульнара мгновенно оказалась в центре внимания.

 “Мне здесь очень весело. Я люблю людей. Чем можно заняться дома? Большую часть времени я одна”, - деловито отмечает она.  "Здесь мне уделяют внимание, я чувствую, что нужна, а это значит для меня практически все.”


Октябрь, 2018 Миротворцы

Чайхана
О нас
|
© Авторское право