Последняя Остановка Астара
Просмотры: 2004
Языки: 

Время 22.20 P.M. По громкоговорителю объявляется информация о прибытии поезда, покидая зал ожидания, пассажиры медленно спускаться на платформу.

Поезд принимает своих новых пассажиров, которые через несколько минут отправятся далеко за пределы Баку в южный город Астара, разделяющий границу Азербайджана с Ираном. Пассажиры запасаются водой, семечками и сладостями, купленными из киоска или у местных бродячих вокруг платформы продавцов.

В поезде полная темнота и только в кабине проводника горит свет.   Перед посадкой контролеры проверяют билеты пассажиров, которые закидывают свои дорожные сумки в поезд. Воспользовавшись телефонными фонарями, пассажиры отыскивают места. До отправки остается меньше часа, недовольство растет.

"Вы экономите электроэнергию на нас? Включите свет, мы не видим даже друг друга."

Ответа нет. Усаживаясь на своих местах, пассажиры начинают общаться,  даже  не видя лиц друг друга. Каждый вагон или плацкарт с двухъярусными полками вмещает в себя около 50 пассажиров.

"Мой сын купил билет и мы не обратили внимание на место. Я не смогу тут спать," жалуется женщина по имени Гатиба, указывая на верхнюю полку.

Сара, женщина в возрасте 50 массирует свои ноги. Она родом из города Лиман, но живет в Баку.

"Раньше моя семья жила в Сальяне (117 км к югу от Баку), потом мы переехали дальше на юг, в город Лиман ( до 1999 года он именовался как Порт). Мой отец был железнодорожником, во время Второй Мировой Войны он участвовал в строительстве дороги Баку-Астара ."

"Поезд считается любимым видом транспорта среди пассажиров, поэтому, особенно, в праздничные дни очень сложно найти билет, " замечает Сара.

"Машины едут быстрее, но это долгое и утомительное путешествие, поэтому люди предпочитают поезд, который проходит через Ленкорань и доезжает вплоть до Иранской границы," объясняет другой пассажир Рамин.

 

Так уж сложилось, что во время праздников, покупатели едут на юг, а продавцы на север. Жители Астары приезжают в Баку продавать мандарины и фейхоа, южный регион богат фруктами, особенно, цитрусовыми.

"Поезд дешевле и позволяет везти больше товара, добавляет он, мы платим 12 манат ($7) за две полки, и можем вместить больше вещей."

Жители столицы и других регионов Баку пользуются этим транспортом, чтобы пересечь границу с Ираном , где покупают товары по низкой, в сравнении с Баку, ценой, и затем перепродают в Азербайджане.

Граница с Ираном разделяет живописный город Астара, который располагается на берегу Каспийского моря, на Азербайджанскую Астару и Иранскую. Десятилетия напряженных отношений между двумя странами является причиной долгого и тщательного контроля на границе. Город с 16000 населением - один из трех городов , которые имеют пропускные пункты в Иран - два других это Биласувар и Джульфа в Нахичевани, Азербайджанский эксклав, зажатый между Турцией, Арменией и Ираном.

За несколько минут до отправки, из соседнего купе доносится  недовольный голос пассажира.

"Что нам делать? Мы должны ждать пока поезд не отъедет, чтоб включили свет? Сколько мы еще должны сидеть в темноте?"

Через пару секунд свет включили. Всюду сумки. Их количество превышает количество пассажиров.

 

Время 23.20. Поезд медленно выдвигается в сторону Астары, 320 км к югу и 9 часах от Баку.

Поскольку наступает полночь сон одерживает победу над болтовней. Люди вытаскивают матрасы с полок и начинают стелить свою постель. Окна закрыты, вентиляторы не работают, всюду запах пота, пыль от матрасов и подушек кружится в воздухе. Воздух становится тяжелее.

"Можем ли мы открыть окна?" кричит один из пассажиров. " У нас нет на это разрешения," отвечает контролер.

Окна могут быть открыты только летом, а кондиционер срабатывает только через час после отбытия.

Вместе с проверкой билетов начинаются и жалобы.

"Билеты стоят 6 манат, но кассирша взяла с меня на 0.50 манат больше. Это не законно. Если с каждого клиента она берет по 0.50 манат посчитай, сколько она делает денег незаконно?”

"Я купила свой билет за 6 манат за день раньше, и без каких-то переплат," говорит Сара.

65 летняя Сара - повар в одном из ресторанов Баку. Она редко посещает свой родной город Ленкорань, отпрашиваться с работы тяжело.

"Я смело могу сказать, что у меня никого нет. Мой сын пропал в Лачине во время Нагорно Карабахской войны. Моя дочь замужем и живет отдельно. Я не хочу жить одна в родном городе." Сын Сары до сих пор считается пропавшим без вести.  

 "Мой зять работает поваром," говорит Гатиба, подключаясь к разговору. "Я попросила его дать мне хоть какую-то работу, потому что мне скучно сидеть весь день дома. Он сказал, я не смогу работать и возиться в холодной воде, мне недавно сделали операцию." 

60 летняя Гатиба рассказывает, как лет 10 назад она ездила в Баку и  на железнодорожной станции продавала лимоны, привезенные из Астары. Она вспоминает, как жители Лимана ездили всю эту дорогу, чтоб продавать на станции рыбу.

"Я начала продавать лимоны с 1996 года и тогда зарабатывала хорошие деньги. В среднем около 20 манат в день ( по тогдашнему курсу около $25, и $11 по сегодняшнему). Затем умерла моя дочь и я перестала ездить."

Ее 18 летняя дочь покончила жизнь самоубийством, и жизнь для Гатибы никогда не стала прежней.

Наступает ночь. Поезд проходит через сельскую местность, нарушая тишину сельских жителей, чья жизнь кардинально отличается от бушующего Баку. Разговоров в поезде становится меньше.  

Время 4.50 утра. Поезд приближается к Дайыкенд, и уже на полпути своего путешествия. Еще шесть пассажиров сели в поезд - пожилая пара борется с большими сумками, они никак не могут найти место в купе, и присаживаются на угол чьей-то кровати.

"До Ленкорани осталось два часа," вздыхает он.

От Дайыкенда и дальше билетов нет, так повелось, что пассажиры платят неформально 1 манат контролеру и садятся в поезд. Если нет мест, то вот так, как сейчас они сидят на углу чьей-то кровати и ждут своей остановки.

Укутавшись в шерстяной жакет, 70 летняя женщина засыпает на месте.

Те, кто выходят в Ленкорани просыпаются раньше и начинают собирать и сдавать контролеру матрасы и подушки. Опять та же пыль с той же грязной постели витает в воздухе.

Сквозь окно Сара смотрит на ночной пейзаж и вспоминает 90 е годы.

"В 1992 году во время войны, люди спускались с поезда в Ленкорань и другие районы с корзинами хлеба. Не было муки, город и деревни голодали, мы даже печь не могли.”

Рамин присоединяется к беседе. "Так продолжалось три года, хлеб был черный, как солдатский. Надеюсь, те дни никогда не вернутся."

В 7 утра Сара выходит на станции Лиман, в ее родном городе, остальные через полчаса сойдут в Ленкорани и только 12 пассажиров ждут своего конечного пункта назначения.

"Поезд важен не только для тех, кто едет домой, но также для тех, кто занимается торговлей на иранской стороне, а также тех, кто едет в медицинских целях, просто так дешевле. Женщины тоже вовлечены в наркоторговлю, ты смотришь на них и никогда не подумаешь, что они торговцы наркотиками."

Время 8.20 утра. После девятичасового путешествия по Азербайджану, поезд прибыл в Астару. Станция всего в нескольких километрах от берега Каспийского моря. Сопротивляясь с усталостью и тяжелыми сумками, пассажиры покидают свои вагоны. Водители такси предлагают свои услуги. Гатиба тащит свой чемодан к одному из них. Заплатив 2 маната он повезет ее через центр города к ней домой. Скоро она будет у себя.

 

Чайхана
О нас
|
© Авторское право