Проживающие в Азербайджане Турки-Месхетинцы
Отказ от ответственности
Просмотры: 3171
Языки: 

14 ноября 1944 года Гюлли Бекировой было 11 лет. Зима была уже близко. Бекирова хорошо помнит ту холодную ночь.  Женщины семьи сидели вместе, когда громко постучали в дверь.

“Это был солдат. Он сказал, что надо покинуть этот дом, успокаивая нас, что это временно, и поэтому надо брать с собой только необходимые вещи. Я была ребенком, в деревне не было мужчин, все были на войне, в том числе и мой отец,” вспоминает Бекирова.

Это было не временным переселением для Гюлли, она так никогда и не вернулась обратно на родину. Для некоторых месхетинцев, гражданство до сих пор остается проблемой, как след после распада Советского Союза.

Юная Бекирова - одна из тысяч депортированных месхетинцев, этническая субгруппа турков, которые населяли регион Самцхе-Джавахетия, южная Грузия. Осенью 1944 года, Иосиф Сталин, глава правительства СССР, предполагал наступление на северо-восточную Турцию , поэтому в месхетинцах он видел “врага”.

В течении 24 часов 115,000 месхетинцов, населяющие 220 деревень, были изгнаны из своих родных домов, погружены в поезда для перевозки скота, и депортированы в степи Средней Азии.

84 летняя Бекирова погрузилась в воспоминания. Ее седые волосы покрыты черной косынкой, а глубокие голубые глаза утопают в морщинистом лице. Когда им велели уходить, у матери не было время думать - она взяла Гюлли, ее брата и бабушку и последовала за солдатами. Вначале их отвезли на поле недалеко от крепости Рабат, рядом с Ахалцихе, недалеко от границы с Арменией. Все вещи Бекировых остались дома, за исключением необходимых вещей. С пятью другими семьями их поместили в одну машину.

“Машина привезла нас на станцию, где красные поезда для крупных перевозок ждали нас для отправки в Центральную Азию. На пути мы переночевали в Тбилиси. Я была ребенком, и не понимала, что происходит вокруг. Из окон поезда я видела красивый Тбилиси, горящий в огнях. Я плакала , просила маму дать мне пить, и была очень уставшей,” вспоминает Бекирова.

Около 17,000 человек, в основном старики и дети, не выжили в том страшном путешествии. “Чей-то ребенок умер в поезде, и его матери пришлось хоронить его в каком то неизвестном месте по середине дороги. Другого варианта не было, многим приходилось оставлять своих умерших родственников без возможности похоронить их. Не было никаких условий. Единственная еда, которую мы получали во все время нашего путешествия был суп, и его невозможно было кушать.”

Большая половина была депортирована в Узбекистан. Поезд, где находилась Бекирова остановился в Сыр Дарье, в самом сердце Ферганы, область в Узбекистане.  Вместе с пятью семьями, они были поселены в один дом, где не было никаких условий для жизни: ни газа, ни света.

“Это была такая другая страна - другой язык и культура, и ужасная жара. Антропологически и этнически мы такие разные, но это не была единственной проблемой. По всему Советскому Союзу шла антитурецкая пропаганда, и в начале узбеки опасались помогать нам. Когда мой отец вернулся с войны , он начал работать на хлопковой плантации. Ситуация стала лучше, местные люди привыкли к нам, доверились и начали помогать.”

В конце Второй Мировой Войны, регион Самцхе-Джавахетия, располагающийся на границе с Турцией, был объявлен “фронтовой зоной”. После смерти Сталина в 1953 году много месхетинцев покинули Узбекистан. Однако, вернуться на свою родину - все еще оставалось невозможным. 

Так как Грузия все еще оставалась вне доступа для месхетинцев, им пришлось выбирать место жительство по соседству с родиной, так они обосновались в Азербайджане, в таких регионах, как Саатлы, Сабирабад, Хачмаз, Газах и Губа.

Бекирова одна из них. В 1957 году она вышла замуж, молодая пара решили переехать ближе к родине.” Их выбором стал город Губа в Азербайджане, в тот же год зимой  с двумя маленькими детьми они переезжают в Азербайджан .

“Люди были очень доброжелательны по отношению к нам. Многие приютили нас у себя, правительство выделило нам земли , чтоб мы построили дома. Мы очень трудолюбивы, и именно это качество помогло нам начать все заново. У нас было все, что нам нужно, кроме veten, нашей родины. Я никогда больше не возвращалась в Грузию, но все еще очень скучаю.”

В последние годы Советского Союза, история вновь повторилась, и месхетинцам пришлось опять массово уезжать. Согласно последней переписи населения в СССР в 1989 году, только в Узбекистане было зарегистрировано около 160,000 турков-месхетинцев, 50,000 в Казахстане, и 21,000 в Кыргызстане. Этническое напряжение накапливалось годами, в особенности, в области Фергана, где проживало большее количество месхетинцев. В 1989 году между месхетинцами и узбеками произошли столкновения в результате, которого погибли 100 человек, их дома были разрушены, и месхетинцам вновь пришлось мигрировать. Около 70,000 турков-месхетинцев переехали в Азербайджан, и несколько тысяч разместились в России, Казахстане, Кыргызстане и Украине.

Однако, несмотря на то, что у большинство - Азербайджанские паспорта, гражданство по сей день остаётся проблемой. Две волны депортации по всей советской империи, и республики, возникшие в результате распада союза, привели к серьезным проблемам с гражданством.

В 1999 году Грузия, вступив в Совет Европы, взяла на себя обязательство вернуть месхетинцев по их собственному желанию, но законопроект, призванный облегчить возвращение, занял восемь лет.

Veten - неправительственная организация в Азербайджане занимается вопросами гражданства месхетинцев. По словам председателя Ибрахима Зияоглу,  в период между 2007-2009 годами было собрано около 13,200 заявок, из которых 1,533 были возвращены на родину, и 493 получили гражданство.

Даже после получения гражданства, они не смогли вернуться обратно на родину в Грузию. Одна из причин в том, что после подачи заявки на гражданство, получали его не все, а только некоторые члены семьи, что и не дало возможность на полный возврат на родину. К тому же, закон не обеспечивал никакую финансовую помощь, доступа к социальным услугам, таким как здравоохранение и образование.  1 января 2010 года правительство прекратило прием заявок.

“Сложно начинать все с нуля, без какой либо поддержки,” говорит Амир, 90 летний Месхетинец, проживающий в Азербайджане.

В октябре 2016 года, правительство Турции профинансировало возврат 30 месхетинцев в свои родные деревни. Сегодня около 60 месхетинцев из Азербайджана учатся в Грузии. Каждый месяц все представители организации турков месхетинцев в Азербайджане собираются обсудить проблемы и пытаются найти решения. Основная финансовая поддержка на содержание общества и выпуска ежемесячной газеты “Ветен” выделяется правительством Турции и богатыми месхетинцами, живущими за границей.

Гулли Бакирова до сих пор опечалена. “Родина есть родина, кто бы не хотел вернуться?”

Чайхана
О нас
|
© Авторское право