Путешествие в Нахичевань
Просмотры: 2580
Языки: 

Посадка на самолет Баку – Нахичевань. Предупреждения о толпе пассажиров в проходе развеяны. И даже ни одной овцы, как привыкли шутить в Баку. Импорт новых бразильских самолетов обещает, что путешествие будет роскошнее, чем если верить азербайджанским преданиям. Но все эти предупреждения дают общую картину о стереотипах и противоречиях, постоянно преследующий Азербайджанский эксклав.

 

Другой длительный путь проходит через Иран или Турцию, поэтому единственным способом добраться до Нахичевана -  это самолет. Даже полутора часовой воздушный путь проходит через Иран, избегая воздушное пространство Армении. Для граждан Азербайджана цены на билеты почти в две трети дешевле, чем для иностранных граждан,  стремясь таким образом сохранить чувство мобильности между регионом и остальной частью Азербайджана, воссоединить страну и показать национальное единство.

Возвышаясь над Илан Даг ( Змеиная Гора), в поле зрения попадают суровые и запрещающие контуры ландшафта   - легенда гласит, что отличительная расщелина появилась, когда Ной разбил свой ковчег об Пик.

Нахичевань является настолько изолированным, что, путешествуя по остальной части Азербайджана, вы могли бы просто забыть, что такой эксклав существует. Несколько стереотипов, которые доходили до меня сводились к президентам и лимонам. Я задавался вопросом, какое же лицо мне покажет Нахичевань.

"Почему не сказал мне, что приезжаешь?"

Нахичевань, как географически, так и социально-политически является  необычным местом. Это кусочек территории Азербайджана зажатый между  Арменией на севере (обе страны до сих пор в состоянии войны за территорию сепаратистского региона Азербайджана Нагорного Карабаха ) и, на юге, с Ираном - с которым Азербайджан отнюдь не в дружелюбных отношениях. Но, помимо географии, Нахичеванцы занимают уникальное место в воображении всех остальных азербайджанцев. Когда услышали, что я собираюсь лететь на загадочную территорию в праздничные дни, выражения лиц моих знакомых изменились.

Для посетителей извне, Нахичевань отпугивает своей культурой надзора. Кто-то из бакинцев рассказал мне историю, как как только он приземлился в Нахичевань, ему позвонил его друг и спросил, почему не сообщил заранее, что едет. Кто-то из местных, кто работает в правительстве заметил друга на одной из камер видеонаблюдения. Туристов, которые посещают Нахичевань, предупреждают хранить свои камеры в сумках, когда они находятся вокруг правительственных зданий и на приграничной зоне. 

Но стереотипы на этом не заканчиваются. В стране, где даже те, которые родились и выросли в столице часто задают вопрос "Откуда ты?", ответ который идентифицируется с местом их наследия. "Я из Нахичевана" -  часто вызывает достаточно понимающий взгляд о месте, ассоциирующийся с властью, и известным своими "Нахичеванскими связями", которые помогают открыть любую дверь в кабинеты министров Баку.

И, вправду, все три президента постсоветского Азербайджана родились в этом эксклаве. Не только нынешний президент и его отец, но и первый пантюркистский президент страны Абульфаз Эльчибей. Эльчибей родился в 1938 году  в деревне Келеки, который находится за красивым городом Ордубад - который мог бы превратиться в туристическую достопримечательность. 

Но реальность такова, что большинство Нахичеванцев -  трудолюбивые сельские жители, которые занимаются хозяйством и изо всех сил пытаются зарабатывать на жизнь там, где около 50% международных границ закрыты, и только 15 км граница с Турцией обеспечивает спасательный круг для дружественной нации.

 

Жизнь в тупике

Нахичевань не извлекает выгоду от трансграничной торговли. Производит очень мало и экспортирует еще меньше. Современные здания,  реконструкция старинных замков свидетельствуют о щедром куске доходов от продажи нефти Баку, который достается  эксклаву. Но какое-то минимальное производство все-таки существует -  например, крупный эксперт соли из месторождений Дуздаг. 

По дороге на юго-запад от города Нахичевань в сторону Ордубад, пейзаж тоже меняется от скал до пышных садов. Один из местных указал на реку Араз, отделяющий Нахичевань от горного хребта Савалан, рассказывая, как иранские предприниматели занимаются торговлей в заблокированном Нахичеване.

Блокада распространяется и на культуру. Нахичевань является более консервативным, чем другие регионы страны - во время прибытия в качестве гостя к гостеприимным нахичеванцам , часто можно видеть, как мужчины и женщины обедают в разное время дня и по отдельности.  Это, пожалуй, не удивительно - поток новых идей из-за границы не доходят до  патриархальных традиций,  заблокированного уникальной географией тупикового Нахичевана. Большинство туристов, которых мы видели - паломники из Ирана, посещающие религиозные места.

Работа неправительственных организаций  и независимых НПО также не пересекает границу. Но не всегда было так. Ордубад - загнанный в угол армянских и иранских границ - был в центре древних торговых путей. Самый известный сын Ордубада, провокационный Саид Ордубади, был антитезой современного послушного и  осторожного Нахичевана. Он был одним из тех, кто стоял за иконоборческим журналом Молла Насреддин и в его сатирических пьесах и произведениях беспощадно высмеивали религиозных деятелей, которые имели значительное влияние на  общество в то время.

Легко представить себе, как Ордубади сидит в тени под деревом и задается вопросом, как его родной город стал одним из самых больших неудачников в политическом и территориальном узле Южного Кавказа. 

 

Чайхана
О нас
|
© Авторское право