Рыбные фантазии на острове Пираллахи
Отказ от ответственности
Просмотры: 1641
Языки: 

Для посторонних Каспийское море - это только нефть и газ, но для 50-ти летнего Мамеда, невысокого худощавого рыбака с синеющими татуировками на руках и с отсутствующими передними зубами Каспийское море - это некогда обитавший здесь осетр.  

"Я отлично зарабатывал деньги, и я думал, что так будет всегда," рассказывает Мамед, стоя рядом с причалом , выходящий в Каспийское море с острова Пираллахи. "Я даже не копил деньги. Я тратил все, а сейчас мы ставим сети на ночь, утром снимаем, если одна-две рыбы попадутся, уже хорошо"

Согласно данным Госкомстата, ежегодный улов рыбы в Азербайджане с 2000 года сократился на 96%. Если в 2000 году было выловлено 18812 тонн рыбы, то в 2016м - всего 739.  

Особенно это касается острова Пираллахи ( бывший остров Артем). Долгое время известный своей нефтяной промышленностью, 12 километровый остров, располагающийся примерно в двух часах езды на автобусе от столицы Азербайджана, Баку , был также известен своей рыбой. Однако, сегодня, остров упоминается только когда речь идет о нефти:  государственная компания SOCAR - основной добытчик нефти на острове. Пираллахи еще является и транспортным узлом,  от него отходят катера на Нефтяные Камни, с вертолетной площадки вертолеты везут нефтяников на платформы.  

 

С причала отходит паром, на нем нефтяники отправляются на скважины. Нефть — основная промышленная отрасль на острове.
Со станции метро Кероглу отходят автобусы. Они старые, в них нет кондиционеров, летом, в жару двери не закрываются. До острова они доезжают за полтора-два часа.
Местная исполнительная власть на острове улучшает инфраструктуру, а также построила мечеть.
Несмотря на то, что местная исполнительная власть занимается улучшением инфраструктуры, подвалы жилых домов затоплены.
Как и везде на Кавказе, жители обычно убирают только принадлежащую им территорию, не трогая то, что их не касается

За счет доходов от энергетической отрасли на Пираллахи был построен городок с населением в 17, 000 человек. Жители указывают на финансируемое правительством дорожное строительство, ремонт больниц и строительство мечети. В настоящее время также работает государственный высокотехнологичный парк.

Многие жители поселка жили промыслом рыбы, но сейчас многие, похоже, перешли в энергетический сектор. Наши собеседники вспоминают уловы прошлых лет, когда рыбы было много, а разрешения на рыболовство не требовалось.

"У нас была своя лодка, мы отлично жили,” с ностальгией вспоминает старые времена Ахмедова, местный парикмахер, ей около 50 лет. "Ловили здесь осетра, кутума, кефаль. Белуга была такая, что ее несколько мужчин несли. И голубцы делали из рыбы, и котлеты".

 

Но все изменилось в 1999 году, когда промыслы объявили нелегальными. "Пришла рыбная полиция, заставила нас сдать лодки,”  включается в разговор Мамед. “Сейчас если хочешь ловить рыбу, нужно зарегистрировать лодку, получить разрешение".

 

Несмотря на инвалидность, 31 летний Али Ахмедов не сидит на месте. Сначала он руководил интернет-клубом, сейчас водит такси
Когда рыбное промысло сократилось, жительница Пираллахи открыла салон красоты. Большинство ее клиентов - соседи.
Хозяйка раньше работала в государственном салоне. После того, как он закрылся, она купила списанное оборудование.
Исполнительная власть заботится о внешнем виде поселка. Дома вычищены или облицованы. Но внутри все осталось как и было. Никакого капитального ремонта

Мамед  с сыновьями Расулом  и Шахином,  похожими на него,  как и другие семьи на острове до сих пор кормятся тем, что ловят и продают рыбу.  Местные, несмотря на запреты, продолжают ловить рыбу. Для здешних семей это остается единственным способом заработка.  

Однако, те кто занимается рыболовством в коммерческих целях не являются рыбаками. Согласно закону , чтобы заниматься рыболовством легально , рыбаки должны стать членами Союза охотников и рыбаков. Разрешение ценой в 30 AZN ($17.64) , дает право на улов до пяти килограммов рыбы в день. На острове нет  рыбного рынка, а местные жители покупают свежую рыбу у тех рыбаков, которых они знают. На места рыбной ловли не пускают посторонних - недалеко от сарая, где хранятся лодки и выгружают рыбу, сидит кавказская овчарка

Штрафы за незаконный промысел увеличились в 2017 году до 20 раз, и составляют от 2000 до 3000 AZN ($1,176 - $1,764) - сумма, которая почти в десять раз превышает среднемесячную зарплату в регионах.

В то время, как Мамед обвиняет нефтяной сектор в подобного рода ограничениях, Тельман Зейналов, директор Центра Экологического Прогнозирования говорит, что в целом нет ограничений на вылов рыбы вблизи нефтяных промыслов.  

"Ограничения в рыбной ловле, связаны с тем, что рыбы стало очень мало. Она не воспроизводится естественным путем и в реальности мало рыбных хозяйств, которые разводили бы рыбу и выпускали бы ее в море, " - говорит Зейналов, ссылаясь на рыбное хозяйство, построенное в двух киломметрах от моря.

 

На маленькой пристани почти нет людей. Но и чужих здесь не очень любят
«Подмастерья» следят за порядком, чистят и чинят сети
Застрявшая в сетях мелкая рыбешка достается мальчикам — как дополнительная плата за работу
Подросток учится в школе, а на каникулах подрабатывает на пристани

Сток от нефтяного бурения не влияет на количество или качество рыб Каспийского моря, добавляет он.

"Там, где добывается нефть, нет промышленных отходов. Другое дело, что местные жители сбрасывают на побережье свои бытовые отходы. А этого делать нельзя."

Нет никаких официальных публичных данных о численности рыбаков или улова вблизи острова Пираллахи. Однако , правительство пытается сохранить рыбное хозяйство на острове.

Начались работы по разведению рыбы с прогнозируемым годовым доходом в 75 тонн российского осетра, 25 тонн стерляди (осетр, обитающий в Каспийском море) и четырех тонн икры, как пишет в июле этого года Azertag, государственное новостное агентство.

Зарплаты там могут быть выше , но возвращаясь обратно на причал к Мамеду, где мальчики- подростки чистят лодки, чистят и чинят сети, нет никаких признаков того, что местные рыбаки готовятся к каким-либо изменениям.

 

На ловлю рыбы выходят практически весь год. Для шторма и ветра нужна своя экипировка
Сети забрасывают вечером, а с утра снимают уже с уловом
С введением запрета на бесконтрольный лов рыбы многие съехали с пирса. Здесь живут те, кто продолжает зарабатывать на жизнь рыбалкой
Мамед киши продолжает выходить в море. Говорит, что сейчас рыбы гораздо меньше, чем раньше.
Сыновья Мамеда киши, Расул и Шахин продолжают семейную традицию. Они практически все свое время проводят в море или на пристани

Больше об острове Пираллахи здесь: https://chai-khana.org/ru/nieftianyie-pieski-artiema

 

Чайхана
О нас
|
© Авторское право