С гор в пустыню: переселение сванов
Отказ от ответственности
Просмотры: 1450
Языки: 

Шел 1987 год, горы содрогнулись.

Смещения земли и смена политического курса в конечном счете повлекли за собой  кардинальные изменения в  жизнях многих семей из двух отдаленных уголков страны.   

Сошедший оползень привел к тому, что на земле своих предков в горном регионе Сванети, Грузия, погибли десятки и лишились всего сотни людей. Кроме того, в ходе осуществления правительственного плана переселения, еще сотни человек были вынуждены поменять свое место жительства.

До оползня Нанули Маргиани жила в деревне Мулахи в Сванети.

В результате стихийного бедствия в деревне погибло 26 человек, включая детей, дома были разрушены.

Сейчас ей 78 лет, но она до сих пор помнит тот день, когда  вместе с семьей приехала в свой новый дом в Удабно, что примерно в 550 километрах от родного Мулахи, на другом конце страны, вдали  от гор Сванети.

“Мы прибыли сюда 7 февраля 1987 года. Солнце еще не взошло, и  все казалось вполне гостеприимным: в каждом доме был огонь, горячая  еда и все, что нужно для  жизни – вплоть до мельчайших деталей – было приготовлено”, - говорит она.

Но  впечатление изменилось, как только взошло солнце: село Удабно, что в переводе с грузинского означает “пустыня”, расположено посреди равнины, протянувшейся на 35 километров. Отсутствие воды и деревьев делает здешние земли похожими на чужую планету, особенно в  сравнении с пышными лесами и снежных горами Сванети.

 “Утром мы выглянули в окно и увидели ветреную равнину, сплошь в размытой грязи. Нам стало очень грустно. Мы выросли в горах, покрытых лесами. Было трудно привыкнуть к этой пустоши. Мой старший сын тогда учился в 10-м классе, он плакал, спрашивая, как же мы могли покинуть наш дом. Но наши жизни были самым важным для нас тогда. Поэтому мы оставили все”, - говорит Маргиани.

Нанули Маргиани пьет кофе по-турецки каждый день. Она также читает рассказы, опубликованные в церковном календаре.
Нанули Маргиани была вынуждена переехать в Удабно в 1987 году, после того как лавина уничтожила ее дом в деревне Мулахи в Сванети.
В районе села Удабно преобладает полупустынный климат.
Из города Сагареджо в Удабно ведут несколько путей, в основном используемых пастухами.
Вид на Удабно.

Смертоносные оползни никогда не были редкостью в Сванети. За девять лет до катастрофы 1987 года природные катаклизмы разрушили село Чубери.

Авто Отхвани отчетливо помнит события, которые вынудили его перебраться в село Удабно посреди пустыни.

В результате оползня 1976 года погибли все члены его семьи. Ему же удалось выжить только потому, что соседи обнаружили его прежде, чем он замерз до смерти под глыбой снега. 

“Весь день шел снег. В 5 вечера я закончил уборку крыши дома и направился в подвал, чтобы что-нибудь выпить.  Лавина сошла именно в тот момент, когда я выходил из подвала, и все погрузилось в темноту. Я провел 18 часов под снегом, пока меня не нашли соседи”.

Пережив такую трагедию, 24-летний Отхвани был призван в армию, а после прохождения военной службы переведен в Удабно.

Авто Отхвани - эко-мигрант из Сванети. Вся его семья погибла под лавиной в деревне Чубури в 1970-х годах.
В советских журналах были опубликованы статьи о чудесном спасении Авто Отхвани.
Вернувшись из армии, Отхвани помогал людям, лишившимся дома во время схода лавин в Сванети. В знак признания его заслуг он был награжден почетным орденом Советского Союза.

Массовое переселение в Удабно стало возможным потому, что правительство Советской Грузии обладало достаточной властью и могло заставить людей поменять место жительства, объясняет Георгий Ананиашвили, 58-летний пчеловод, которого прислали сюда из Тбилиси, чтобы помочь с процесом переселения.

Он замечает, что решение переселить в Удабно сванов, проживавших в зонах, подверженных оползням, было принято очень быстро,  как мера, продиктованная опустошением земель в 1987 году.

Но как только решение было принято, рычаги машины Советского режима  сработали, и “все” в Тбилиси принялись помогать готовиться к переезду, говорит Ананиашвили.

Он вспоминает, что каждой государственной организации был отведен дом, который нужно были привести в порядок, прежде чем бы туда переехала семья сванов.

Работавший в то время учителем в Тбилиси, Ананиашвили родился в  Южном регионе Самцхе-Джавахети. Поскольку он не был официально зарегистрирован в столице, он также оказался вовлеченным в этот процесс переселения и, в конце концов, оказался в Удабно.

Он отмечает, что процесс переселения стал частью глобальной патриотической тенденции в Грузии, когда национализм набирал обороты по мере ослабления Советского режима во время Перестройки.

В те годы Советская Грузия медленно готовилась к восстановлению независимости, менялся политический климат. Укреплялся национализм, а в особенности тезис о важности Христианства и его православных корней в Грузии. 

Жители Удабно сразу почувствовали эти изменения на себе.

Для вновь переселенных эко-мигрантов из Сванети нарастающий  национализм означал массовое крещение в первый же год прибытия на новую территорию.

“Все знали, что в Сванети не было священников, поэтому переселенцев ожидало массовое крещение. Грузинская Православная Церковь тогда уже обрела силу. Патриарх отправлял сюда автобусы, чтобы отвезти людей в церковь Сиони в Тбилиси. Крестил сам Патриарх. Людей было слишком много, чтобы сосчитать”, - вспоминает Маргиани.

Генеральный план села Удабно.
В 1980-х годах советское правительство поддерживало проведение концертов, посвященных грузинской народной музыке и культуре.
Пара исполняет грузинский танец на фестивале “Удабнооба” в честь села Удабно.
Село Удабно, первая свадьба после завершения программы по расселению этнических грузин в районе. От первого секретаря ЦК КПСС в качестве подарка супруги получили люльку и бумажного верблюда.
Детский ансамбль исполняет традиционный грузинский танец на фестивале “Удабнооба”.
Медея Мезвришвили, занимавшая должность первого секретаря ЦК в 1980-х годах, обращается к местным жителям на фестивале “Удабнооба”. Мезришвили считается одним из главных инициаторов советского проекта по заселению села грузинскими эко-мигрантами. Она продолжила свою карьеру в качестве главы муниципалитета Сагареджо во время президентства Эдуарда Шеварднадзе.

Однако для местных жителей Удабно, распахнувших свои дома для приезжих, обновленный национальный дух имел отнюдь не радостные последствия.

Удабно традиционно населяли этнические азербайджанцы: село находится всего в нескольких километрах от границы с Азербайджаном, и уже не первое поколение жило на этой земле.

Ананиашвили вспоминает, что многие азербайджанские семьи в Удабно тепло приветствовали сванских эко-мигрантов.

Сначала общины наладили дружеские отношения и жили мирно, - говорит он.      

Но ситуация быстро изменилась, - вспоминает он. 

Правительство Советской Грузии было заинтересовано в том, чтобы приграничные села, такие как Удабно, были населены этническими грузинами, отмечает Гайоз Чартвани, 77 лет, который был переселен сюда из Сванети.

“Необходимо было заселить регионы грузиноязычнымы общинами. Мы вытеснили их [азербайджанцев] отсюда без стрельбы. Я посылал группу мальчишек бить татарских [уничижительное название азербайджанцев] детей. Под предлогом игры в футбол”, - вспоминает он.

Когда родители-азербайджанцы вызывали полицию, чтобы защитить своих детей, Чартвани представлял подобные инциденты как “несерьезные”  ссоры и драки между детьми.

“Когда полиция уходила, я снова отправлял туда мальчиков. Они [азербайджанцы] не сделали ничего плохого, но мы хотели вытеснить их отсюда”, - говорит Чартвани.

По словам Ананиашвили, “местные азербайджанцы покинули село приблизительно в 1990-х годах из-за нарастания национализма”.

“Группировка” Чартвани впоследствии разрушила дома азербайджанцев, покинувших село, чтобы они уже никогда не смогли вернуться.

Георгий Ананиашвили из региона Самцхе-Джавахети. В 1980 году был переселен в Удабно. На своем участке он посадил несколько елей из родного края, чтобы и в Удабно чувствовать себя как дома.
Бездомные собаки бродят по деревне и среди развалин домов, оставленных азербайджанскими семьями, для которых село Удабно когда-то было домом.
На кладбище остались свидетельства того, что до переселения эко-мигрантов в Удабно жили азербайджанцы и семьи духоборов (этнических русских).
Вход на кладбище отмечен крестом.
Стадо овец неподалеку от деревни.
Азербайджанцы проживали в Удабно до 1990-х годов. Это была достаточно многочисленная община, в которой был и муэдзин, который регулировал религиозную жизнь. Сейчас их дома заброшены, от большинства остались лишь руины.
В деревне до сих пор сохранились руины нескольких заброшенных домов.

Сегодня эко-мигранты из Сванети и их дети считают Удабно своим домом.

36-летняя Пикрия Маргиани (не состоит в родстве с  Нанули Маргиани) отмечает, что они - сваны по рождению, и сила их наследия остается с ними.

По ее словам, в  Сванети “сама природа говорит Вам, что Вы должны гордиться  тем, что Вы cван”.

“Сван не может быть предателем или трусом. Возможно, здесь, на равнине мы чувствуем себя немного обескураженными и потерянными, но наша гордость и естество остаются внутри нас”, - говорит Маргиани. 

Некоторые представители молодого поколения до сих пор слышат зов гор. 

Саба Чартвани рассказывает, что когда он находится в Сванети, он полон энергии. А в Удбано он не в состоянии даже прокатиться верхом на лошади.

В Сванети, однако,  у него достаточно сил, чтобы отправиться в горы верхом, и он ждет того дня, когда сможет вернуться туда, чтобы остаться.

Маргиани же посвятила себя тому, чтобы передать сванское наследие  молодежи Удабно.

Она возглавляет женский хор, исполняющий сванские песни, молодежь также изучает сванский фольклор.

Несмотря на то, что Маргиани недовольна уровнем владения сванским языком среди подрастающего поколения, она по-прежнему гордится тем, что культура гор  жива по сей день. 

“Возможно, мы в большей степени стремимся сохранить нашу культуру и  обычаи потому, что живем здесь. Мы находимся вдали от наших исконных территорий и не хотим терять свои традиции”.

Саба Чартвани утверждает, что у гор совсем другая аура, и он чувствует это каждый раз, когда приезжает в Сванети. Он мечтает вернуться в деревню своих предков и продолжить их традиции.
В доме Гайоза Чартвани всегда под рукой грузинский сыр сулгуни, приготовленный традиционным сванским способом, мясо ягненка и кахетинское вино.
Чартвани, который был переселен в Удабно из Сванети, с гордостью подает гостям вино, приготовленное из винограда, собранного в регионе Кахети.
Молодые люди исполняют сванские танцы в Удабно на фестивале, организованном неправительственной организацией ДРОНИ.
Женщины из Удабно собираются для исполнения сванских песен. Они создали хор, чтобы сохранить музыкальную традицию, и сегодня выступают по всей стране.
Сванские женщины в Удбано по-прежнему готовят национальные блюда. Это делается с целью сохранения традиций и передачи их будущим поколениям.
Фрески на стенах монастыря Давида Гареджи испорчены граффити на русском и грузинском. Монастырь расположен недалеко от Удабно, на границе Грузии с Азербайджаном.

Декабрь, 2018 Скитания 

Чайхана
О нас
|
© Авторское право