Память неизвестного: Снимок женщин Ферейдана
Отказ от ответственности
Просмотры: 10099
Языки: 

«Не плачь, иначе кто-то в Грузии узнает и тоже заплачет», - не самый обычный способ успокоить плачущего ребенка. И все же это то, что я видела в первый же день в Ферейдуншахире. В этом крошечном городке с населением 14 000 человек, спрятанном в горах в западной части Исфахана области Ирана, матери не подкупают детей конфетами или пугают их страшилками. Они просто призывают их сдержать свои слезы ради далекой, маленькой страны.

 

Посещение Ферейдуншaхир в первый раз немного дезориентирует. Местные жители называют его Марткопи - грузинское название фактического села на востоке Тбилиси. Надписи на грузински изобилуют со всех сторон, от стандартных, таких как «мед из Маркопи», «бензоколонка», до более странных - «подарки грузинских матерей» и «родина, я люблю тебя». Будь то на улицах или в горах, я наверное услышала больше грузинских песен, чем я когда-либо слышала во всей Грузии.

 

Ферейдуншахир вместе с несколькими другими городами, все из которых носят грузинские названия - Вашловани, Чугурети, Рувис Пири и другие, - образуют Ферейданский уезд или то, что иранцы называют «Гурджи Нахие» (Малая Грузия). В 1614-17 годах около 200 000 этнических грузин были насильно переселены сюда из восточной Грузии шахом Аббасом в ответ на местное восстание во времена правления Сефевидов. Женщины Ферейдана предположительно сыграли решающую роль в сохранении грузинского языка, когда началась ассимиляция.

Более 400 лет спустя местные жители все еще подтверждают свою грузинскую сущность. Подавляющее большинство в Ферейдуншахире говорит на грузинском языке, хотя и с  изюминкой 17-го века и влиянием фарси, непонятным не только для персов, но и для носителя грузинского языка, коим являюсь я.

Я поехала в Ферейдуншахир для встречи и знакомства с жизнью местных женщин, которые в основном, если не полностью, отсутствовали в обычном рассказе о Ферейданской ссылке. Однако мое убеждение в том, что женщины лучше говорят по-грузински, чем мужчины, и что, будучи женщиной, я имела бы лучший доступ к ним, доказало свою неправоту. Мужчины не только говорили на версии более современного грузинского языка, из за того что они больше путешествуют по Грузии, но они также перебивали женщин во всех моих интервью. Не помогло то, что мой проводник, Араш (Арчил для грузин), был мужчиной, и с ним легче было знакомиться с мужчинами чем женщинами.

На протяжении всего моего пребывания я прекрасно осознавала свою привилегию, о которой Араш также напомнил мне: я могла ходить по улицам с ним, потому что меня (все еще) считали иностранкой.

«Счастливые» - это слово, которое приходило к немногим женщинам Ферейдана, с которыми я познакомилась, описывая, как они представляли себе женщин в Грузии. «Я не знаю почему, но я так думаю. У нас нет свободы здесь », -  слышала я от них.

 

Свобода передвижения - это то, с чем мне самой пришлось столкнутся. Я не могла ходить одна по городу и когда полиция попросила мои документы, чтобы узнать причины моего визита, они были ошеломлены, узнав что я приехала из Грузии одна. Когда я спросила местных женщин об этом, они с готовностью объяснили: «Если кто-то хочет путешествовать по Ирану, они обычно путешествуют вместе со своими семьями. Обычно женщина не может путешествовать сама по себе». Кроме того, девушки должны вернуться домой сразу после школы, девушек или даже пожилых женщин редко можно увидеть  ходящих по улицам после захода солнца.

 

Наxида Xуцишвили - одна из немногих женщин, которая до сих пор работает допоздна. Она работает в своей пекарне до 10 вечера, готовя свежий хлеб на следующее утро. Наxида является исключением также по другим причинам - выйдя замуж в 13 лет, она развелась, когда была еще маленькой, и с тех пор была матерью-одиночкой двоих детей. В то время у нее было много поклонников, но она не хотела огорчать своих детей или оставить их.

 

«Как вы думаете, хорошо бы продавался мой хлеб в Грузии?» - спрашивает Наxида, когда она замешивает тесто своими крепкими руками.

Спрос высок на ее душистый и сладкий хлеб в Ферейдуншахире и соседних городах. Тем не менее, Наида часто мечтает оставить все и переехать в Грузию навсегда. Правда, она никогда не была там раньше, но убеждена, что грузины «не так уж надоедают или раздражают друг друга и поддерживают женщин».

Все женщины из Ферейдана, с которыми я встречалась, говорили о переезде в Грузию в какой-то момент. Они понимают, что вещи могут быть не такими совершенными там - они слышали о «неустанно работающих грузинских женщинах и их мужьях лежебоках», - но они все еще продолжают размышлять о мифическом возвращении.

 

Те немногие женщины Ферейдана, которые посетили Грузию, все еще видят ее  в позитивном свете. 15 девушек из которых состоит хор «Дочери солнца» (хор девушек довольно редкое явление в Иране, где женщинам запрещено петь в одиночку) недавно посетили Тбилиси и нашли Грузию «страной веселых и свободных». В их родном Ферейданшехире девочки-подростки регулярно собираются вместе, чтобы насладиться традиционным грузинским пением. Хотя (они) немного застенчивы перед камерой, и неуверенны в лирике, девочки переполнены энтузиазмом во время исполнения песен.

 

Неясно, как много свободы и радости «Дочери Солнца» обретут в Грузии. Еще в 1970-х годах первую попытку репатриации сделала группа ферейданских грузин, которые попросили власти Ирана и Грузии переселить их в регион Кахети Восточной Грузии, откуда были изгнаны их предки. Но переход был не таким плавным. Женщины Ферейдана, которые изо всех сил пытались сохранить связь с Грузией, внезапно оказались в отчужденном состоянии на своей родине, где местные жители считали их «иранскими татарами», которые говорили на непонятном грузинском языке и следовали архаичным обычаям. Вскоре большинство из них попросились  назад в Ферейдан.

 

В сегодняшнем Ферейдуншахире память о 400-летнем изгнании представляется более яркой, чем у 50-летней неудавшейся репатриации. Но даже когда женщины Ферейдана продолжают тосковать по земле, которую они не знают, они признают, что их идентичность имеет нюансы: «Мы все еще иранцы. В конце концов, мы живем здесь так долго. Мы привыкли к местному образу жизни».

 

Редактор: Ана Ломтадзе

 

Чайхана
О нас
|
© Авторское право