«У тебя есть какие-нибудь новости?»

Автор: Aren Melikyan


В целом, 27-летняя Сатин Алексанян - типичная молодая женщина: она любит футбол, занимается йогой и мечтает о переезде во Францию.

Одинокая, с прицелом на карьеру, Алексанян не интересуют брак и дети. И это делает ее весьма нетипичной для Армении, где она живет с родителями.

В армянском языке слово «кин» одновременно означает и «женщина», и  «жена»: предполагается, что молодые женщины, такие как Алексанян, должны выйти замуж и родить детей. 

Подобное ожидание выходит за рамки желания родителей иметь внуков и наследников, чтобы продолжить фамилию. Консервативное общество Армении рассматривает деторождение как женскую обязанность.


Алексанян начала заниматься йогой чтобы обрести спокойствие и не обращать внимания на давление, которое она испытывает со стороны общества. У нее проблемы с отношениями, потому что армянские мужчины хотят жениться и иметь детей; они считают ее образ жизни ненормальным.

«Я уверена, что живу прекрасной жизнью. Я очень счастливый человек, несмотря на все возможные проблемы. Источник моего счастья - внутри меня», - говорит Алексанян


«В Армении, как и в любом патриархальном обществе, существует тенденция изолировать женщину от общественных пространств, предоставляя ей конкретные, очень ограниченные роли матери и жены, которая заботится о детях и других членах семьи. Эти роли представлены как неотъемлемая и основная часть женской идентичности, вне которой женщина просто не «существует», - отмечает исследователь Анаит Симонян. 

Такие представления и установки распространены также и в правительстве и политике. 

В августе премьер-министр Армении Никол Пашинян объявил о правительственной стратегии по увеличению населения страны с трех до пяти миллионов человек. 

Государство зачастую взращивает мнение о том, что ценность женщины измеряется количеством ее детей. Например, во время своей предвыборной кампании Пашинян защищал женщину из своей команды, обвиняемую в том, что она является активисткой феминизма, представляя ее как мать четверых детей.

То, что у нее есть дети, считается естественной защитой, доказательством того, что она хороший, нравственный человек. 

«Отношение общества к женщине, которая не хочет иметь детей и брать на себя традиционные роли, является негативным. Такие женщины рассматриваются как «угроза» патриархальным нормам... быть бездетным естественно и для мужчин, и это никогда не становится предметом публичного позора, неодобрения или навешивания ярлыков. Женщины, которые не хотят иметь детей, маркируются обществом как неполноценные, одинокие и несчастные», - отмечает Симонян. 

Для замужних женщин это выливается в давление как можно скорее иметь детей. «У тебя есть какие–нибудь новости?» – закодированный вопрос, означающий «Вы уже беременны?» – обычно задается уже после нескольких недель брака.

24-летняя Лилит Багдасарян, активистка движения феминисток и ведущий специалист по маркетингу в ИТ-компании, базирующейся в Ереване, говорит, что ей с супругом этот вопрос задается регулярно всеми, от близких родственников до посторонних людей.

Она отмечает, что многие в Армении рассматривают рождение детей как обязательный шаг к успеху. 

«Значительная часть общества считает женщин «инкубаторами», чей организм готов рожать детей, особенно детей мужского пола. ... Я слышала о случаях, когда люди призывают 34-35-летних женщин завести хотя бы одного ребенка, потому что им будет нужен кто-то, чтобы заботиться о них, когда они станут старше», - говорит Багдасарян.

Для Багдасарян этот вопрос стал менее проблематичным благодаря тому, что у них с мужем одинаковое мнение на этот счет.

«С течением времени  подобные разговоры случаются все реже и реже. Нам удалось донести до тех, кто нас об этом спрашивает, что это не их дело, а наша личная жизнь, и решение должно приниматься исключительно нами двумя», - отмечает Багдасарян. 

Однако для одиноких женщин, таких как Алексанян, ситуация более критична.

По словам Алексанян, она впервые начала сомневаться в целесообразности брака и наличии детей, когда ей было примерно 18 лет. Сейчас она сосредоточена на своей карьере во французской компании и планирует написать книгу.


Она свободно владеет французским языком и в настоящее время работает бэк-оператором во французской компании, базирующейся в Ереване. Родственники уговаривают ее найти француза, чтобы выйти замуж, если она хочет переехать во Францию.

Она говорит, что ее мечты и цели не предполагают замужества и рождения детей.


«В свои 18 или 19 лет, когда я начала познавать себя, свою личность, что мне нравится, а что нет, я обнаружила, что не хочу выходить замуж или иметь детей», - говорит она. 

«Я на пути к достижению своих целей и не могу представить свою жизнь иначе, пока не достигну их. Я просто не могу себе это вообразить».

Хотя изначально родители поддерживали ее карьерный рост и интересы – поощряли занятия французским и помогали проводить время в любимой стране  – Алексанян говорит, что теперь чувствует повышенное давление, чтобы выйти замуж и иметь детей.

Когда родственники начинают докучать ей, она парирует, что природа не могла создать женщин только для того, чтобы рожать: а как же быть с теми, кто не может иметь детей?

Но в ответ ее назвали «эгоисткой», «непонятной» и предупредили, что Бог может наказать ее за то, что у нее нет детей. 

Эта тема настолько чувствительна, что даже друзья и коллеги Алексанян предостерегают ее не говорить о своих планах остаться бездетной, предупреждая, что это может «поставить под угрозу ее судьбу».

Они также утверждают, что отсутствие материнского инстинкта не может быть «нормальным» для женщины.

Хотя Алексанян всячески отклоняет подобные комментарии, оказываемое давление сделало свое дело.

В какой-то момент Алексанян даже посещала психологов, обратившись за помощью в преодолении подобного прессинга. Но, с ее слов, вместо помощи они пытались «исправить» ее, изменив ее мировоззрение. Одна из специалистов сказала Алексанян, что это «эгоизм» - не хотеть иметь детей, другая предупредила, что всему виной чувство ревности, потому что у других женщин уже есть дети. После этого она перестала ходить на их сеансы.

«Иногда мне хочется, чтобы общество приняло меня такой, какая я есть, не называя меня ненормальной. Они должны понять, что такой тип женщин тоже существует в этом мире», - говорит она.


27-летняя Сатин Алексанян не замужем и стремится жить полноценной жизнью в консервативной Армении. Она любит спорт и, будучи членом Клуба болельщиков первого армянского фронта, никогда не пропускает ни одного матча в Ереване.


Однако 56-летняя Карине Аванян говорит, что не беспокоится о своем положении в армянском обществе. 

Аванян, которая выросла в семье, где не настаивали на ее обязательном замужестве, считает, что общество давит на женщин, чтобы они вышли замуж, чтобы поддержать «институт семьи». Но она никогда не рассматривала семью как  путь к счастью. 

Аванян говорит, что всегда чувствовала, что рождение детей станет источником бесконечного беспокойства, чего она не могла вынести.

Вместо собственных детей у нее есть племянник, которого она обожает, и жизнь, полная путешествий и активности.


asdasd

Три вещи, которые всегда находятся в рюкзаке Аванян: пара перчаток для сбора пластика, книга русской писательницы Марины Цветаевой и красная корова из дерева, напоминающая ей армянскую пословицу ‘рыжая корова никогда не линяет’.

"Я люблю Ереван так, как многие женщины не любят своих мужей. Я чувствую физическое влечение к этому городу’, - говорит Карине.


«Я замечаю, что мои близкие подруги завидуют моей свободе, моей независимости в принятии собственных решений», - говорит она.

«Они всегда хотят быть со мной на связи, потому что моя компания –это глоток свежего воздуха, который позволяет им вырваться из бездны под названием «семейное счастье»....И конечно, они чувствуют себя зажатыми, они видят, что жизнь без брака возможна, и чувствуют, что, хотя иметь успешных детей - это потрясающе, цена за это семейное счастье - вся их собственная жизнь», - говорит Аванян.


выпуск

Мое тело, мой выбор

пожертвование

главное
Chai-khana Survay