Азербайджанские рабочие на тонком льду

Автор: Тюркан Башир , Азиз Каримов


Двадцати девятилетний Али Алиев начал работать в Унибанке 2 августа 2012 года. Это один из крупнейших частных банков Азербайджана, и Али говорит, что он сделал все, чтобы продвинуться в своей новой карьере. Его усердность на работе дала результат; заработная плата Али удвоилась за один год. Все шло хорошо. 

Но затем, в феврале 2015 года, стоимость азербайджанской валюты, маната, резко упала. «Во время этой первой [девальвации] двое моих коллег, которые сидели рядом со мной, были уволены по той причине, что не было продаж, а заемщики не могли погасить свои кредиты. С этого момента я и мои коллеги начали чувствовать страх потерять работу. Когда придет наша очередь?» 

Али не пришлось долго ждать. 21 декабря 2015 года Центральный банк Азербайджана принял решение перевести манат на плавающий валютный курс. Манат снова упал по отношению к доллару США; в тот год он стал самой обесцененной валютой в Европе и на постсоветском пространстве. С тех пор манат стабилизировался, но экономические трудности продолжаются. 

Наргиз, первая жена Али, работала в том же банке и также была уволена. Менеджер извинился, и сказал ей, что у них нет другого выбора. Али надеялся, что руководство не оставит обоих родителей безработными в семье, но он ошибся. «Моя карьера и мои мечты на этом закончились. Невозможно было найти другую работу; мы остались без работы и с огромным долгом банку, в котором мы работали».

К сожалению, история Али сегодня не столь замечательна в Азербайджане. Недавний отчет Государственного комитета по статистике указывает, что безработица в Азербайджане выросла на 213,2 процента по сравнению с прошлым годом (хотя комитет подчеркивает, что за последние 15 лет в Азербайджане было создано более двух миллионов новых рабочих мест). Другие цифры так же суровы: на 1 октября нынешнего года 74 100 человек были официально безработными, 35,4% из которых были женщины. Для сравнения, на ту же дату в прошлом году 34 760 человек получили этот статус. Чем на сегодняшний день объясняются эти экономические проблемы в Азербайджане  и как с ними справляются люди?

Потеряв работу, Алиевы нашли неквалифицированные рабочие места. Наргиз стала кассиршей в супермаркете, а Али работал на упаковочной фабрике. Это им мало помогло. «Я продал машину, дал деньги своим родителям и сказал им, чтобы они вернули мой долг в банк. И покинул страну со своей женой», - сказал Али в беседе по ватсапу. Муж и жена в итоге переехали в Варшаву, где нашли работу.

«В прошлом году я был в Азербайджане и был очень разочарован. Повсюду были безработные молодые люди, просиживающие в чайханах, оставшиеся с пустыми руками и без семей», - вспоминает Али.


«Нет грабительству, нет монархии, нет коррупции, нет безработице, нет эксплуатации». Это фото было снято 14 апреля 2018 года на митинге, организованном Национальным советом демократических сил в Баку на стадионе Махсул.

«Не задерживай меня, задержи манат». Плакат с демонстрации обращает внимание на девальвацию национальной валюты в Азербайджане 21 декабря 2015 года, когда Центральный Банк решил перевести манат на плавающий обменный курс.

После девальвации 2015 года азербайджанский манат упал по отношению к доллару США. В том году стал самой обесцененной валютой в Европе и на постсоветском пространстве. С тех пор манат стабилизировался, но экономические проблемы продолжаются.

«Банки убивают нас» - это был лозунг, использованный на митинге, организованном 14 апреля 2018 года Национальным советом демократических сил на стадионе Махсул в Баку. Девальвация была особенно болезненной для людей, имеющих банковские кредиты девальвированными манатом, поскольку им приходилось возвращать кредиты в долларах США.

Государственный комитет статистики сообщил, что после первой девальвации маната за первые девять месяцев 2015 года было создано около 67 тысяч рабочих мест. Эта цифра не отражает количество рабочих мест, которые были потеряны после сокращений в государственных и частных учреждениях.


Эти сцены являются последствиями масштабной безработицы, которая последовала за второй девальвацией азербайджанской валюты. Правительственные агентства и частные компании начали закрываться. Наиболее серьезные сокращения начались в банковском секторе, где, по неофициальным данным, с тех пор до 5000 сотрудников банков потеряли работу. Кроме того, сотни людей потеряли работу на государственных предприятиях, таких как Азеригаз и Азерэнержи. Небольшие розничные предприятия также сильно пострадали.

Правительство Азербайджана попыталось нарисовать более четкую картину рынка труда в стране. Например, Государственный комитет статистики заявил, что после девальвации национальной валюты в течение первых девяти месяцев 2015 года в стране было создано около 67 000 постоянных рабочих мест. Кроме того, президент Ильхам Алиев отметил в своей речи в Давосе 23 января 2018 года, что уровень безработицы в стране низок: «к концу года безработица в Азербайджане составила 5 процентов, а бедность - 5,4 процента. Я думаю, что это один из лучших результатов в мире», - сказал президент.

В докладе Всемирного экономического форума за этот год говорится, что уровень безработицы по всей стране составляет 5,2 процента. Аналогичным образом, по данным Госкомстата, уровень бедности в Азербайджане снизился с 49 процентов в 2001 году до 4,9 процентов в 2018 году. Однако независимые эксперты считают, что реальные цифры намного выше. Когда после форума в Давосе платформа Fakt Yoxla (проверка фактов) проверила официальную статистику из разных источников, они обнаружили, что в 2018 году уровень безработицы в Азербайджане фактически приблизился к 21 проценту.

Займет время, пока старшее  поколение привыкнут к этой ситуации, так как Азербайджан был частью Советского Союза в течение 70 лет. Люди знали, что после окончания учебы они найдут работу. 

Азер Гулиев, юрист, работающий в организации по защите прав нефтяников и специалист по трудовым правам, говорит, что семена сегодняшней нестабильности в занятости населения были посеяны крахом советской системы. «Закрытие заводов, переход к рыночным отношениям, а также появление новых технологий повлияли на безработицу. Сокращение персонала создало большую психологическую напряженность из-за страха потерять работу, а с другой стороны, число безработных в стране продолжает расти», - сказал Гулиев.

Но эта волна безработицы также является результатом глобальных экономических моделей, подчеркивает Ниджат Гараев, консультант по экономическому развитию, работающий в международной организации в Баку. Гараев поясняет, что после кризиса 2008 года нестабильность на мировых рынках в сочетании с усугубляющимся неравенством в доходах и богатстве, а также развитием в области автоматизации сыграли свою роль в повышении уровня отсутствия гарантии занятости.

«Эти процессы не обошли стороной и Азербайджан. С 1990-х годов растущая экономическая зависимость от экспорта нефти и газа уменьшила и без того неконкурентоспособный промышленный и сельскохозяйственный сектор советской эпохи», - сказал Гараев. «Поскольку нефтяной сектор был высококвалифицирован и в нем работало относительно мало людей, большинство населения столкнулось со структурной безработицей. Отсутствие качественного, профессионального образования способствует медленной адаптации к этому новому спросу на рынке труда».


На 1 октября нынешнего года 74 100 человек были официально безработными, 35,4% из которых были женщины.

Азер Гулиев, специалист по трудовому праву, говорит, что семена отсутствия гарантии занятости были посеяны с распадом советской системы. «Закрытие заводов, переход к рыночным отношениям, а также появление новых технологий повлияли на безработицу».

Разорванное объявление «работа ...» на фасаде здания в Баку.

«Ищем компьютерного оператора для медицинского центра». Несмотря на то, что такие объявления о неквалифицированных рабочих местах частое явление в Баку, на самом деле эти вакансии не всегда реальные.


Учитывая, что, согласно официальной статистике, 55% азербайджанцев работают на государство, это делает значительную часть населения уязвимой для любых сокращений, вызванных бюджетными ограничениями. Гараев добавил, что даже в случае постнефтяной экономики рост более эффективных частных экономических инициатив, в первую очередь в сельском хозяйстве, может привести к дальнейшей нестабильности на рынке труда в течение следующих 20 лет. «Это означает, что отсутствие гарантии занятости, безусловно, возрастет, что приведет к утечке умов, перераспределению доходов и проблемам со здоровьем связанным со стрессом», - заключил консультант. 

Это отсутствие гарантии усугубляется тем фактом, что рабочие имеют мало выбора, когда теряют работу.

История 56-летнего Надира Гасымова является наглядным примером. До декабря 2017 года, пока не был уволен, он работал в локомотивном депо в городе Гянджа с 16 лет. В результате сокращений Гасымов был уволен в декабре 2017 года. Он считает это несправедливым.

«Несмотря на 40 лет работы на железной дороге, меня уволили. Когда два года назад начались сокращения, руководство оставило новичков и уволило опытных сотрудников, что вызывало недовольство», - пояснил он.

Большинству рабочих, особенно пожилым, таким как Гасымов, может быть трудно начать с нуля. В конце концов, большая часть дохода страны поступает из одной отрасли, в которой занято лишь горстка населения. «Ненефтяной сектор невелик и сильно зависит от государственной поддержки. Поскольку эта часть экономики неконкурентоспособная, тут зарплаты не обсуждаются [...] Слабо функционирующие профсоюзы и система правосудия не обеспечивают достаточную правовую защиту, чтобы не допустить эксплуатации, насилия или увольнения работников», - объясняет Гараев.

Приоритеты страны по отношению к независимым профсоюзам  дает рабочим мало надежды на ресурсы. Хотя Азербайджан вступил в Международную организацию труда в 1992 году, вряд ли можно предположить, что ситуация изменится. В январе 2018 года пособие по безработице было заменено новой концепцией «страхования по безработице», которая выплачивается работникам, которые теряют работу в результате ликвидации предприятия или если они зарегистрированы в качестве безработных в своем местном центре занятости. По сути это означает, что работники, чьи контракты истекают и не продлеваются, не имеют права на государственную поддержку в стране, где минимальная месячная зарплата составляет 250 манатов (147 долларов США), а средняя зарплата составляет 581 манат (341 доллар США), что не оставляет многим азербайджанцам сбережений на которые можно прожить. 

Поэтому, хотя Гараев утверждает, что трудовой кодекс страны является прогрессивным, он также подчеркивает, что кодекс не строго соблюдается маленькими предприятиями. «Учитывая огромную долю теневой экономики, ситуация еще хуже. Вдобавок к вышесказанным, есть позитивные шаги в направлении прозрачности, и некоторые начали приносить свои плоды [...], например, министерство налогов и финансов содействовало формализации рынка труда, направленной на защиту рабочих». 

Гасымов говорит, что за последние два года он неоднократно обращался к властям по поводу его увольнения, которое вызвало у него финансовые и эмоциональные трудности. Несмотря на его членство в правящей партии «Ени Азербайджан» (ПЕА), его голос остался не услышанным. «Я потерял годы и здоровье, работая на железных дорогах, и доверял ПЕА. Но я остался без работы; в моем возрасте никто больше меня не наймет», - вздыхает он.


«Таким образом моя карьера и мои мечты остались нереализованными. Невозможно было найти новую работу; мы остались без работы и с огромными долгами банку, в котором работали», - сказал Али Алиев, который потерял работу после девальвации маната и уехал в Польшу работать неквалифицированным рабочим.

«Требуется продавец, уборщик, мастер, помощник», - говорится в объявлении о работе. Старшему поколению нужно некоторое время, чтобы привыкнуть к отсутствию гарантии занятости, учитывая, что Азербайджан был частью Советского Союза в течение 70 лет. Люди знали, что после окончания учебы они найдут работу.

Недавний отчет Государственного комитета статистики показывает, что безработица в Азербайджане выросла на 213,2 процента по сравнению с прошлым годом.

«Волнения глобальных рынков после кризиса 2008 года в сочетании с углубляющимся неравенством в доходах и богатстве, а также событиями в области автоматизации, сыграли свою роль в повышении уровня отсутствия гарантии занятости», - говорит консультант по экономическому развитию Ниджат Гараев.

Отсутствие гарантии занятости усугубляется тем фактом, что рабочие имеют мало возможностей, когда теряют работу.

выпуск

Страх

пожертвование

главное
Chai-khana Survay