Этнические грузины Гали: страх потерять родной язык

по Anonymous



Илюстрации: Мананико Кобахидзе


С тех пор как Грузия потеряла контроль над Абхазией в 1993 году, этническим грузинам, которые остались жить здесь, становится все труднее сохранять свой родной язык. 

Правительство Грузии было против подобного политического курса, но это мало что изменило. Сегодня обучение в классах с  1 по 8 проводится исключительно на русском языке, который не имеет ничего общего с родным языков школьников – грузинским. Со временем в школах исчезнет учебная программа на грузинском языке. 

Несмотря на то, что Конституция Абхазии номинально отстаивает права меньшинств на обучение на родном языке — например, этническим армянам удалось открыть школы, где обучение проводится на армянском -  это не работает в случае с этническими грузинами, проживающими в Гали. 

В докладе 2015 года "Законы о языке и образовании в многонациональных государствах де-факто:  Абхазия и Приднестровье" было установлено, что "право на образование на родном языке в основном соблюдается для не-грузин. Наоборот, имеются неоднократные подтверждения случаев создания искусственных препятствий в отношении образования на грузинском языке в Абхазии.” 


Число грузиноязычных школ в Абхазии неуклонно сокращалось с 1994 по 2015 год, с количества более чем 50 до войны 1992-1993 годов до 11 в 2015 году, когда абхазские власти объявили, что школы должны будут перейти на общероссийский учебный план.

Первоначально изменения затронули программу в первых четырех классах в 2015 году; в планах было ежегодно добавлять последующий класс. Таким образом, к 2022-2023 учебному году  образовательная программа на грузинском языке просто перестанет существовать.

Вся образовательная система в школах, начиная с детского сада, основана на учебниках, составленных в России, стране, которую Грузия обвиняет в оккупации Абхазии.  

Помимо того, что русский язык не является родным для детей, их родителей и учителей, подобная образовательная политика означает, что новое поколение грузин изучают версию истории и географии, которая транслирует абхазский нарратив.  Согласно сообщениям из прессы, это в особенности влияет на такие дисциплины, как история и география.

В то время как абхазские власти отстаивают данную практику как способ интеграции этнических грузин в абхазское общество, международные и грузинские специалисты по конфликтам утверждают, что подобный курс является еще одной формой давления на этнических грузин в Гали. 



Председатель центра гражданской интеграции и межнациональных отношений Шалва Табатадзе считает такую практику "неприемлемой". Он призвал грузинское правительство учредить онлайн-курсы и рассмотреть варианты дистанционного обучения для этнических грузин в Абхазии. 

Эта политика равносильна "этнической дискриминации", заявила министр по примирению и гражданскому равенству Грузии Кетеван Цихелашвили. По данным министерства 98 процентов детей и 90 процентов учителей в Гальском районе являются этническими грузинами. По оценкам, в Гали проживает от 30 до 40 тысяч грузин. 

Она утверждает, что грузинское население в Гали подвергается “русификации”, и что ведется “целенаправленная атака на грузинскую идентичность”. 

На практике эта политика подрывает способность семей поддерживать грузинский язык. Это также затрудняет получение образования для нового поколения. Сегодня дети из грузинских семей вынуждены учиться и говорить на языке, который не понимают. 

Переход оказался особенно трудным для учителей, многие из которых также не говорят по-русски свободно.


“Я вижу, как тяжело приходится моим ученикам и как трудно обучаться на русском языке", - говорит 59-летняя Нино*, учительница одной из школ Гальского района. 

Она добавляет, что помимо проблем, с которыми сталкиваются дети, когда борются за изучение предметов на иностранном языке, некоторые учителя не разговаривают по-русски достаточно хорошо для того, чтобы преподавать на нем, поэтому “дети заканчивают школу, не владея ни русским, ни грузинским языком в достаточной мере.” 

У 61-летней Мананы* четверо детей; она вспоминает, как трудно было им учить уроки, а  родителям - помогать им в этом, потому что никому не хватало достаточного владения русским языком.

“Большинство учителей в Гальском районе окончили грузинские школы еще во времена Советского Союза, поэтому им трудно преподавать — например, химию, физику или биологию —на русском”, - говорит она.

"Я пыталась помочь своим детям с математикой, грузинским и русским, но не могла объяснять физику [на русском языке], конечно же.”


В течение многих лет некоторые родители пытаются обойти политический курс Абхазии, переходя на контролируемую Грузией территорию и записывая своих детей в школы непосредственно там.

Но более жесткая политика абхазов — а также регулярные закрытия "границы" - затруднили детям переход на контролируемую Грузией территорию для посещения местных школ.

Число учеников, приезжающих из Гали в школы региона Самегрело в Западной  Грузии, сократилось со 120 в 2011 году до 18.

Глава центра гражданской интеграции и межэтнических отношений Шалва Табатадзе считает, что правительству необходимо привлечь международные организации для оказания давления на абхазов с целью создания лучших условий для грузинского населения.

До сих пор Тбилиси и его зарубежным союзникам мало что удалось сделать для школьников. Предложение предоставить книги на грузинском языке было отвергнуто, поскольку грузинская учебная программа, в особенности по истории и географии, сильно отличается от абхазской версии. 
Правительство Грузии смогло повлиять на доступ к высшему образованию. В то время как некоторые дети, чей родной язык – грузинский, продолжают учиться на русскоязычных факультетах Абхазского государственного университета в Сухуми или едут учиться в Россию, некоторые также переходят на контролируемую Грузией территорию, чтобы поступить в университет.


В 2019 году 482 студента-бакалавра и 64 магистранта из Гали поступили в грузинские вузы. 

В 2016 году правительство Грузии ввело систему квот, которая выделяет один процент мест в университетах студентам из Абхазии и Южной Осетии, еще одного отколовшегося от Грузии региона.

Правительство также открыло центр изучения грузинского языка в регионе Самегрело, недалеко от погранпостов с Абхазией. Центр предлагает годичный интенсивный языковой курс для выпускников средней школы с целью подготовки к государственным экзаменам по грузинской системе. 
Центры также открылись в трех крупнейших городах Грузии: Зугдиди, Батуми и Тбилиси.

Несмотря на это, переход на российскую учебную программу стал особенно трудным для детей, желающих учиться в грузинских университетах.
”Всем мои детям удалось сдать государственные экзамены по грузинской системе [для обучения в грузинских университетах], но им было тяжело по сравнению с теми, кто окончил грузинские школы", - говорит Манана.

Грузинский язык до сих пор преподается в некоторых школах Гали как иностранный. По сообщениям учеников, программа предусматривает час или два грузинского языка в неделю. 
”На уроках грузинского учитель старался дать нам как можно больше информации, но это не принесло особых результатов, так как время, отведенное на преподавание языка, ограничено", - вспоминает 18-летняя Елена Цуцхубая, которая окончила среднюю школу Саберио в этом году и в государственные экзамены по грузинской программе.

* Имена респондентов были изменены в целях их безопасности. 
** Chai Khana не публикует имя автора из соображений безопасности.
***Учебник, "История Абхазии,  И. К. Куакуаскир, Глава 10, с.: 218-223 (Отпечатано в ООО “Флер-1” Россия, Краснодарский Край, г. Краснодар, 2010)

выпуск

Страх

пожертвование

главное