Неполитизированные протесты в Азербайджане

Фотографии: Азиз Каримов , Аббас Атилай

Автор: Севиндж Вагифгызы

Иллюстрации: Чичек Байрамлы



За последние десять лет все больше граждан Азербайджана начали участвовать в протестах. Такие демонстрации часто бывают небольшими или даже одиночными - и политические эксперты ставят под сомнение их долгосрочное влияние. Но эти протесты были очень важными, потому что они отображали появление местных, неорганизованных и схожих требований в разное время. Что привело к этим протестам и чем они отличались от предыдущих политических протестов?

После распада Советского Союза антиправительственные протесты в Азербайджане, включая социальные требования, которые достигли своего пика в 2003-2005 годах, были сосредоточены вокруг политической оппозиции. Таким образом, из-за структурных изменений и преобразований в стране во время распада Советского Союза, а так же из-за Нагорно-Карабахского конфликта люди в Азербайджане стали сильно политизированы. После распада Советского Союза и прекращения огня в Карабахской войне эта энергия обратилась к внутренней политике.

«Вопросы национальной идентичности и национализма были в центре этого политического дискурса. То есть сторонники как правительства, так и оппозиционных сил имели схожие надежды и ожидания, что проблема низкого социального положения людей в то время будет решена политическими средствами, иными словами, обе стороны думали примерно так: 'Остальные проблемы будут решены, если мы правильно поймем нашу национальность'», - объясняет социолог Тогрул Аббасов.

«Однако массовое движение, которое привлекало людей из разных политических течений с конца 1980-х годов, достигло своей конечной точки в 2003-2005 годах. Дискуссия/конфронтация по различным аспектам национализма перестала вселять надежду на решение социальных проблем».

Кульминация этих политических устремлений связана с беспрецедентным ростом нефтяных доходов Азербайджана. Таким образом, у тех, кто не мог решить свои проблемы будучи политизированным, появилась новая возможность - решить проблемы индивидуально, с помощью части доходов от нефти, поступающих в страну.

Это была новая надежда.

«Я бы сказал, что это период индивидуальной надежды в коллективно разочарованном обществе», - говорит Аббасов. «Поэтому протесты, возникшие после девальвации маната, возникли из рассеянных собраний людей, чьи личные ожидания не оправдались».

Эти протесты принципиально отличаются от митингов, организованных укоренившимися политическими партиями. Начиная с 2012 года, местные общины начали реагировать на ряд проблем, в частности на очевидно плохое поведение чиновников и повышение цен на товары первой необходимости, такие как хлеб. Но это были отдельные инциденты, не имевшие импульса или структуры для объединения с другими общинами или формированиями более крупного национального движения.

Почему эти протесты не объединились?

«Основная причина, по которой протесты не собираются на общей платформе, заключается в отсутствии какой-либо современной организационной структуры (национальной, классовой, профсоюзной и т. д.), которая их объединяет», - говорит Аббасов.

По словам Губада Ибадоглу, председателя Азербайджанского Движения за Демократию и Благосостояние, причиной протестов, начавшихся в то время, была «борьба за выживание». Ибадоглу связывал разрозненность социальных протестов с отсутствием левых движений в Азербайджане.

«Люди из малообеспеченных групп во всем мире представлены левыми движениями и социал-демократами. Поскольку в Азербайджане не было таких политических движений, не было политической силы для коллективного объединения этих протестов. Существующие политические партии далеки от левых и действуют в основном только в столице», - утверждает он.

Независимо от политического воздействия демонстраций, акты неповиновения для отдельных протестующих нанесли личный урон - потерянные рабочие места, тюремные сроки и, порой, новое чувство свободы высказывания, несмотря на последствия.
Сарвин Чобанов был одним из многих в своей общине, которые в 2012 году выступили против главы Исполнительной власти Губинского района.

1 марта 2012 года люди, неорганизованными группами, потребовали отставки политика, и, когда он отказался, они вынесли свое недовольство на улицы. Сначала протест был мирным. Ситуация ухудшилась после того, как правительство послало войска, чтобы разогнать толпу. Они стреляли из огнестрельного оружия в воздух и использовали слезоточивый газ против демонстрантов. В ответ на это толпы людей, в том числе Чобанов, начали маршировать к резиденции главы Исполнительной власти района. Он ожидал, что глава района уйдет в отставку после того, как сделал спорные и оскорбительные заявления о местном сообществе. Он не ожидал, что его арестуют.

Протесты переросли в насилие и демонстранты подожгли дом главы района, покинув сцену только после его отставки.

Чобанов говорит, что он не был замешан в актах насилия. Несмотря на это, через несколько месяцев после инцидента его вызвали в полицейский участок вместе с примерно 30 другими активистами, он был арестован по обвинению в нарушении общественного порядка и применении силы против полиции. «Я не думал, что меня арестуют, когда я присоединюсь к протестам», - говорит он.
Чобанову повезло: в декабре 2012 года он был приговорен к трем годам в условном порядке и освобожден прямо из зала суда.

Другим не так повезло.

Причиной протестов в Губе 1 марта 2012 года стало выступление главы исполнительной власти, где он оскорбил местное население. Люди вышли на улицы с требованием его отставки.

Протесты в Губе переросли в насилие после того, как отправили солдатов для разгона толпы. Они стреляли пулями в воздух и использовали слезоточивый газ против демонстрантов.


Очередной рост цен вызвал новые протесты

Джошгун Багишов был арестован за протесты по поводу роста цен на хлеб в 2016 году. После двух последовательных девальваций национальной валюты, маната, все продукты питания подорожали. До этого момента люди, которые озвучивали свои социальные проблемы в частном порядке - в районах, на общественном транспорте и в чайханах, к 2016 году, как и Багишов, были готовы выйти на улицу. Повышение цен на муку вызвало протесты в восьми регионах, включая Сиязань, где жил Багишов.

«Мы приехали сюда из-за голода, мы не можем жить», - объяснил протестующий в Физули, районе на юге Азербайджана.

В Агджабеди, городе в центральном Азербайджане, трое человек забрались на здание и пригрозили смертью из-за растущих цен и долгов.

Когда правоохранительные органы разогнали протесты в одном районе, в другом месте появились новые. После беспорядков цена на муку упала, но количество хлеба, которое шло в дом нескольких протестующих, уменьшилось.

Другие протестующие, такие как Багишов, были задержаны.

«Однажды утром постучали в двери, когда я молился. Я открыл дверь, в квартиру вошли 20 человек в масках. Сначала они обыскали нас, затем надели наручники за спиной, отвели нас к машине, а затем отвезли в полицейский участок», - говорит он.
Он отмечает, когда они прибыли в полицейский участок, их избили; после того, как его брат начал протестовать против такого обращения, полицейские стали более агрессивными и начали бить сильнее.

«Затем они вывели нас из коридора в склад, где была камера. Они начали бить нас еще сильнее перед камерой. Они сказали, что мы бросали в них камни. Моего брата приговорили к 15 дням, а меня - к четырем годам».

Багишов был освобожден через три года и два месяца по помилованию.


Группа жителей протестовала в Сабирабадском районе Азербайджана в 2011 году после того, как они не получили компенсацию за ущерб, нанесенный их имуществу и фермам в результате массового наводнения в 2010 году.

В мае 2010 года разлилась река Кура и затопила 30 000 домов и 110 000 гектаров сельхозугодий.

В январе 2013 года в Исмаиллы прошли массовые акции протеста против губернатора области Низами Алекперова и его семьи. Протестующие подожгли две машины и два мотоцикла, а также виллу и гостиницу, принадлежащую Алекперовым.

После беспорядков в район направили войска Министерства внутренних дел. Они перекрыли все дороги, ведущие в город. Солдаты использовали слезоточивый газ, чтобы разогнать толпу, нанося вред ряду невинных прохожих, включая детей.


Но можно было ли решить эти социальные проблемы после 2005 года, когда взлетели доходы от нефти? Почему правительство не решило эти социальные проблемы своевременно?

Например, президент Ильхам Алиев запустил программу по улучшению качества жизни за пределами столицы Баку в 2004 году, за несколько лет до начала волны протестов. Но вместо того, чтобы помочь местному населению, это ухудшило ситуацию. Проблемы усугубились падением маната в 2015 и 2016 годах.

По словам исследователя Аббасова, увеличение заработка не является решением социальных проблем. Решение социальных проблем зависит от того, как богатство приобретается и как оно распределяется.

«Многие отчеты показывают, что, несмотря на растущее богатство в мире, несправедливое распределение ресурсов еще больше увеличило разрыв между группами», - говорит он.

«Во-вторых, неэффективность государственного механизма в Азербайджане также играет решающую роль. Другими словами, даже сумма, выделенная на улучшение социальных условий, не достигает пункта назначения и присваивается чиновниками».

Экономист Тогрул Велиев так же отмечает, что одной из проблем было то, что правительство не создало механизма для проверки эффективности программы.

По словам экономиста Ибадоглу, отсутствие подотчетности и продолжающееся снижение качества жизни людей означают, что вероятно будет все больше протестов.

«Я думаю, что люди протестовали из-за последствий серьезных изменений за короткий период времени. Девальвация, за которой последовала вторая девальвация, уменьшение доходов и рост затрат привели к протестам. Основания для протестов были заложены людьми, которые долгое время молчали», - он заключает.

Джошгун Багишов говорит, что, несмотря на то, что за последний протест его посадили в тюрьму, он готов снова участвовать в демонстрациях, чтобы помочь своей общине.

«Если раньше мне было страшно высказывать свое мнение, то после тюремного заключения нет никакого страха. Я знаю, что говорю правду», - говорит он.

выпуск

Протест

пожертвование

главное
Chai-khana Survay