Арендованная жизнь

Автор: Мельтем Талыбзаде


Когда 32-летняя Айгюн Багирова задумывается о своей жизни, она воспроизводится как фильм, в главной роли которого столица Азербайджана Баку, с его плохими квартирами, злыми арендодателями и нескончаемыми задолженностями по квартплате.

Каждый шаг - каждая глава - отражает частичку истории Азербайджана и его столицы Баку, поскольку вопреки высоким доходам страны от добычи нефти и газа, многие семьи, как и Айгюн, живут в нищете, долгах и отсутствии уверенности в завтрашнем дне. 

Развод, война и новое начало

Айгюн впервые переехала, когда ей было пять лет. Это был 1995 год, Азербайджан тогда находился  в состоянии войны. Семья жила в деревне в Уджарском районе, расположенном примерно в 230 км от Баку, в центре страны. Для маленькой Айгюн это место тоже казалось центром войны, развернувшейся между Азербайджаном и соседней Арменией, где ночью она слышала выстрелы.

Семья жила с родителями ее отца, до тех пор пока они не узнали, что ее отец нашел «новую жену» в России и ждет от нее ребенка. Мать девочки, Айбениз, пыталась остаться с семьей мужа, но их невестка была оскорбительна.

В итоге они переехали к ее родителям. Однако было слишком много ртов, а еды не хватало. «Мои бабушка и дедушка сказали маме: “Забери своих детей отсюда и построй хорошую жизнь”», - вспоминает Айгюн.

В то время была волна людей, приезжающих в столицу Баку из сельских общин.

«В регионах прекратили существование колхозы советских времен, и работы не хватало... В первые годы после объявления независимости в Баку приезжали только мужчины и арендовали квартиры. Они оставались вместе и зарабатывали деньги для содержания своих семей, позже им пришлось перевезти свои семьи в Баку. Поэтому количество людей, арендующих дома в Баку, увеличилось», - отмечает социолог Санубар Гейдарова.

Это было трудное время для того, чтобы начать делать что-либо в Азербайджане. Страна провозгласила независимость в 1991 году, выйдя из Советского Союза, и погрузилась в войну с Арменией. Официально средний доход упал до четверти былого уровня до независимости страны в период с 1991 по 1994 год.

Для Айгюн это означало родиться в первом поколении, которое не будет получать жилье от государства. К 1995 году правительство стало оказывать помощь в обеспечении жильем только тем, у которых кто-то из членов семьи работал на государственной службе.

В семье девочки не было гражданских служащих, и денег не хватало даже на то, чтобы заняться сельским хозяйством.




Подруга семьи помогла Айбениз устроиться на работу в пекарне в Баку, поэтому мать забрала детей и отправилась за новой жизнью в столицу.


Такое решение было шоком для семьи.

«Когда я впервые приехала в Баку в 1995 году, я боялась, что девятиэтажные здания обрушатся на меня», - говорит Айгюн.
Для Айбениз это была постоянная борьба - ей часто приходилось брать с собой детей по сменам в пекарне.
Новая работа обеспечила семью достаточным количеством денег, чтобы арендовать небольшую квартиру в Черном Городе в юго-восточном районе Баку, который был построен в 19 веке и, по мере развития страны, станет центром зарождающейся нефтяной промышленности. Сегодня это современная часть города, известная как Белый Город.

Когда Айгюн и ее семья жили в этом районе, их арендная плата составляла 15 манатов или около семи евро, что равнялось половине месячной зарплаты ее матери. Этот район был переполнен людьми, которые переехали в результате войны за Нагорный Карабах.

Однако сегодня в этой обновленной части города, ныне известной как Белый Город, средняя арендная плата за двухкомнатную квартиру составляет 350-400 манатов, что сопоставимо примерно 200 евро.

Дом на свалке

Семья там прожила три года, прежде чем переехать в Ахмедлы в 1998 году. К тому времени Азербайджан уже подписал соглашение века, проложившее путь для постройки нефте- и газопроводов, благодаря которым будут финансироваться крупные государственные проекты в Баку и в других городах.

Два года спустя, в 2000 году, правительство запустило социальную программу, которая, теоретически, должна помочь семьям, таким как Айгюн, обрести новое жилье.

Айбениз подумала, что это шанс, наконец, обеспечить своих детей хорошим домом. Государственный проект казался идеальным для Айгюн и ее семьи - семьям предлагали возможность получить новое жилье по субсидированной цене. Согласно официальной статистике, в период 2000-2018 годов около 25 000 семей получили жилье в рамках проекта.

Однако когда Айбениз подала заявление, ей сказали, что семья не соответствует ни одному из критериев: она и ее дети не были солдатами, государственными служащими или инвалидами. 

Экономист Тогрул Велиев отмечает, что тот факт, что такие семьи, как Айгюн, не могли получить  квартиру в рамках программы, подчеркивает как мало было сделано за эти годы для оказания помощи уязвимым семьям.


Взлет во время нефтяного бума

К 2000 году Азербайджан уже начал реализацию международных нефтегазовых проектов. Первый газ был добыт в месторождении Шах-Дениз, и первая нефть поступила в порт Джейхан по нефтепроводу Баку-Тбилиси-Джейхан в 2006 году.

Тем не менее, экономист Ильхам Шабан подчеркивает, что нефтегазовые деньги не улучшили качество жизни в Азербайджане, отчасти потому, что социально-политическая структура страны не продвигала равенство людей. «После распада Советского Союза управление нефтегазовыми ресурсами перешло в частные руки. Это означает, что государственная собственность была заменена частной собственностью, поэтому тот, кто имел деньги, контролировал ресурсами», - говорит Шабан.

Бум развития нефтяного и газового секторов не привел к улучшению жизни или нахождению стабильного места жительства в случае семьи Айгюн.

В 2003 году ее мать вступила во второй брак, и на некоторое время семья смогла переехать в более красивый район, вдали от Ахмедлы, который сейчас считается хорошей частью города, однако в далеком 1998 был похож на «мусорную свалку», - говорит Айгюн.


Они жили в двухэтажном доме с парой других семей в Нахичеванском районе, недалеко от центра города, где были хорошие школы. Именно там родилась сестра Айгюн, Айтадж, и Айгюн получила свою первую работу продавцом школьных принадлежностей, чтобы помочь оплатить счета.

Ее отчим работал проводником автобуса, но всю свою зарплату тратил на алкоголь. Когда он не работал, он пил и избивал жену и детей. Не было возможности сэкономить деньги для аренды лучшего жилья; денег не хватало даже на оплату аренды.

После того как долг за квартплату не был оплачен за восем месяцев, арендодатель выгнал семью. К 2005 году Айгюн вернулась в Ахмедлы. Ее отчим, будучи весь в долгах, снял еще одну комнату для семьи, на этот раз используя удостоверение личности Айгюн в качестве залога. Он исчез через несколько месяцев, оставив семью в безвыходном положении с долгами за квартплату.

Без денег на оплату аренды Айгюн не могла вернуть свой паспорт. А без удостоверения личности она не могла официально получить зарплату или поступить в университет.

В конце концов, некоторые из ее старых одноклассников помогли ей найти работу портной, работу, которая позволила ей заработать немного денег. Однако этого было недостаточно, чтобы погасить семейный долг.


Однажды ночью Айгюн возвращалась после долгой смены и встретила маму, брата и сестру на улице с их вещами. Они бы переночевали в соседнем парке, если бы не добрая женщина, которая убирала парк, увидев их, пожалела и привела семью в свое здание. Они спали в подвале той ночью.

Следующие годы их жизни все также сопровождались долгами, просроченными оплатами за аренду, разгневанными арендодателями и переездами.

Перенесемся в 2009 год. К тому времени финансовый кризис обрушился на Азербайджан, и экономика страны также пострадала. Для семьи Айгюн это означало, что денег и возможностей стало еще меньше. В то время как национальная валюта колебалась, арендная плата быстро росла, и лучшее, что они могли себе позволить, это был дом возле станции метро Гара Гараева. Там не было ванной, и они должны были купить большую ванну, чтобы помыться в доме:

«Однажды моя мама пришла и не нашла меня дома. Я заснула в ванне. Это была моя колыбель», - добавила Айтадж Багирова, сестра Айгюн.

Позже в том же году, когда ее брата Сеймура отправили на обязательную двухгодовую службу в армию, семья снова переехала в поселок Ази Асланов.


В новом доме не было пола. «Там было полно мышей, высокая влажность и болезни», - вспоминает Айгюн. К этому времени о покупке квартиры не было и речи - все заработанные деньги уходили на выживание.

Когда Багиров Сеймур вернулся из армии, в 2011 году ситуация начала улучшаться, они переехали в Разин - в настоящее время известное как поселение Бакиханова - где они прожили восемь лет. По общему мнению, это было мирное и счастливое время для семьи - Айтадж пошла в школу, Айгюн вышла замуж, и Сеймур поженился.

В один холодный февральский день им сообщили, что квартиру продали. Новый владелец хотел, чтобы квартиранты уехали, поэтому им пришлось снова искать жилье.

«Был февраль, снег и лед повсюду. Мы опять остались с чемоданами на улице. Мы поспешно сняли квартиру на 300 манатов», - сказала Айгюн.

Арендная плата была слишком высокая - Айгюн зарабатывает 400 манатов в месяц, делает чай в крупной строительной компании. Она изо всех сил пыталась найти что-то дешевле и в конечном итоге перевезла семью в другое место, которое обошлось в 200 манатов в месяц.


Теперь, когда она разведена, а предыдущие долги еще не оплачены, также как и арендная плата и другие расходы, маловероятно, что Айгюн сможет позволить себе купить квартиру в ближайшее время.

«200 манатов моей зарплаты уходят на квартиру, о каком доходе мы можем говорить в данный момент?», - она спрашивает.

Шабан, экономист, отмечает, что человеку, проживающему в Баку, нужно иметь зарплату от 700 до 800 манатов, чтобы иметь возможность снять квартиру в городе.

«Азербайджан располагает запасами нефти и газа, и люди думают, что страна богата. На самом деле, в нашей стране недостаточно государственных программ, использующих доход от этих ресурсов с целью обеспечения хорошего уровня жизни для граждан», - говорит он.

выпуск

Преобразования

пожертвование

главное
Chai-khana Survay