Тбилиси: места памяти
Отказ от ответственности
Просмотры: 4931
Языки: 

Кукия 


Прогуливаясь между надгробиями и склепами тбилисского кладбища Кукия, Анна Мурадова чувствует умиротворение - не одно поколение ее предков покоится здесь. Она осознает и тонко чувствует связь между этими могилами и своими персидско-ассирийскими корнями.

”Мне здесь нравится”, - говорит 45-летняя Анна, лингвист по образованию, -  проходя между мраморными статуями, выцветшими фотографиями и бюстами, многие из которых сильно повреждены временем.

Недавно она переехала из родной Москвы в столицу Грузии, где родился ее отец. Изучая надписи на надгробиях кладбища Кукия, Мурадова утверждает, что тбилисская мозаика культур помогает ей обосноваться на новом месте.

Вряд ли в Тбилиси найдется место лучше, чем Кукия, где можно узнать о прошлом этого калейдоскопа.

Говорят, Кукия  - старейшее кладбище Грузии; письменные свидетельства о первых здешних захоронениях появились примерно 300 лет назад. Это также одно из немногих исторических кладбищ, переживших советскую программу по сносу памятников, которая привела к исчезновению других центральных кладбищ города.

Начиная с 1930-х годов с подачи советских чиновников был радикально изменен архитектурный ансамбль города с целью отразить  концепт коллективного мышления, столь характерного для эпохи СССР. Кладбища, хранилища семейной истории и частной памяти, стали одной из мишеней. В лучшем случае, на месте некоторых из них были разбиты парки; в худшем -  их полностью сравняли с землей.

Тем не менее, мозаика из различных языков и алфавитов, высеченных на надгробных плитах Кукия, по-прежнему свидетельствует о калейдоскопе конфессий и национальностей – здесь можно обнаружить эпитафии на армянском, ассирийском, французском, грузинском, итальянском, польском и украинском языках. Обелиск с надписью на немецком увековечил память погибших на Кавказе во время Первой Мировой войны.

На протяжении веков кладбище стирало различия между богатыми и бедными, знаменитостями и простыми людьми. Последователи Грузинской Православной церкви почитают могилу Анастасии Сазоновой, жившей в 20 веке, за ее якобы чудотворные способности.  Также здесь похоронены первая жена Сталина, Екатерина Сванидзе, и Дагни Юэль, знаменитая муза норвежского художника Эдварда Мунка. Здесь сапожники и врачи нашли упокоение рядом с преступниками, священниками, учителями, актерами и политиками.

Кладбище Кукия расположено на горе Махата, в одноименной деревне, которая сегодня находится в нескольких километрах от центра Тбилиси. В 1930-е годы именно этого расстояния оказалось достаточно, чтобы кладбище осталось нетронутым в ходе советских преобразований.

К сожалению, многим другим кладбищам, по сравнению с Кукия, повезло гораздо меньше.

Кукия. Католическое кладбище (1900г.) Вплоть до 1920-х кладбище было разделено на несколько участков, где хоронили представителей различных конфессий – католиков, лютеран, православных, иезидов и молокан. По мере расширения территории захоронений эти границы постепенно стирались. Католическая церковь была снесена в 1930-е. Фотография из коллекции Дмитрия Ермакова, предоставлена Национальным Музеем Грузии.
При входе со стороны деревни одна из первых групп могильных плит - это могилы итальянцев, которые жили и работали в Тбилиси в 19 веке.
Могила Бальтазара Вожниловича/Baltazar Wojnilovich (1859 - 1908) Одно из многочисленных польских надгробий на кладбище Кукия
Одно из многочисленных армянских надгробий 19 века на кладбище Кукия. Здесь похоронен человек по имени Мартирос Тер-Серобов Татманян

Мусульманское кладбище, затерянное в саду


Национальный Ботанический сад, до середины 19 века  известный как Королевский, долгое время служил последним пристанищем для персов, арабов, азербайджанцев и других мусульман. В начале 1950-х годов советские власти сначала взорвали близлежащую мечеть, которая находилась за пределами кладбища, а затем начали сносить искусно украшенные надгробия и мемориалы. Сегодня, чтобы добраться до того места, что когда-то было кладбищем, придется купить входной билет в  Ботанический сад и подняться на холм, расположенный в той же стороне, что и оранжереи. 

На территории бывшего кладбища рядом с пантеоном находятся несколько обращенных к востоку надгробий с могилами 11 деятелей Азербайджанской культуры. Построенный в 1970-х годах, культовый комплекс был дважды отреставрирован; последний раз совсем недавно, в 2013 году.

Жужуна Авалишвили работает в розариуме рядом с пантеоном уже более 50 лет. Когда мусульманское кладбище разравняли бульдозером всего за несколько дней в начале 1950-х годов, среди разрушенных могил были и надгробья родителей ее подруги-дагестанки. Авалишвили пообещала своей подруге Манабе Магамедовой присматривать за двумя деревьями возле того участка, где находились захоронения. 

“Я попросила ее не беспокоиться; сказала, что буду заботиться о тех двух деревьях, и они будут хранить память о ее родителях”, - говорит она.

Вдобавок к трагедии, пережитой семьей Магамедовых и тысячами других семей на Кавказе при советской власти, разрушение этих мусульманских надгробий добавило еще и унижения.

Родом из Кубачи, села в Дагестане, к северу от Грузии, Магамедовы были вынуждены переехать в Тбилиси в 1930-х годах во время жестокой кампании Сталина против так называемых зажиточных крестьян. Спустя несколько десятилетий Советская власть сделала все, чтобы стереть из памяти историю этих мусульманских мигрантов, уничтожив последнее, что осталось – немногочисленные погребения на территории Ботанического сада.

С 1970-х годов здесь больше не хоронят. Теперь местная Мусульманская община в основном пользуется кладбищем в Мсхалдиди, деревне на окраине Тбилиси, и, в меньшей степени, кладбищем в местности Ферме, также за пределами города.

На месте обширного мусульманского кладбища, некогда располагавшегося на территории Ботанического сада, сохранился лишь крошечный Пантеона знаменитых азербайджанцев. До того, как мусульманское кладбище было окончательно уничтожено в 1950-60х., здесь стояли изящные тюрбе в псевдомавританском стиле и не только могилы азербайджанцев, но также иранцев, арабов и других мусульман Тбилиси.
Мусульман обычно хоронят по направлению к востоку. Ботанический сад – абсолютно западное явление, не учитывающее особенности исламского погребения. Поэтому заходя на территорию Пантеона люди сразу видят памятники, стоящие к ним спиной. Эти бюсты повернуты от гостей Пантеона и обращены к зеленой ограде, которая расположена чрезвычайно близко.
Нужно заплатить за вход в Ботанический Сад и долго подниматься в верх, минуя зоны с растениями, собранными со всего Кавказа. Лишь на самом краю Ботанического сада, рядом с розариумом, Вы увидите пантеон известных азербайджанцев.
Почти все могильные плиты Пантеона выгравированы персидской вязью. До 1928 года в письменном азербайджанском языке испльзовался арабский алфавит, а в 1939 г он был заменен на кириллицу. В период между 1928 и 1939 годами, а затем после распада Советского Союза, в ходу латиница
Поднимаясь от знаменитых Серных бань в сторону Нарикали, одна из дорог ведет в Ботанический сад. Никаких указателей на Пантеон и мусульманское кладбище на территории сада в городе нет.

Церковь, построенная на костях?


Ходживанк, известный как армянское кладбище, когда-то простирался на обширном земельном участке на левом берегу реки Мтквари в районе Авлабар, где до сих пор проживает многочисленная армянская община. За 300 лет своего существования кладбище насчитывало около 90 тысяч захоронений. сообщает директор отдела культуры епархии Армянской Апостольской Церкви в Грузии Левон Чидилян Aliq.ge 

Кладбище и церковь Святого Аствацацина были разрушены не в одночасье. Потребовались годы, чтобы стереть их с лица земли.

“Сегодня о существовавшем здесь кладбище помнит только старшее поколение” , сетует антрополог Алиса Датунашвили. Эти воспоминания, однако, неизбежно угасают.

Первый этап разрушений имел место в 1930-х годах, когда по указу советского правительства сперва была снесена церковь Святого Аствацацина, датируемая XVII веком, а затем бульдозером разравняли часть кладбища для создания парка Дружбы. К 1990-м годам здесь мало что сохранилось.

Армянская община сумела позаботиться о том, что осталось от надгробий в уцелевшем пантеоне армянских писателей и других выдающихся деятелей искусства, который был возведен на месте кладбища Ходживанк в 1961 году.

Однако не обошлось без еще одного разногласия. В 1989 году Грузинская Православная Церковь объявила о планах строительства собора на территории, которая, как утверждали местные этнические армяне, некогда входила в состав Ходживанка. Для многих членов армянской общины строительство Свято-Троицкого собора, завершенное в 2004 году, стало оскорблением памяти усопших. 

От Грузинской Православной Церкови так и не удается добиться какого-либо комментария на этот счет.

В Ходживанке осталось совсем мало захоронений простого люда. Но в пантеоне можно обнаружить многочисленные памятники известным мыслителям и деятелям искусства, таким как известная художница 20-го века Гаяне Хачатурян или писатель 19-го века Раффи (Акоп Мелик Акопян).

Мемориал, посвященный армянскому писателю Акопу Мелик Акопяну, жившему и творившему в 19 веке в Тбилиси под псевдонимом Раффи. Он расположен на территории, что осталась от старого армянского кладбища Ходживанк. Выдающийся деятель армянской литературы, Акопян родился в Персии (Иран) и скончался в Тбилиси в 1888 году, где долгое время преподавал армянский язык и историю в армянских школах.
Пантеон Ходживанка и церковь св. Троицы (Самеба на грузинском ) на месте древнего кладбища Ходживанк. На месте обширного армянского кладбища сегодня расположена большая православная церковь и позади нее небольшой Пантеон известных армянских писателей и художников.
Кафедральный собор Самеба окружен несколькими небольшими церковными строениями. В последние годы были вырыты места для фундаментов других строений, входящих в комплекс Самебы. Эта глубокая яма разделяет Пантеон армян и православную Самебу.
Хотя власти и утверждают, что работы приостановлены из-за недостатка финансирования, чуть дальше – еще одно место для будущего фундамента. Уже здесь заметны углубления в землпе, – это места захоронений, которые обнажились во время строительных работ.
Во время разрушения армянского кладбища в 1930е годы осколки некоторых надгробных плит были спасены и сегодня хранятся на территории Пантеона армян.
Места погребения, открывшиеся в ходе закладывания фундамента собора Святой Троицы. Строительные работы были присотановлены на неопределенный срок, якобы, из-за недостаточного финансирования

От центра к окраинам


После уничтожения Ходживанка, в попытке сохранить историю о своих корнях даже после смерти, тбилисские армяне начали хоронить своих близких на многоконфессиональном кладбище святых Петра и Павла в том же районе Авлабар.

Мусульманская же община Тбилиси предпочла перенести свои кладбища из центра города на периферию.

Примером того, как власти хотели отодвинуть кладбища из центра города, является парк Вера. Расположенный в самом центре столицы, он был разбит на территории христианского кладбища с армянскими и грузинскими захоронениями. Его разрушение в 1930-х годах стало не только результатом урбанизации, но и отражением того, как советская система превозносила интересы коллектива над личными. Воспоминания, охраняемые этим кладбищем, были просто-напросто вытеснены из города.

Кладбище военнослужащих, погибших в Первой Мировой войне. расположено рядом с кладбищем Петра и Павла в районе Авлабар. Изначально здесь хоронили православных грузин, но в 1930-х приверженцы Армянской Апостольской Церкви также стали хоронить здесь своих близких
Вход на кладбище святых Петра и Павла. За этой стеной находится множество могил этнических армян; очень близко и почти хаотично расположены могильные камни, решетки, ограждения.
Азербайджанское кладбище за пределами Тбилиси в поселении Мсхалдиди, расположенном на самой окраине Тбилиси, за озером Лиси. Здесь в основном живут этнические азербайджанцы
Удивительно, что детские могилы группируются в отдельный ансамбль.
Кладбище в Мсхалдиди находится дальше озера Лиси. Добраться на общественном городском транспорте сюда невозможно. В этом поселке живут почти только азербайджанцы. Но на кладбище хоронят не только умерших жителей поселка, но и азербайджанцев из всего Тбилиси.
Памятник Эктвиме Такаишвили, известного общественного деятеля, историка и археолога, воздвигнутый в 1990-е. Верхняя часть парка Вера, территория которого некогда была кладбищем.
Фрагмент фасадной стены Дворца Шахмата на территории парка Вера. Расположенный в центральной части города, он был разбит на территории кладбища, прекратившего свое существование в 1930-е
Могильные плиты 19 века. Камни были перенесены на самый край парка и сегодня служат сидением для отдыхающих.
Могила Александра (Алеши) Джапаридзе (1899 - 1945) и его сестры Александры Джапаридзе (1895 - 1974). Алеша Джапаридзе один из основателей грузинского альпинизма. Его сестра Александра также занималась альпинизмом. Так же как и в случае других разрушенных кладбищ, советская власть разрешала хоронить на территории парков только известных людей, создавая им мемориалы, но могилы рядовых тбилисцев были уничтожены.

За пределами


Благодаря своему местоположению и огромному количеству захоронений, еврейские кладбища отдаленных районов Тбилиси Ортачала и Навтлуги, к счастью, не были закрыты в 1960-х годах. 

Миша, давно работающий в Навтлуги, расположенном в нескольких километрах к востоку от центра города, утверждает, что кладбище было спасено, помимо всего прочего, потому, что местная еврейская община разместила у входа вывеску, на которой кладбище было обозначено как "русско-еврейское", а не только "еврейское". Мы не можем утверждать, было ли это так на самом деле. Однако, в советское время бытовало мнение, что этнические русские имели больше привилегий.

Сегодня тбилисские евреи хоронят своих близких на кладбище Дампало, довольно далеко от центра города и двух действующих синагог. Тем не менее, сообщество до сих пор чтит память тех, кто похоронен на кладбищах Навтлуги и Ортачала.

The Jewish cemetery in Navtlugi, a neighborhood in the Tbilisi district of Samgori. Some families of the deceased believe that an entrance sign that described the cemetery as a Russian-Jewish graveyard helped protect it from being bulldozed during the Soviet era.
Звезда Давида на могильной стелле еврейского кладбища Навтлуги. На этом кладбище похоронена бабушка покойного премьер-министра Израиля Ариэля Шарона.
В конце 19 века еврейское кладбище в Самгори было облагорожено и огорожено благодаря пожертвованиям мецената Абрама Торнера. Сегодня на здании администрации кладбище находится мемориальная плита в память об этом.
Старое еврейское кладбище в Ортачала. Ныне это кладбище считается закрытым в связи с переполненностью, но продолжает охраняться городскими властями и еврейским сообществом Тбилиси. Находится в районе Ортачала, по дороге в Шиндиси.
Дампало находится достаточно далеко от центра Тбилиси и двух действующих синагог. Это промышленная зона, вдалеке видны высотные советские дома спального района.
Если в путеводителях и адресных книгах начала 20 века можно найти информацию о самых различных кладбищах (грузинских, армянских, еврейских, мусульманских, католических, лютеранских и проч.), то в начале 1930х эти адреса исчезают, вместо них все чаще появляются парки и сады.
Путеводитель-справочник 1906 года. В этом справочнике отмечены 34 православных церквей, 21 армянских церквей, 2 католических кладбища, 1 лютеранская церковь, 2 мечети, 2 синагоги. Уже в конце 1930х годов эти данные исчезают из справочников. Кроме того, что характерно, в путеводителе 1906 года еще сохраняется информация о 15 городских кладбищах, среди которых Старое Верийское кладбище, Католическое, Магометанское (“за ботаническим садом по ту сторону реки Добоханки), Ходживанкское, Старо-Католич
Чайхана
О нас
|
© Авторское право