Ульяновка: Жизнь на грани существования
Отказ от ответственности
Просмотры: 4062
Языки: 

По дороге в Ульяновку, заброшенную греческую деревню на юге Грузии, нет ни одного знака .  Только два человека - 67 летний Мураз Шерсевадзе и 20-ти летний Юри Руруа - называют эту деревню-призрак  домом.

Названная в честь основателя Советского Союза, Владимира Ленина (Ульянова), Ульяновка - одна из сотен заброшенных с момента развала союза деревень Грузии .

Здесь нет ни газа, ни электричества, ни проточной воды. Но свободные пастбища и десятки заброшенных домов, со все еще развешанным бельем на веревке,  показались возможностью для Шерсевадзе и Руруа.

Шерсевадзе, бывший полицейский из деревни Дирби, рядом с городом Гори, переехал сюда только два года назад, чтоб пасти  коров и свиней. Скот помогает увеличить ежемесячную пенсию в размере 180 лари (70,83 долл. США).

67-летний Мураз Шерсевадзе со своей собакой. Собаку он приютил с улицы.
Все дома здесь заброшены. Мураз отвел один из таких домов для свиней. Свиньи пасутся на пастбищах, которые некогда принадлежали жителям деревни.
Пара обуви на веранде заброшенного дома.
Мураз в жилетке с аббревиатурой ФБР ( Федерального бюро расследований США) , утверждает, что когда то работал “агентом государственной безопасности [КГБ].” Но сейчас он живет в Ульяновке.
Шерсевадзе на кровати своего заброшенного двухэтажного дома.
На столе Мураза среди соли, йогурта и спичек лежит папка с эмблемой Полиции Грузии.
Выброшенная бутылка продолжает стоять на веранде в соседнем с Муразом доме.
Уличная кошка - возможно гость из другой деревни - увеличивает число редких посетителей Ульяновки
Местная уличная собака. Шерсевадзе и Руруа иногда подкармливают этих бродяг.

В Ульяновке, несмотря на свой маленький доход, ему нравится жить в любом из заброшенных домов.

С наступлением зимы семь комнат выбранного им двухэтажного дома, остаются без обогрева. Он использует печку только по ночам и чтоб согреть воду для гигиены.  

Шерсевадзе постоянно находится на открытом воздухе, но на холод не жалуется. Он хвалится тем, что «такой же  сильный, как Сталин [советский диктатор Иосиф]», самый известный уроженец Гори.

“Выживание не проблема, я не боюсь диких животных или чего-то еще …”

Это одинокое существование. У Шерсевадзе нет ни жены, ни детей. Он утверждает, что  когда-то работал в КГБ.

“Я привык жить со своими друзьями: свиньями, коровами, собаками”, - говорит он. 

Опустошенный дом на заброшенных полях у входа в Ульяновку.
Кормушка для свиней среди руин бывшего греческого поселения.
Шерсевадзе с собакой у здания, отведенного для свиней.
Торчащая через щель морда поросенка. Этот двухэтажный дом теперь отведен для свиней.
На веревках до сих пор развешана одежда бывших жителей деревни.
Интерьер одного из заброшенных домов Ульяновке. Много вещей до сих пор остаются нетронутыми.
Среди деревьев на холме виднеется заброшенный дом .
Рассказывая о жизни в Ульяновке Мураз жестикулирует. Без слухового аппарата он ничего не слышит. “Я ничего не боюсь, потому что похож на Сталина,” говорит он.
Лопатой Мураз убирает навоз в доме, отведенный для свиней.
За исключением зимы, когда Руруа уезжает в Тбилиси, 20-летний житель Ульяновки - половина населения деревни.

Другой единственный житель Ульяновки, Руруа, называет эту жизнь “скучной и тяжелой”: “Так странно жить здесь без людей.”

Однако эти двое не живут в полной изоляции. Когда теплеет, жители ближних деревень приезжают сюда на машинах и грузовиках , чтоб собрать траву для своего скота. Военная база тоже недалеко.

Но жители Ульяновки, как видно, никогда  не вернутся сюда окончательно . Как и тысячи других грузин, которые вынуждены были уехать в Россию, Украину и другие страны. Согласно правительству, в 2016 году эмигрировало около 98, 300 грузин , что на 2,4 %  больше , чем в предыдущем году.

Однако мигрируют не только из страны.  Семья Руруа, переселенцы из Абхазии, поселилась в Ульяновке 13 лет назад, чтоб содержать свиней, коров и кур. Из-за маленького дохода семья переехала в Тбилиси.

“У меня нет работы. Я помогаю семье уходом за животными. Иногда приезжает мама и остается со мной” 

Руруа смотрит на деревню из окна своего дома, где вот уже несколько лет живет один.
Заброшенный дом
Руруа на единственной улице Ульяновки
Стол у веранды Юрия
Юра рубит дрова для печки.
Остальные предметы разбросаны по заброшенным домам Ульяновки
В начале дня солнце опускается на холмы Ульяновки.
Красочные граффити украшают фасад заброшенного дома.
Кошка греется на солнце в доме Руруа.

Если двум жителям Ульяновки надо куда-то пойти,  приходится идти только пешком по грунтовой дороге до деревне Ag Korpu, где можнокупить основные продукты для питания. На машине примерно 20 мин езды.

Из деревне Aгкерпи, отправляется общественный автобус в приграничную деревню Садахло. Зимой Руруа садится на этот маршрут, чтобы присоединиться к своим родителям и старшему брату и сестре в Тбилиси. Шерсевадзе, который редко возвращается в Дирби, ухаживает за животными Руруа до его возвращения.

Неизвестно, пытается ли он, находясь в одиночестве, прочувствовать жизнь, которая была в деревне. 

Чайхана
О нас
|
© Авторское право