В поисках дома: мусульмане эко-мигранты Грузии
Отказ от ответственности
Просмотры: 4877
Языки: 

Изгнанные из своих домов стихийными бедствиями, грузины-мусульмане из Аджары борются за сохранение самобытности своей культуры.

Все  началось в 1989 году, когда оползень уничтожил несколько горных деревень в Аджаре, одном из регионов Западной Грузии, на побережье Черного моря. С тех пор примерно 9 000 семей и около 37 000  человек  вынуждено покинули свои дома, переехав в другие части страны на Восток, такие, как Тетрицкаро, Марнеули и другие районы проживания этнических меньшинств, сообщает Министерство по делам Внутренне Перемещенных Лиц и Беженцев с Оккупированных Территорий Грузии. 

Многие из этих эко-мигрантов  - мусульмане; грузины, чьи предки, как считается, приняли Ислам во время господства Османской Империи над регионом с середины XVII века до 1878 года.   При советской власти их отличию от православных грузин не придавалось особого значения, как отмечает исследователь Джессика Престон. Но с возвращением Независимости Грузии, акцент был сделан на традиционную религию страны, Православное христианство, как часть национальной идентичности. 

Хотя грузины-мусульмане веками сохраняли свою религиозную идентичность в отдаленных районах горной Аджары, далеко не все условия, в которые им пришлось переехать  после стихийного бедствия 1989 года, оказались благоприятными для жизни. Словесные оскорбления со стороны других грузин - православных христиан – увы, не редкость, утверждают некоторые. Один из информантов, опрошенный в ходе данного проекта в Марнеули, сообщил, что он пострадал от подобной дискриминации на работе.

В зависимости от своего местоположения, другие сообщали о проблемах, с которыми они столкнулись, практикуя свою веру. Когда мусульмане-мигранты впервые поселились в деревне Марадиси, в нескольких километрах от столицы, у них не было места ни для молитв, ни для того, чтобы похоронить усопших, и потребовались годы, чтобы построить кладбище. Согласно традиции, они посещают кладбище, куда приносят еду и где читают Коран.

Шура Дзирквадзе, 68 лет, в своем доме в селе Ахали Диокниси, которое расположено к югу от Марнеули. “Я не знаю, что они за мусульмане”, - говорит она о местном населении - этнических азербайджанцах, которые придерживаются ислама шиитского толка, - ” гораздо важнее то, что у нас сложились тесные отношения " в повседневной жизни.
Шура Дзирквадзе, 68 лет, на фоне своего дома близ Марнеули. “Нам известно, что мы [грузины] изначально христиане. Это наша история, но турки изменили ее 300 лет назад. Нам с трудом удалось сохранить грузинский язык и нашу [грузинскую] идентичность. Мы мусульмане, но мы грузины по крови.”
Кладбище в деревне Марадиси, недалеко от Марнеули. По словам эко-мигрантов из Аджары, когда они только-только переселились сюда, им негде было исповедовать свою веру или похоронить умерших.
Церковь Святого Георгия в Марнеули. Большинство из 106 500 жителей муниципалитета - этнические азербайджанцы, в основном мусульмане.
Жители Марадиси готовятся к Шуамтоба, популярному в Аджаре празднику, который приурочен к празднованию летнего цикла скотоводства. Переселенцы из Аджары продолжают чтить свои традиции куда бы они не переселились. Празднования проводятся каждый год в первую неделю августа.
Как их братья по вере из других стран, мусульмане-мигранты из Аджары отмечают праздник жертвоприношения, или Эйд Аль-Адха (также известный под тюркским названием Курбан Байрам).

В Марнеули, городе примерно в часе езды к югу от Тбилиси, большинство населения которого – мусульмане из этнических азербайджанцев, дела обстоят проще. Мечеть в Марнеули была отремонтирована в 1998 году, а вторая была построена в 2016. Мусульмане из Аджары живут здесь бок о бок со своими азербайджанскими соседями, работают и учатся вместе, вместе торгуют на рынке картофелем и кукурузой, продают скот.

Однако, имеется информация и о том, что несколько молодых людей, чьи семьи родом из Аджары, прешли в христианство. Некоторые местные жители пытаются язвить, что те сделали это за деньги, но одна из таких новообращенных,  26-летняя девушка, назвавшаяся Хатией, не соглашается с этим . "Никто не давал мне денег за то, чтобы я сменила веру  . . .” утверждает  она. "Я знала, что в Грузии мне следует жить в любви к Христу. Переход из одной веры в другую – это отнюдь не новое явление”.

Другие молодые люди, чьи семьи происходят из Аджары, также замечают, как меняется их жизнь. Марнеули - это город, где больше возможностей, а также есть доступ к рынкам. Все больше молодых людей, как 17-летний Тенго Шайнидзе, постепенно вовлекаются в социальную активность в поисках ответов на вопросы, близкие их сердцу, как, например гендер. 

Двадцатидвухлетняя Ирма Болквадзе учится в Тбилисском государственном университете с 2013 года и фокусирует свое исследование на гендерных вопросах и правах меньшинств. Она считает, что не смогла бы пойти по этому пути, если бы осталась в Аджаре, где высших учебных заведений конечно же меньше, чем в столице Грузии. 

Но пока что  изменения только этим и ограничиваются. Несмотря на то, что некоторые мусульманские женщины из горных районов Аджары получили возможность чувствовать себя более свободно в Марнеули, им все равно приходится нести бремя домашних хлопот и обязанностей. В этих условиях жизни, связанной с сельским хозяйством, многие также занимаются тяжелой физической работой на полях.

Ритм жизни и работы обоих полов оставляет мало свободного времени для длительной поездки - более чем восемь часов на машине - обратно в горную Аджару из региона Марнеули. Друзья и семьи из родных мест, как правило, посещают их чаще, говорят мигранты. Большинство из них помнят традиционную аджарскую еду, но их новая жизнь оставляет мало места для всех привычных ритуалов.

По этим причинам у некоторых мусульманских семей, вернувшихся обратно в Аджару, есть сильное желание остаться на своей земле в горах, что бы ни случилось. Они тяжело переживают расставание с соседями и пытаются сохранить свои традиции и идентичность где-то на новом месте.

По словам тех, кто прошел этот путь до них, изменения даются нелегко.

”Никто не давал мне денег за то, чтобы я сменила веру ",- говорит 26-летняя Хатия, которая перешла из ислама в христианство. "Я на самом деле не веду строго религиозный образ жизни. Я не хожу в церковь, но молюсь дома. Переход из одной веры в другую – это отнюдь не новое явление. Я не первая и не последняя, кто это делает. Религия сама по себе особо ничего не значит. Важно жить со страхом перед Богом.”
Мечеть имама Хусейна в Марнеули распахнула свои двери в 2016 году. Она была построена при финансовой поддержке местных верующих и фонда, которым руководит иранский священнослужитель Аятолла Шахристан, как сообщает ipress.ge. Помимо регулярных молитв, в ее стенах проводятся занятия по изучению Корана и ислама в целом.
Мечеть имама Али в Марнеули была построена в 1739 году и, благодаря местной кампании по сбору средств, вновь открыта в 2000 году, сообщает Центр Образования и Мониторинга Прав человека.
Жители села Марадиси собирают урожай овощей с местных полей. В основном это фермеры, которые выращивают капусту, картофель и тыкву на небольших земельных участках. Они также разводят скот.
Мужчины собираются на еженедельный рынок крупного рогатого скота в Марнеули. Традиции было положено начало еще в 1996, рынок устраивается каждое воскресенье и уже стал одним из крупнейших в Грузии, охватив площадь около трех гектаров (семь соток).
Граффити на двери грузовика в Марнеули - изображение женщины в хиджабе.
Тенго Шайнидзе, 17 лет, родился в Марнеули, где его родители поселились после того, как в их деревне в Аджаре в 1989 году случился оползень. Старшеклассник социально активен - регулярно принимает участие в проектах, тема которых - окружающая среда и равенство полов. Подобные мероприятия проводятся местными неправительственными организациями.
Двадцатидвухлетняя Ирма Болквадзе - научный сотрудник Тбилисского Государственного Университета. Ее специализация - гендерные вопросы и права меньшинств. Ирма считает, что у нее было бы меньше возможностей получить высшее образование, если бы она родилась в сельской Аджаре.
Чайхана
О нас
|
© Авторское право