В Поисках Своего Места
Отказ от ответственности
Просмотры: 4991
Языки: 

Год назад 23-летний студент факультета архитектуры Давид Енукидзе из Тбилиси ушел из дома и начал жить отдельно. В другой стране это не стало бы чем-то исключительным. Но в Грузии, как и везде на Кавказе, это может вызвать шок и недоумение.

Когда Енукидзе, единственный ребенок своей матери, выросший без отца, сказал ей, что решил съехать, “она даже начала плакать”, - рассказывает он. “Первый день был самым тяжелым. Она стояла передо мной на коленях и умоляла не уходить. Я сказал, что окончательно решил переехать. Мать звонила мне каждый день, чтобы узнать, как я, что ем и жив ли.”

В коллективисткой культуре Грузии, где все взаимозависимы друг от друга, семья священна. Здесь, согласно общественному мнению, молодым людям нет необходимости жить отдельно, кроме тех случаев, когда создается новая семья.

Давид Енукидзе, 23-летний студент Тбилисской Aкадемии Художеств, ушел из дома год назад несмотря на возражения со стороны семьи.
Когда Давид Енукидзе уехал из дома, он снял квартиру вместе с тремя друзьями, но теперь живет один в районе Сабуртало.
Студент факультета архитектуры Давид Енукидзе раньше жил вдвоем с матерью в небольшой квартире. Когда мать засыпала, он не мог пользоваться компьютером или смотреть телевизор.
Живя теперь самостоятельно, 23-летнему Давиду Енукидзе (фотография спальни) больше не нужно переживать, что он может разбудить свою мать, собираясь на работу.

Грузинские родители часто считают себя неким буфером и защитой против сурового внешнего мира. Некоторые опасаются, что, уже будучи взрослым, ребенок, живущий один, с большей вероятностью будет употреблять наркотики или вести беспорядочную половую жизнь.

"Мои отец и бабушка . . .  полагали, что я не в состоянии вести самостоятельную жизнь", - рассказывает 22-летний Георгий Ткемаладзе, студент грузинского технического университета из Кутаиси, который снимает квартиру в Тбилиси вместе с тремя друзьями.  "Они говорили, что я еще ребенок, и что со мной может произойти все, что угодно. Но теперь они привыкли к этому.”

В то время как родители в конечном итоге могут пойти на уступки в отношении сына, их беспокойство гораздо сильнее, если речь идет о дочери.  Для многих ситуация, когда девушка, покидающая родительский дом, живет без присмотра  “надзирателя” - в идеале, родственника мужского пола - просто неприемлема.

Сосед Ткемаладзе по комнате, 21-летний Георгий Миндиашвили, студент социологического факультета Государственного Университета, отмечает, что, хотя его родители охотно согласились на его переезд в Тбилиси с целью  "личного развития", они отвергли попытку его старшей сестры сделать то же самое. Сейчас она учится в Кутаиси.

До тех пор, пока дочь не выйдет замуж, многие грузины не видят причин, по которым она могла бы покинуть дом своих родителей.

22-летний Георгий Ткемаладзе и 21-летний Георгий Миндиашвили устроились после переезда в Тбилиси из Кутаиси, поступив в университет.
Двадцатидвухлетний студент университета Георгий Ткемаладзе изучает электрику и энергетику в Тбилисском техническом университете.
Семья Георгия Ткемаладзе возражала против того, чтобы он жил отдельно от родственников, поскольку, по их словам, “что угодно” может произойти с ним, если он станет жить один.
Двадцатидвухлетний студент университета Георгий Ткемаладзе
В отличие от многих грузинских семей, родственникия 21-летнего Георгия Миндиашвили из Кутаиси не возражали против того, чтобы он жил самостоятельно.
Учеба в Тбилиси дала возможность ребятам из Кутаиси Георгию Миндиашвили (спиной к камере) и Георгию Ткемаладзе жить самостоятельной жизнью.

Когда 28-летняя студентка-политолог Сесилия Бутхузи пять лет назад решила, что хочет жить одна, семья, по ее словам, “восприняла это крайне негативно.”

"Они не  могли понять, почему мне захотелось переехать, если у меня есть дом. Мать Бутхузи, которая сама жила в Брюсселе, утверждала, что  была "свободна, даже когда  жила со своей семьей.”

"У меня ушел год на то, чтобы объяснить ей все. Мы постоянно спорили. Ей потребовалось много времени, чтобы это понять . . . “ продолжает Бутхузи, которая сейчас живет со своей больной бабушкой и по совместительству работает барменом.

Все это остается  в особенности устойчивым за пределами столицы, в более консервативных региональных городах и сельских районах Грузии.

Когда 23-летняя Тамара Табукашвили несколько лет назад сказала своей семье в Кутаиси, что намерена жить отдельно и учиться в университете в Тбилиси, они возразили, что “я девочка и у меня нет отца”, - говорит она (отец Табукашвили скончался). Они задавались вопросом: "Как ты собираешься жить одна? Разве тебе не нужен кто-то, кто бы позаботился о тебе?"

Семья обычно пытается взять эту роль на себя.  Как только Табукашвили переехала в Тбилиси, ее столичные родственники постоянно проверяли ее как на работе, так и дома, говорит она. Такая чрезмерная забота обернулась для нее стрессом .

"У меня было ощущение, что никто не думает собственно обо мне; они беспокоились исключительно о фамилии и чести. Тем не менее, я все-таки нашла поддержку в лице матери. Если бы не она,  у меня ничего бы не получилось.”

Мать Табукашвили, Майя, считает, что в 18 лет " молодому человеку уже пора взять на себя некоторые обязанности и научиться с ними справляться“. Хотя родителям сначала трудно смириться с переменами, добавляет она, " это важно, чтобы [дети] смогли найти свою дорогу самостоятельно.”

Тамара Табукашвили сейчас снимает квартиру с соседкой в центре Тбилиси.

Сесилия Бутхизи, 28-летняя студентка-политолог из Тбилиси, говорит, что ее матери потребовался год, чтобы смириться с тем, что она ушла из дома.
Сесилия Бутхизи считает, что грузинским женщинам особенно трудно убедить свои семьи в том, что они в состоянии жить самостоятельно.
23-летняя Тамара Табукашвили уже много лет самостоятельно живет в Тбилиси, но говорит, что ее семья до сих пор “не понимает, почему я хочу жить одна.”
Как только Тамара Табукашвили переехала в Тбилиси учиться в университете, ее родственники, живущие в столице, по ее словам, постоянно проверяли дома ли она.
Тамара Табукашвили, студентка отделения английскогог языка, говорит, что ей трудно сосредоточиться на учебе, живя дома.
Тамара Табукашвили, студентка Государственного Университета, в своей спальне в Тбилиси.
Тамара Табукашвили живет в квартире, которую она снимает со своей подругой Анной, в центральном районе Тбилиси Мтацминда.
Тамара Табукашвили, 23 года, говорит, что в ее семье просто “не существует” представления о женщине, желающей жить в одиночестве.

Для 21-летней Нино Силагадзе, также из Кутаиси, желание обрести свое личное пространство было настолько сильным, что, пожив с родственниками, она сняла комнату в общежитии Тбилисского Государственного Университета... без электричества.

Сейчас, живя в нормальных условиях, она считает себя счастливой. "Я слышу, как мои одногруппники жалуются, что если они съедут, их мамы убьют себя, а отцы просто не допустят, чтобы это произошло.” 

Рати Циклаури, 22-летний студент-психолог Технического Университета, считает, что многое зависит от того, мужчина ты или женщина.

"В нашем обществе иметь личное пространство - даже если только для сексуальной свободы -  норма только для парней, тогда как для девушки все наоборот. Считается, что ей нужно гораздо меньше места, что ли. . . Даже если женщине уже 30 лет, предполагается, что она должна по-прежнему жить со своими родителями.” 

Чтобы обустроить свое личное пространство, некоторые молодые грузины мечтают уехать куда-то далеко, а не просто переехать в съемную квартиру или комнату в общежитии.

Циклаури живет в Рустави, примерно в часе езды от Тбилиси, со своей матерью и сестрой-подростком. Хотя Рати признает, что переезд в Тбилиси  - это "огромное облегчение для ребят из сельской местности",  сам он рассматривает возможность уехать еще дальше – в Западную Европу, чтобы продолжить там учебу.

Циклаури говорит: "найти свое место вдали от семьи гораздо проще.”

Уроженка Кутаиси Нино Силагадзе на балконе своей комнаты в общежитии Тбилисского Государственного Университета.
Несмотря на то, что условия проживания в общежитии Тбилисского Государственного Университета нельзя назвать комфортными, для многих молодых людей это возможность организовать свое личное пространство.
21-летняя Нино Силагадзе из Кутаиси.
Студентка Тбилисского Государственного Университета Нино Силагадзе говорит, что наличие собственного личного пространства, наконец, стимулирует ее желание писать и творить.
Двадцатидвухлетний студент Рати Циклаури в своей квартире в Рустави
Отражение Рати Циклаури в свадебной фотографии его родителей.
Рати Циклаури, здесь - со своей 17-летней сестрой Анной, стремится жить самостоятельно, но считает, что лишь обучение за границей может стать единственной возможностью для этого.
Рати Циклаури, 22 года, говорит, что его пребывание дома очень важно для его младшей сестры Анны, которой он помогает с домашним заданием.
Как и другие информанты, Рати Циклаури считает, что в Грузии женщинам гораздо труднее убедить своих родителей в том, что они должны жить самостоятельно, нежели мужчинам.
Чайхана
О нас
|
© Авторское право