Женщины сельских районов Грузии: знакомьтесь с тремя героинями
Отказ от ответственности
Просмотры: 1934
Языки: 

Автор текста Саломе Кобалава, автор фотографии Иан Деивис

Редактор Моника Эллена

 

В то время как движения за женское избирательное право начинали борьбу в 1920-х годах, Грузия уже ушла вперед. Во время первых парламентских выборов 1919 года Грузинская демократическая республика избрала пять женщин в 145-местное Учредительное собрание.

Однако за этим огромным прыжком последовали крошечные шаги. Почти 100 лет спустя в 150-местном парламенте только 16 процентов женщины.

Правительственные меры по пресечению дискриминации по признаку пола и защите прав женщин не оказались достаточно эффективными. Согласным данным 2016 года, в Индексе гендерного неравенства ООН Грузия занимает 76-е место из 188.

Женщины в сельских районах особенно подвержены социально-культурным барьерам, которые удерживают их от участия в политической и экономической жизни страны. Тем не менее, некоторым из них всё же удаётся занять и удерживать лидирующие позиции, которые многие грузины по-прежнему рассматриваюткак строго мужские.

Одни из таких общин находятся в Самегрело – одном из крупнейших западных регионов Грузии. Здесь проживает крупное сообщество вынужденных переселенцев, возникшее в результате войны в соседнем регионе Абхазия в начале 1990-х годов. Некоторые из местных женщин выходят за привычные социально-экономические рамки и тем самым переопределяют традиционные гендерные роли.

Женщины гуляют в Зугдиди (крупнейший город в регионе Самегрело на западе страны). Город с населением в 43 тысячи человек стал домом для тысяч перемещенных внутри страны лиц (ВПЛ), которые переехали сюда после войны в Абхазии в 1993 году.
Женщина идет мимо дворца Дадиани, построенного в 1840 году в Зугдиди. Национальный дом-музей принадлежал дворянской семье Дадиани и считается одним из красивейших зданий на Южном Кавказе.

Эдита Кодуа, 43 года, политик/тамада

Политическая карьера Эдиты Кодуа началась в середине 2014 года, когда она публично заявила, что откажется от своего места в муниципальный совет города Зугдиди, если ее деревня не будет включена в список, запланированных правительством, инфраструктурных проектов. В 2014 году Кодуа баллотировалась как независимый кандидат, представля село Абастумани с населением более тысяч человек. Победив трех соперников-мужчин, она стала одной из четырех женщин в 45-местном муниципальном управе  Зугдиди. Во время первой же сессии она высказалась за свою общину, и ее сильная позиция застала многих врасплох.

Однако Однако, это сработало. За ее речью последовал ремонт систем электроснабжения, газа и воды, а также сельских дорог, спортивных и культурных объектов. Вовлечение избирателей в процесс принятия решений стало правилом в ее избирательном округе. Она упрочила свои политические позиции и была переизбрана в совет в октябре текущего года.

Политика – не единственная работа 43-летней женщины. Будучи школьным учителем, она растит троих детей, управляет семейной фермой и двумя небольшими предприятиями в Зугдиди.

Кодуа сумела поменять представления и о другом, более личном - она ​​уважаемый тамада или, как ещё говорят, тостмейстер.

Эта должность настолько же важна для супры (традиционного грузинского застолья), как и сама супра – в грузинском обществе. На протяжении веков назначенный лидер застолья – человек, который покоряет гостей вдохновляющими тостами, историями, стихами и песнями – был мужчина.

"Стать тамадой было вполне осознанным шагом", - объясняет Кодуа, - [показать], что мы, женщины, не менее способны, чем мужчины. Быть тамадой, и заниматься политикой - это не только исключительно мужские занятия”. 

Местный политик и школьный учитель 43-летняя Эдита Кодуа также является уважаемой тамадой. Тамада – Ключевая фигура на супре, традиционном грузинском застолье, тамада должен быть искусным рассказчиком, способным произносить мощные, убедительные тосты и всё время развлекать гостей.
Эдита Кодуа выпивает бокал вина после тоста. Женщина-тамада – редкость, традиционно этим занимаются мужчины. Кодуа против мнения, что политиком и тамадой могут быть только мужчины.
Эдита Кодуа и гости поднимают вверх свои бокалы после произнесенного тоста. На протяжении большей части своей жизни она разрушала общепринятые рамки гендерных норм. Она преподает в местной школе в Абастумани и владеет двумя предприятиями в Зугдиди - портным и медицинским бизнесом.
Накрытый стол во время супры – важная черта грузинской культуры. Слово “супра” буквально переводится как “скатерть”.
Во время супры Ируза Какава (слева) и Эдита Кодуа (справа) говорят тост в честь дочери Кодуа, восьмилетней Анано Букии.
Ируза Какава (слева) и Эдита Кодуа (справа) скрещивают руки во время тоста – это называется “вахтангури”.

Ируза Какава, 45 лет, политик/социальный предприниматель

В 2014-м году Ируза Какава вошла в один кабинет с находившимися в нём сорока мужчинами, которые на ее место хотели видеть другого политика. Но, несмотря на это, Какава вышла из кабинета, заручившись их поддержкой, а ещё через несколько недель заработала голоса местных избирателей и была избрана. 

Новые выборы состоялось в октябре 2017 года. Какава, представляющая деревни Коки и Хурча от правящей партии “Грузинская мечта”, является одной из двух женщин в муниципальной управе Зугдиди, которых переизбрали на второй срок.

45-летнему политику пришлось пересечь две границы, чтобы стать тем, кем является. В 1993 году, когда ей было 21 год, она с двумя маленькими братьями восьми и двенадцати лет бежала из родного города Гали, пострадавшего от войны в Абхазии. Там они оставили могилы своих родителей и сожженный дом. Какава предстояло восстановить потерянную жизнь.

После пересечения реки Ингури она поселилась в селе Коки в Самегрело, недалеко от Абхазии, и вышла замуж за человека, который поддерживал ее с самого начала. У них двое детей.

Какава боролась на двух фронтах: содержание семьи и получение образования. Ухаживая за своими братьями и детьми, она поступила в университет и в 30 лет получила диплом по английскому языку.

Вскоре, Какавебылброшенужевторойвызов. Наэтотразсоциальный. Какава занималась развитием общества и основала НПО и фонд оказывающую помощь социально незащищенным и неблагополучным семьям в её деревнях.

Какчеловек, которыйнепонаслышке знакомстем, чтозначитбытьбездомным, онаобязаласьгарантироватьжильё всемнеблагополучнымсемьям. Какавазаседаетвкомитетахпожилищнымисоциальнымвопросам всвоёмадминистративномокруге.

“В течение почти четырех лет работы [в совете] я убедилась, что одна женщина сравни 20 мужчинам”, - объясняет она. Во время публичных собраний в деревнях, которые она представляет, женщины часто превосходят мужчин в численности. “Если что-то у нас и есть, то это благодаря женщинам”.

Представитель правящей партии “Грузинская мечта” 45-летняя Ируза Какава в своем кабинете в городской управе Коки, где она встречается с членами общины из деревни Коки.
Ируза Какава показывает записную книжку, которую она использовала для изучения английского языка. В 1990-х не было электричества, поэтому для света она сжигала пропитанные маслом кусочки хлопка. Родом из Абхазии, она бежала из своего родного города Гали по окончании войны в 1993-м году.
Ируза Какава готовит кофе для гостей в своем доме. Помимо ее политической деятельности, она управляет фондом “Эгриси” в деревнях Коки и Орсантия.
Ируза Какава собирает кукурузу для скота. На початках видны последствия так называемой "азиатской вони" - жука, который в середине 2017-го года уничтожил урожай в западной Грузии.
Помимо социальной и политической деятельности Ируза Какава ухаживает за скотом вместе со своим мужем .

Ламзира Рапава, 72 года, пчеловод/предприниматель

В семьдесят два года Ламзира Рапава с легкостью управляет своим зеленым автомобилем и на ровных магистралях Зугдиди, и на горных дорогах Самегрело. Она никогда не искала легких путей. Всё началось ещё когда ей было 37 лет. Следуя совету коллеги, она решила заняться добычей мёда. В 1982 году эта профессия, тем более для женщины, не была обычным явлением в ее деревне Джуми (ранее Колхида).

“Он сказал [мне и другим женщинам], что занятие пчеловодством принесет нам дополнительный доход”, - вспоминает она слова коллеги. - “После этого  я попросила мужа помочь мне достать несколько пчелиных ульев. Мне не пришлось просить дважды. Он сразу принёс несколько штук". 

Пчеловодство в Грузии было и остаётся сугубо мужским занятием, связанным с изнуряющим физическим трудом и потому принято считать, что мужчины куда больше подходят для этого дела. Но тяжелая работа никогда не отпугивала Рапава. В 2016 году она с сестрой Дали и Тинатин Булия основала женский кооператив по пчеловодству “Нектари-2016”. Позже к ним присоединились и шесть коллег-мужчин. 

По мере того, как мы приближаемся к Джуми, высоко над прибрежными равнинами Западной Грузии, председательница кооператива Тинатин Булия показывает большое поле высоких желтых цветов. Эти цветы – секрет увеличенного медного урожая – золотарники, считаются хорошими медоносами.

У Рапавы амбициозные планы и выход на пенсию в них явно не входит. Недавние дорогостоящие лабораторные исследования, проведенные в Латвии, подтвердили чистоту и качество продуктов кооператива. Она хочет внедрить кочевое пчеловодство (которое включает в себя перемещение ульев в соответствии с сезоном и цветением растений), выращивать конкретные медоносные растения, открыть магазин и, наконец, начать экспортировать продукцию на внешние рынки.

“В пчел легко влюбиться”, -замечает она.

Действительно, они наполняют её жизнь смыслом.  “[Пчеловодство] украсило мою старость…Я стараюсь преуспеть в данном деле", - говорит она. – “Я хочу чувствовать себя на своём месте даже в таком возрасте”.

53-летняя Тинико Булия открывает улей для извлечения меда. Она является председателем женского кооператива “Нектари-2016”, состоящего из 12 пчеловодов в деревне Джуми на западе Грузии.
Пчела на руке Тинико Булия во время открытия улей. При работе с пчелами нужно быть очень спокойным, объясняет директор кооператива “Нектари-2016” Ламзира Рапава.
Ламзира Рапава (слева) и Тинико Булия (справа) ухаживают за ульями в деревне Джуми. Они вместе работают в кооперативе “Нектари-2016”.
Ламзира Рапава, открывая улей, починяет пчёл дымом. Дым получается вследствие сжигания картонных коробок.
Ламзира Рапава держит соты у ульев в Джуми. Рапава вышла за общепринятые рамки сообщества, когда в 37 лет решила заняться пчеловодством, которое считалось исключительно мужским делом.
Один из помощников Ламзиры Рапава упаковывает мандарины в большие мешки. У Рапава есть плантации мандаринов на окраине Зугдиди, а для ухода нанимает нуждающуюся в социальной защите семью.
Чайхана
О нас
|
© Авторское право