Жизнь на грани: бездомные в Ереване
Отказ от ответственности
Просмотры: 6928
Языки: 

В этот холодный зимний день солнце светит над Ереваном. Раскладывая перед собой “находки” за неделю, Валерий Геворгян надеется, что люди придут на Блошиный рынок в центре города и купят что-то.

“За день можно заработать до 1500 драмов ($ 3,12), иногда даже ни одного драма”, - отмечает 55-летний бездомный, который торгует на Блошином рынке около шести лет. “В холодные или дождливые дни клиентов нет, поэтому я должен тратить сбережения, которые у меня есть, или купить что-то в рассрочку”.

Для Геворкяна Блошиный рынок - больше, чем место торговли. Здесь его не/ официальное жилье. Потеряв свой дом, он, как и многие другие, оказался на улице. Лестница, подземный переход или скамейка в парке - это места, где аренду платить не надо. Сюда и приходят ночевать те, у кого нет другого места.

Бездомность была одним из непредсказуемых явлений постсоветской жизни Армении. Политическая нестабильность, вооруженный конфликт, социально-экономические трудности ознаменовали 90-ые годы, и масштабы нищеты резко возросли. Заводы перестали работать, рабочие потеряли работу, многие нашли утешение в алкоголе, семьи стали распадаться. Когда исчезла система социального обеспечения СССР, начали появляться бездомные и главным образом в столице.

Конкретных статистических данных нет, но, по некоторым оценкам, число людей, не имеющих постоянного места жительства, в Ереване составляет от 400 до 1000 человек. Они в основном спят в подземных переходах, в метро, ​​на строительных площадках или под мостами. Они выживают собирая металлолом и стеклянные бутылки из мусорных баков.

Когда удача на их стороне, они могут найти даже полезные предметы - неповрежденную кастрюлю, работающую игрушку, неповрежденный чемодан, их можно продать, например, на Блошином рынке. В очень удачные дни можно заработать до 10 000 драмов ($ 20,80), говорит Геворгян.

Общественная помощь непосредственно бездомным не предоставляется, но министерство труда и социальных вопросов Армении оказывает финансовую поддержку Фонду Ганса Кристиана Кофоеда, датско-армянскому благотворительному объединению, которое управляет единственным приютом в стране. В приюте могут поместиться около 108 человек на срок до трех месяцев. Существуют некоторые ограничения: например, люди с такими заболеваниями, как гепатит С, туберкулез или дерматологические болезни, не допускаются в приют.

По словам директора фонда Шаварша Хачатряна, с 2011 года приют помог более 1000 человек. “Для около 700 из них удалось организовать возвращение в их семьи или [переезд в] дома престарелых или найти работу для восстановления самостоятельной жизни. [У нас также были] иностранцы, и мы работали с посольствами их стран, чтобы отправить их на родину”.

В 2018 году, как отмечает Хачатрян, будет открыт центр для бездомных людей с гепатитом С, психическими расстройствами, туберкулезом, кожными и венерическими заболеваниями. Приют будет работать, чтобы предоставить этим людям документы, необходимые для получения государственной медицинской помощи.

Тем не менее, несмотря на помощь, которую предлагает приют, не каждый бездомный обращается в убежище. Действующие там строгие правила, например, запрет на алкоголь не всем по душе.

Несколько благотворительных столовых в Ереване также не подходят для таких людей, как Геворгян, которые пытаются купить еду на деньги, заработанные с  продажи разных предметов по всему городу.

Для них свобода является ключевым аспектом жизни. Они говорят, что отсутствие стен вокруг них не является недостатком.

Света, медсестра по профессии, живет под мостом конечной станции “Дружба” Ереванского метрополитена. После того, как ее уволили с работы, она начала собирать пустые бутылки для переработки и черствый хлеб для фермеров. Она живет со своей собакой Гиеной и с “детьми”, как она называет щенков Гиены.
Давид Варданян на любит общаться. Он родом из города Эчмиадзин. Ему 35 лет и он живет вместе с Робертом на станции метро “Дружба” уже более пяти лет.
С ноября 2017-го года сорокалетняя Мариам присоединилась к жителям станции метро “Дружба”. После продажи своей квартиры в городе она переехала в Нагорный Карабах со своей сестрой. Однако, поссорившись с ней, решила вернуться в Ереван. Мариам периодически получает поддержку от различных религиозных объединений.
В каждые выходные продавцы собираются на “Блошином рынке” недалеко от Республиканского стадиона имени Вазгена Саргсяна в Ереване. В этом районе живет много бездомных.
Бездомные жители района носят одежду, полученную от благотворительных организаций, или попадающую в мусорные баки. Они моются водой, нагретой на передвижных печах, а иногда ходят в общественные бани, где могут принимать душ.
Валерий (справа) и его жена Галина (слева), русская по национальности, в самодельной хижине, которая находится недалеко от Блошиного рынка. Они встретились в приюте Ганса Кристиана Кофоеда, и, когда истек трехмесячный срок пребывания Галины в приюте, Валерий решил не оставлять ее одну. Они поженились в 2016 году. В моменты, к Галина не ищет еду или вещей для продажи, она погружается в чтение русской литературы, читает книги Михаила Булгакова, Антона Чехова или Федора Достоевского.
До начала 1990-х годов 55-летний Валерий Геворгян работал на электронной фабрике. Когда фабрика закрылась, он еле мог свести концы с концами. Геворгян начал продавать старые вещи на разных рынках Еревана. Он говорит, что у него есть семья, но не выходил на связь с ними около шести лет.
62-летняя Лена Нерсисян тратит половину дня на сбор “товаров” из мусорных баков. Она говорит, что заработанных денег ей едва хватает на сигареты.
Когда Самвел Серпинян вышел из тюрьмы в 2013 году после отбытия 15-летнего срока за убийство, у него не было никого и ничего. Сейчас 56 летний Самвел живет рядом с Блошиным рынком. Среди других бездомных он известен как “Прош” (“губа” на армянском языке). Он получил это прозвище, потому что у него большие губы, к тому же - заячья губа.
В течение последних девяти лет 64-летний Роберт зовет домом этот подземный переход на станции метро “Дружба”. Он никогда не интересовался переездом в приют для бездомных в Ереване. Он напоминает ему тюрьму, и Роберт говорит, что у него там нет друзей. Он смотрит на жителей приюта как на “бывших алкоголиков”, с которыми он не хочет общаться.
80-летняя Эмма Саакян в этом году провела свою уже шестую зиму перед резиденцией президента, недалеко от станции метро “Баграмян” в Ереване. После того, как ее сестра умерла в 2012 году, Саакян утверждает, что она вследствие мошенничества потеряла дом, зарегистрированный на имя обеих сестер. С тех пор она сидит напротив резиденции президента и требует справедливости.
Чайхана
О нас
|
© Авторское право