Жизнь на грани: работа с сфере обслуживания
Отказ от ответственности
Просмотры: 10403
Языки: 

Работники жалуются на невыносимые, почти рабские условия труда, они возмущены кумовством и непатизмом при приеме на работу, тем, что их труд не ценят должным образом, а некоторые даже сравнивают свое рабочее место с  ГУЛАГом. Согласно www.jobrate.ge (веб-сайту, который позволяет сотрудникам анонимно оценивать компании, в которых они работают),  позиция в сфере обслуживания – самое ненавистное для людей в Грузии место работы.

Софио Коридзе разделяет подобный взгляд на ситуацию - ее четырехлетний опыт работы с клиентами в сфере обслуживания нельзя назвать приятным. На своей первой работе 30-летней журналистке приходилось дежурить в ночную смену в колл-центре одной частной охранной компании 12 часов  - с 9 вечера до 9 утра. Она добавляла несколько часов в свое расписание, чтобы получить дополнительный бонус, через сутки работая согласно убийственному графику по 17 часов 

"Я сменила не одно место работы, но везде сталкивалась с одной и той же проблемой.  В своем резюме  я стараюсь не указывать ничего негативного, так как не хочу, чтобы работодатель считал, что на  меня нельзя положиться.”

Сотрудников набирают по контрактам на должность консультантов c  заработной платой 400 лари (от 98 до 138 долл. США) в месяц, тогда как официальная среднемесячная заработная плата составляет 940 лари (384 долл) . Софио до сих пор может позволить  себе лишь делить квартиру с кем-то еще.

Ситуация Коридзе очень шаткая. В своей книге "Прекариат: Новый опасный класс" британский экономист Ги Стэндинг определяет "прекариат" как рабочий класс, образованный людьми с нестабильной  и низкооплачиваемой работой. По его мнению, прекариату не хватает "профессиональной идентичности" – в той ее степени, при которой самосознание человека связано с его профессиональной деятельностью. В Грузии это особенно касается сектора обслуживания  и работы с  клиентами.

Софио Коридзе, 30 лет, окончила факультет журналистики, но последние четыре года работает в сфере обслуживания.
"В магазин на Руставели требуется консультант", - объявление на одной из станций метро в спальном районе Тбилиси.
Работники розничной торговли заключают контракты с консультантами на условиях "гибкого рабочего графика" и выполнения широкого спектра обязанностей. Сверхурочные часы зачастую не оплачиваются.

После распада СССР экономика Грузии оказалась в состоянии “свободного падения” - с 1989 по 1994 год валовой внутренний продукт (ВВП) вновь созданной страны сократился почти на три четверти, годовая инфляция превысила 15 000 процентов, а заработная плата упала на 90 процентов, в результате чего тысячи семей оказались в  условиях крайней нищеты. После революции Роз 2003 года Грузия приняла неолиберальный экономический курс и сократила бюрократические препоны попыткам привлечь международные инвестиции. Результатом стало резкое увеличение темпов роста ВВП; однако плоды его не получили широкого распространения. В частности, снизился уровень занятости, а нормы трудового права часто нарушались: по словам ислледователя Стивена Джонса, в 2013 году каждый четвертый член  среднестатистической грузинской семьи эмигрировал в поисках работы.

С точки зрения работодателя ситуация является благоприятной. Миша Кордзахия, вице-президент Грузинской Ассоциации работодателей, Тбилисской организации, объединяющей сотни малых, средних и крупных предприятий, утверждает, что компании не хотят платить большие деньги людям, работающим в сфере обслуживания. 

Заработная плата в данном секторе определяется законом спроса и предложения: поскольку многие люди претендуют на эти рабочие места, у работадателей не возникает надобности платить больше.

"В трудовом кодексе, принятом в 2013 году, определены конкретные нормы в части расторжения договора, оплаты сверхурочных часов и прав женщин", -говорит Кордхазия, добавляя, что бизнес - это налогоплательщики, которых волнуют не гендерные вопросы и не бедные люди. "Бизнес нацелен не на увеличение рабочих мест, а на получение прибыли.”

Данные 2016 года демонстрируют, что 63 000 человек зарабатывают меньше установлено прожиточного минимума – это 167 лари ($68) в месяц - в то время как 25 000 человек имеют заработную плату ниже, чем 100 лари ($40) в месяц, а 21% из 3,7 млн. населения живут в абсолютной нищете.

Стесненные финансовые обстоятельства вынудили Левана Чалаташвили бросить учебу в сфере делового администрирования: его семья находилась далеко от Тбилиси, и он пытался прокормить себя сам, пока учился. Но это оказалось невозможным.

Первая работа 23-летнего парня в гипермаркете была связана с физической нагрузкой - сборкой полок, перевозкой и расстановкой продуктов и проверкой их срока годности; ему часто приходилось работать сверхурочно.

“Они изначально обозначили, что график гибкий. И ты все время находишься под строгим контролем камеры - они проверяют, с кем ты разговариваешь, кому улыбаешься. Болеть было вообще нельзя; как –то у меня случилось воспаление легких, в другой раз – инфекционный отит, но я знал, что если не выйду на работу, мне не заплатят”, - говорит он.

Левану Чалаташвили пришлось оставить учебу в университете из-за финансовых трудностей, и различные вакансии в супермаркетах - это единственное, что ему удалось найти. “За четыре года мне пришлось сменить пять рабочих мест и десять квартир. Вам знакомо чувство, когда вы просыпаетесь утром, и не ощущаете усталости? Мне нет.”
"Я собираю деньги на учебу.” В Тбилиси уже не редкость увидеть в общественных местах молодых людей, которые просят деньги, чтобы заплатить за учебу или аренду жилья, а частенько - и за то, и за другое.
"Сфера обслуживания требует как физических, так и эмоциональных затрат. Это так утомляет, что у студентов зачастую просто не остается сил, чтобы сосредоточиться на занятиях и образовании”, - говорит 21-летняя Нина Гочиташвили, которая работает в данной сфере еще со средней школы, чтобы обеспечить себе финансовую поддержку на время учебы.

Супермаркеты и точки розничной торговли находятся в центре внимания в связи с условиями труда, которые считаются неприемлемыми. Бывшие сотрудники сети супермаркетов "Никора" недавно рассказали об условиях труда, обнародовав также и то, что персонал обязывали покупать просроченные продукты. В начале 2017 года Министерство труда, здравоохранения и социальных дел расследовало случай эксплуатации и принудительного труда, в том числе смены до 60 часов в неделю, против законного максимума 48, необоснованное сокращения заработной платы и издевательства начальства. Сеть магазинов  Fresco, в которой все это и произошло, была оштрафована на 2000 лари ($818) за установку камер в женской раздевалке - практика, которую руководство пыталось оправдать тем, что подобные меры, якобы, были приняты с целью предотвратить “кражи и физическую конфронтацию.”

Женщины наиболее уязвимы, подтверждает вышесказанное Нено Чарквиани, член правления Центра Солидарности и Объединения трудящихся, неправительственной организации с офисом в Тбилиси, которая была основана в 2015 году для защиты трудовых прав, в частности в секторе услуг.

"Женщин эксплуатируют даже больше, чем мужчин. То, что считается естественной для женщины деятельностью (например, уборка, пунктуальность), не считается дополнительной работой. Поэтому женщинам за это не платят", - добавляет Нено.

 “Нелегкий труд” стал первой кампанией организации, в ходе которой были освещены проблемы и потребности людей, работающих в сфере обслуживания в супермаркетах.

Работа является ценным и редким товаром в Грузии, где официальный уровень безработицы составляет 14 процентов, и страх потерять место, даже если оно низкооплачиваемое, означает, что работники редко выступают против эксплуатации. Когда они все же осмеливаются заявить об этом, иногда происходят некоторые изменения, однако, незначительные.

“Если в магазине чего-то не досчитывались, они  вычитали стоимость товара из нашей зарплаты”, - объясняет Коридзе, работавшая когда-то консультантом в супермаркете за 240 лари (98 долларов) в месяц. "Как-то у всех вычли  по 100 лари, что составляло 40 процентов от нашей зарплаты. Мы вынуждены были протестовать, и руководство вернуло деньги .”

В основном же, у сотрудников нет никаких рычагов воздействия в подобной ситуации.

”Реалии сегодняшней Грузии таковы, что у людей, занятых в промышленности или сфере обслуживания, нет светлое карьерное будущее", - сетует Чарквиани. “В любой момент им могут предложить уйти, если работа их чем-то не устраивает.”

С 2015 года Центр Солидарности и Объединения трудящихся занимается защитой в области трудового права . "Те, кто работает в сфере обслуживания не имеют возможности обратиться за поддержкой к своим коллегам и, как результат, остаются одни против руководства. В конце концов, они не могут выиграть дело против целой компании, и в итоге просто теряют надежду. Это широко распространенная проблема, которая должна решаться коллективно”, - объясняет один из активистов центра Нено Чарквиани.
Заработная плата в сфере обслуживания 400 лари (98 и 138 долл.) Официальная средняя зарплата составляет 940 лари ($384), однако вице-президент Ассоциации Работодателей Грузии Миша Кордзахия утверждает, что "сотрудникам на низких руководящих должностях не приходится выполнять какие-либо сложные задачи.”
Манекен в офисе ассоциации работодателей Грузии используетсяся в основном для обучения строителей технике безопасности. Организация не согласна с тем, что предприятия должны уделять больше внимания благосостоянию своих сотрудников, работающих с клиентами, но активист Нено Чарквиани подчеркивает, что “тот факт, что работники вынуждены проводить на ногах большое количество времени, не имея свободной минутки, чтобы выйти пообедать, подъем и ношение тяжелых сумок и прочие неконтролируемые физически
Как говорят некоторые люди в сфере обслуживания в барах и ресторанах 10 -15% от общего чека – сбор за обслуживание, добавленный к окончательному счету - никогда не доходит до сотрудника, если посетитель не оставит чаевые непостредственно официанту.

  Автор рассказа Тома Сухашвили работает в сфере обслуживания.

Июль, 2018 Идентичность

Чайхана
О нас
|
© Авторское право